Сколько лет екатеринбургу сейчас в 2018 году

Закрыть ... [X]

   Завод УЗПС тоже решил сэкономить и на следующие бетонные полы пригласил левую и более дешёвую бригаду бетонщиков. Те им быстро сделали кривую бетонную стяжку, получили денежку и исчезли, а на этот пол заводчане поставили современную немецкую линию по обжигу чёрных саморезов. Уже тогда немецкие наладчики линии с сомнением смотрели на плохо выровненную бетонную поверхность, но смолчали. Поставили линию, запустили её и уехали в свой Фатерланд. А через месяц линия встала насмерть. Заводчане послали рекламацию, типа - Вы тут что-то не так сделали и линия бракованная....    Хотя сами мигом смекнули, что линия остановилась от бурно пылящего нового бетонного пола.    - Борис Геннадьевич, приезжайте...., - обратился ко мне ОКС (отдел капитального строительства) завода.    Мы стояли на новом бетонном полу и я с удивлением смотрел на бугры, бугорочки, красивые плавные впадинки, кокетливые ямки и просто ямочки на мокрой бетонной поверхности.    - Вот..., поливаем..., чтобы пыли было меньше. Борис Геннадьевич, придумайте, что можно сделать до приезда немцев. Если они увидят пылящие полы, то такую неустойку нам выставят.....!!!!    - А вы-то, как сами принимали? У меня сколько лет екатеринбургу сейчас в 2018 году вон два бугорочка было всего, а сколько ругани и нервов... А тут..., - с подколкой спросил заводчан и Михаил Павловича куратора от УралНИИАС.    Те болезненно поморщившись, печально вздохнули: - Борис Геннадьевич, давай забудем тот досадный инцидент. Сделай нам беспыльный и хороший пол. Чтоб от немцев отмазаться.    Обратись они ко мне на две недели раньше и наверно бы пасанул. Просто бы не знал решения вопроса. А тут совершенно случайно сошёлся с директором компании "ПромСити" Скачковым Валерием Юрьевичем. Нормальный мужик, внушающий доверие. Он в это время раскручивал в нашем регионе новые материалы. Как раз вот такие пропитки "Этераль" и "Литурин" и искал, кто бы их попробовал. На тот момент у нас была только пропитка "Ашфорд Формула". Но она была сложна в применении, практически один в один выглядела как вода, что всегда смущало Заказчика и главное, визуально не оставляла следов даже когда её правильно применишь. И тогда Заказчик с большим недоверием подходил к окончательному расчёту, вполне справедливо предполагая - "А не втюхали ли мне под видом пропитки обыкновенную воду?".    А вот с этими пропитками было всё наоборот и пропитывали, и обеспылевали, и подымали марку бетона. И это было наглядно видно невооружённым глазом Заказчика. Исходя из этого, я быстро составил договор. Получил аванс и работа закипела. Шлифанули, выровняли бетонную поверхность насколько это было возможно и в четыре слоя, "мокрым по мокрому", закатали серо-стальным цветом всю поверхность бетона в той части цеха, где стояла линия, как раз к приезду немцев.    - Вот видите..., - втюхивали наивным Гансам заводчане и, показывая на новенький пол, авторитетно рассказывали, - с нашей стороны всё в порядке. Пол, по вашим рекомендациям и всё остальное тоже, как вы говорили... А линия всё равно не работает....    Немцы озадаченно лупали глаза, соглашались со всем, обещая завтра приступить к работе и выяснить причину остановки линии. А я тихо посмеивался, вспоминая, как в Армении в 70х годах запускали первую линию в СССР по разливке чуть ли не Кока-Колы. Также иностранцы поставили новенькое оборудование. Запустили в праздничной обстановке в эксплуатацию и уехали. Линия проработала две недели и остановилась. Наши отправили рекламацию иностранцам. Те приехали и через час работы запустили линию. Три дня понаблюдали за работой и, констатировав нормальное функционирование - уехали. Через три дня линия ВСТАЛА. Иностранцы вновь приехали. Составили комиссию, куда сами вошли и проверили линию, которая оказалась совершенно исправной. Что и было отмечено в Акте. И простым нажатие кнопки простенько запустили линию. Но наблюдали за её работой неделю - линия вела себя безупречно. Уехали. Через три дня линия ВСТАЛА. Иностранцы вернулись и простым нажатием кнопки вновь её запустили, а через три дня нашли причину. Ларчик открывался просто - меньше надо Воровать. Так вот, работающие на линии просто не докладывали сахар, а машина останавливалась, когда не хватало необходимого количества ингредиентов.    Так и здесь. Немцы добросовестно прошлись в течение нескольких дней по всей линии, проверили все узлы и механизмы. Приготовились запускать и вот тут я чуть было не подвёл заводчан и до смерти напугал "белых и пушистых" европейцев.    Накануне мне позвонили с завода: - Борис Геннадьевич, завтра можешь проскочить к нам с каким-нибудь рабочим. Нужно будет шлифануть один квадратный метр пола и покрыть своей "Этералью"... Пока те возятся...    - Да никаких проблем.    На следующий день меня с рабочим Лёхой Красюком тихо завели в цех и показали этот квадратный метр прямо с торца линии, а немцы в это время копошились с другой стороны длинной линии обжига. Я, честно говоря, не ожидал такого количества пыли, которое мгновенно образовалось, как Красюк включил болгарку с алмазным диском и начал шуровать по бетону. Да ещё и с диким пронзительным визгом. И так совпало, что немцы в этот момент нажали на кнопку ПУСК, запуская агрегат обжига. На пульте весело замигали зелёными огоньками лампочки, символизирующие исправную работу, да и металлическая лента транспортёра плавно потекла в нутро умной машины. А в это время, с другого конца раздался ужасный визг, на который ошеломлённые немцы выглянули из-за корпуса линии и ошеломились ещё больше, увидев зловещие и огромные клубы дыма, как они сначала посчитали, вырывающиеся оттуда.    Немая сцена в пятнадцати секундном отрезке времени и дикий вопль, испугавший наверно всех рабочих на всей территории завода - Halt..... HALTTTTTTtttttttt.....!!!! Они неистово орали, забыв при этом, что надо ещё и ударить по кнопке - Стоп! А клубы пыли валили оттуда всё больше и всё более мрачные, визгливые звуки работающей болгарки поменяли свою тональность и ушли совершенно в другой диапазон, после которого всё разваливается со страшными последствиями.    - СТОЙЙЙЙЙйййййй!!!!!! - Орали уже все в цеху, - Красюк, сукаааа, Стой....!!! - Орал я вместе со всеми и бежал в сторону самозабвенно работающего рабочего.    Немцы наконец-то вспомнили о кнопке - Стоп! И одновременно ударили по ней. Вернее, тому кто ударил первый, досталось хорошо от второго и рука явно у того болела ещё несколько дней. Но линия была остановлена, а когда мы подбежали, Красюк закончил шлифование. На нас оглушающе обрушилась тишина и под изумлённые взгляды заводчан, немцев, да и моего из глубин густого пылевого облака, очень внушительно, в стиле Терминатора, выдвинулась щуплая фигура рабочего, держащего на перевес, выглядевшей на фоне щуплости Лёхи, огромной болгарки... Это надо было видеть. Причём вид у него был многозначительный и говорящий - "Сейчас я включу болгарку и ею попишу вас всех.....". Немцы это правильно поняли и, развернувшись, мгновенно улетучились на спасительную сторону линии, а вот заводчане наоборот были настроены агрессивно и также злобно обрушились с бранью на меня и Красюка, где рефреном, красной линией проходил страх, что вот сейчас немцы выкатят настоящую претензию по остановке линии и им придётся платить неустойку, да ещё командировочные немцам....    Но ничего.., пыль улеглась, мы закрасили этот квадратный метр, линия к вечеру нормально заработала и работала под контролем наладчиков немцев целую неделю безупречно, после чего они уехали. Работала она и потом без сбоев, исправно обжигая чёрные метизы. А нам предложили сделать пол уже в цеху цинкования проволоки. Сделать то мы сделали, но мне лично не понравилось, хотя заводчане похвалили нас и сказали, что на следующий год будут хорошие перспективы по объёмам полов.    Дела в компании шли хорошо, несмотря на досадные сбои, которые случались довольно периодично и касались в основном производственников. То они работали ровно какое-то время и выдавали приемлемое качество, то активно косячили.    Лёху Красюка мы поставили на полимерное направление и тот с жаром стал его осваивать и подбирать рабочих в полимерную бригаду. Закупили необходимое оборудование и брали его с перспективой. Так, первые в городе, приобрели дробеструйную машину, которая позволяла гарантированно подготовить бетонную поверхность к устройству качественных полимерных полов. Сделали несколько мелких полимерных объёмов. Получилось неплохо и мы решили запустить полимерщиков на серьёзный объём, благо он нам как раз подвернулся. Повезло Василию. Нужно было на Сортировке закатать полимерные полы в новом и модном магазине "Стелла". Всё сделали, как положено и самым последним штрихом в подготовке к заливке запустили дробеструйную машину, с подключённой к ней промышленным пылесосом. Чёрт побери - хорошо пошла. Бетон стал после её прохода ровным, чистым, чуть шероховатым, что позволяло в разы улучшить адгезию полимера к бетонной поверхности. И вот бригада Лёхи Красюка, под внимательными и любопытными взглядами менеджеров, приехавших для учёбы, директора, приступила к заливке полимера. И так хорошо всё пошло, что все вздохнули с облегчением и после первых 100 квадратных метров разъехались по домам, предоставив возможность бригаде спокойно работать без раздражающего надзора.    А утром - телефонный звонок и рёв разъярённого Заказчика, заставивший нас попрыгать в машины и помчаться на объект. Ну..., ну..... Как всегда. Всё сделано хорошо, можно сказать отлично, но прямо посередине красивого полимерного пола, на самом видном месте стояло большое красное ведро из-под полимера, которое засохло в полу. А когда его выдернули, хоть и получилось ровное кольцо, выдавленное ребром жёсткости в материале, но оно сразу бросалось в глаза любому зашедшему в магазин и портило весь вид красивого пола. Тут же стояли понурившись Красюк с бригадой и на вопрос - Какая сука это сделала...? Все только ещё ниже опускали головы. Крику и ругани потом было много и как не пытались как-то облагородить или замаскировать этот изъян - ничего не получилось и Заказчик наотрез отказался платить окончательный расчёт. Но, менеджер Василий, был ещё тот манагер и забил туда такую маржу, что мы авансом лихо перекрыли наши потери.    Надо сказать, что работа у полимерщиков была физически более лёгкой, но имела очень существенный минус. Все полимеры имели во время работы сильнейший, одурманивающий запах, про который мы вынуждены были указывать отдельным пунктом в договоре. Правда, он в течение пяти-шести часов исчезал, но ведь полимерщики эти часы его усиленно вдыхали. И довольно часто их забирали в милицию, когда они шли после работы домой, потому что имели внешне все признаки наркомана. Приходилось бросать все дела или подрываться ночью и мчаться в милицию, чтобы объяснять суть их работы и их не совсем адекватный вид. Были и другие нехорошие случаи. Правда, случались они у наших конкурентов. При открытии первой очереди торгового центра "Гринвич" в новый магазин "Ньюоркер" пригласили сделать красивые полы наших самых злостных и непорядочных конкурентов. Эта часть торгового центра уже работала во всю, за исключением "Ньюоркера" и конкуренты сразу же столкнулись с целым рядом неприятных моментов. Техника у них, в отличие от нас, был "убитая", промышленные пылесосы не выполняли свои функции в полном объёме и при работе образовывались хоть и редкие, но всё-таки облака пыли. А рядом с их площадкой находился целый ряд бутиков, начиная от меховых и кончая парфюмерией. Сколько было ругани со стороны владельцев бутиков, ультиматумов, махание кулаками, скандалы. Но апофеозом всего этого был вот этот неприятный и резкий запах. Решили полимерное покрытие закатать ночью, чтобы к утру запах улетучился и не тревожил нежное обоняние молодых сексапильных продавщиц и их таких же сексуальных покупательниц. А утром грянул грандиознейший скандал - вся полимерно-ядовитая вонь намертво пропитала все меха в соседних бутиках. Даааа.... Вот это были разборки и как уж они там разъезжались, крыто мраком...    А в это время фирма приняла на работу девушку Катю для развития рекламы нашей деятельности и представление компании на различных строительных выставках в Екатеринбурге и в регионе. Катя оказалась деятельной и опытной в этой нише строительного бизнеса. Участвовала в зарубежных выставках, когда работала в другой компании и сразу же развила бурную деятельность, где в первую очередь начала нас активно продвигать в рекламе, что сразу же сказалось на количестве звонков потенциальных заказчиков. Но тут тоже не обошлось без досадных моментов. Информацию о нашей деятельности размещали во всех источниках, хоть как то связанных со строительством или строительными материалами, даже не просчитывая какой сегмент читателей представляет данный печатный орган. Так мы разместили рекламу в строительном журнале "Ва-банк", который был рассчитан в основном на мелкого розничного покупателя и 80% звонков было от них с просьбой сделать полы в ванной или в туалете.    Но Катя быстро устранила эту проблему и вплотную занялась к подготовке к очередной строительной выставке, где тоже решили принять участие. Каждый раз, к новой выставке мы готовили какую-нибудь "фишку", чтобы привлечь к нашему стенду потенциальных Заказчиков и чтобы как можно большее количество участников выставки узнали о существовании компании "Полур". В этот раз решили пригласить моделей, чтобы они своей красотой и сексуальностью привлекали посетителей к нам.    Мы об этой фишке не знали и были приятно удивлены сообщению Кати, что сейчас к нам в офис придут несколько молодых женщин, из которых надо будет отобрать тех, кто нам нужен. От всех столов посыпались шутки, подколки, различный юморной словесный мусор с сексуальным уклоном. Но когда Катя, спросила о критериях отбора и кто будет проводить кастинг, вся мужская молодёжь несколько поутухла и начала уходить в сторону.   .... - Иэхххх..., пыонеры, - я решительно встал из-за стола, - только болтать языком можете о бабах. А когда до дела доходит и пшик получается. Я берусь за кастинг и сейчас покажу, как надо действовать - смело и решительно.    Через полчаса в офис скромно зашла стайка привлекательных девушек и молодых женщин с объёмными сумками, которых Катя сразу же увела в небольшую комнатушку, служившую нам одновременно кладовкой, кухней и складом, и комнатой для переговоров, куда мы убегали, если нужно было переговорить по телефону без помех и лишних ушей.    15 минут шуршаний, невнятных переговоров за закрытой дверью, шмыганье Кати туда-сюда и наконец-то выход по очереди претенденток на работу в нашу комнату под любопытные и оценивающие взгляды. Да..., красотульки..., высокие, стройные, молодые, кроме одной, блондинки, но которая несмотря на свой далеко за тридцатник возраст, смотрелась более эффектно чем молодые. Приятно было на них смотреть.... Но..., но... Красивые и закрытые платья.... И совсем не то, что надо. Все взгляды устремились на меня, а я поглядел на выстроившихся в ряд женщин, и спросил.    - И это всё? А где загадка? Где секс? Где голые плечи и откровенные декольте? Мы вас для чего пригласили? - Сидевшая за столами менеджерская молодёжь заморщилась в досаде, а потом ехидно захихикала от такой солдатской прямоты и, ожидая, что Борис Геннадьевича сейчас возмущённо пошлют, а вот соблазнительная, женская шеренга слегка ворохнулась, заулыбалась, правильно поняв посыл, и предложила второй выход. Ну..., это было совсем другое дело и платья откровенного покроя, и голые плечи с ну с очень откровенными декольте что сзади, что спереди и сами модели сразу стали смотреться совершенно по-другому. Поэтому и подведение итогов было тоже короткое: - Вы, вы и вы приняты на работу. А вам спасибо.    В этот раз выставка проходила в выставочном центре, около "Атриум Паласа". За час до открытия выставки "прилетели" модели и по очереди стали скрываться в укромном уголке нашего выставочного пространства, огороженного несколькими стендами. Переодевшись, подкрасившись, начепурившись, они также по очереди, выплывали оттуда и я в восхищении лупал глазами и глотал слюни. Чёрт побери!!!!! Где мои тридцать лет? Блондинка, Татьяна, тридцать пять лет, жена продвинутого бизнесмена, не работает, женщина в самом соку, в синем платье... В образе куклы Барби. Уууухххх...!!!! Света, 22 года, учится на юриста на последнем курсе, дочь известного прокурора, умница. Было бы мне тоже 22 года с ходу бы попытался её закадрить. Лена, тоже 22 года, но немножко не в моём вкусе, но тоже интересна....    Но мне было уже 50 лет и со вздохом лёгкого сожаления, я осмотрел коротенькую шеренгу, пытаясь как-то по приличней высказать своё сожаление увиденным. Но в голове ничего путного не складывалось, поэтому неожиданно приказал: - Мы сейчас заходим все вместе в закуток и каждая из вас выпивает по сто грамм коньяка.... Ну.... Не надо так удивлённо смотреть на меня. Выпьете за два раза - по пятьдесят грамм. Чтоб немного раскрепоститься. Это Приказ, - закончил категорично.    Немного побухтев, девчонки всё-таки зашли в закуток. Было тесно, но комфортно и приятно, когда они прямо прижались ко мне жаркими и молодыми телами, другими соблазнительными частями женской фигуры, а я в это время в пластиковые стаканы щедро лил алкоголь.    - Борис Геннадьевич, много..., - стенали модели, но добросовестно пили, мило махали ручками перед алыми губками и часто-часто дышали, а продыхнувшись, закусывая тёмным горьким шоколадом, вопрошали, - Зачем, Борис Геннадьевич?    А я, слегка обнимая их за талии, почти не скрываясь, заглядывал в таинственные глубины и так откровенных декольте и сердце давало сладостные сбои. Через пять минут такого интимного общения, поняв, что девчонок немного промяло, я их вывел из закутка и снова поставил их перед собой. Щёчки от алкоголя у них порозовели, глазки заблестели ещё лучше и ярче... Ну, теперь можно и провести занятие на высоком и методическом уровне.    - Девчонки, мы вас наняли на время выставки для того, чтобы вы привлекали своей красотой и молодостью потенциальных клиентов к нашему стенду. Чтобы вы их завлекали сюда и пока они стоят и пускают слюни глядя на вас, мы их окучиваем. Собираем визитки, рассказываем о себе, всучиваем им свои визитки, чтобы они запомнили через вас Нас. И другим потом своим друганам, которые вполне возможно занимаются какими-либо объектами, рассказывали - Что есть такая компания ПОЛУР, которая занимается ПОЛОВЫМИ ВОПРОСАМИ и такие у них там классные тёлки....    - Борис Геннадьевич..., - возмущённо зачирикали мои подопечные, - фууу..., какие тёлки? Чёрте в каком виде вы нас выставляете....    - Тихо...., - сурово осадил их, - никак я вас не выставляю. Просто 80% всей рекламы основывается на сексе и эротике. Вот для этого вас мы и наняли. А тёлки - это.., это такой мужской сленг. Не собираемся мы вас ни под кого ложить или раздеваться, но всё-таки.... Света, вот сюда выйди.    Высокая, стройная Света, со смелым декольте и высокой, красивой грудью, встала на указанное место.    - Посмотрите... Ну, что это такое? Самое красивое и привлекательное для мужчин и скрыто, - у каждой нашей модели через плечо шла красивая, широкая лента с надписью ООО "ПОЛУР" и с номером телефона, - вот и этой лентой, наша Света, почти укуталась. - Поэтому, сейчас показываю, как вы должны носить эту ленту. Света, только за мои руки хвататься не надо. Лишнего я себе не позволю, а лишь несколько тебя приоткрою для наших будущих Заказчиков. Светаааа...., я же говорю - не хватай меня за руки. Ну-ка, Смирно!    Честно сказать, я понимал Свету, хотя тоже самое буду делать сейчас и с остальными моделями. Да и мне тоже было сложновато держать себя в рамках. Я ведь тоже накатил коньяк, только несколько больше, а оголять самое красивое что есть у женщин - бюст... Да ещё когда это вынуждает работа... Главное, не переборщить.    Я отодвинул атласную ленту на самый край правого плеча, явив своему взгляду ещё пока полускрытую красивую грудь Светы, а потом смело стал раздвигать в стороны декольте.    - Света..., я же сказал - не хватай меня за руки, а то ведь переборщу. - А мне хотелось переборщить, но слава богу, там была тоненькая, нитяная перемычка, которая и не позволила переборщить. Но зрелище...!!!! Я окинул декольте и что там было довольным взглядом, констатировав.    - Вот так вы должны и ходить по выставочному центру все эти дни.    - Но, Борис Геннадьевич...., - попробовали возмутиться красавицы, но я быстро затушил все их возмущения.    - Девчонки, даже не спорьте. Вот для этого мы вас и набрали. Татьяна, теперь на очереди ты.    Кукла Барби сегодня была в облегающем шикарном, розовом платье, с чёрными вставками, выгодно подчёркивающие соблазнительную фигуру зрелой женщины. Правда, с декольте была проблема. Оно было не такое как у Светы. Что ж, пришлось тоже скомандовать "Смирно!", одновременно предупредив, чтоб не дёргалось, когда я буду показывать, как ей выглядеть. Эх..., приятно это не только показывать, но самому это делать. Следующая была Лена. Тут было всё проще и тоже приятно. Я получил массу приятных ощущений, тем более что все были без лифчиков и всё это дышало естеством и ощущалось под руками. За всем этим с не меньшим удовольствием наблюдали и наши менеджеры, участвующие в этом мероприятии. А участвовали все.    - Вот так и ходить...., - окончательно приказал я и пустил девчонок на маршрут. Но уже через пятнадцать минут, пришлось их снова собрать в кучу и сделать внушение. Так как они опять прикрыли свои прелести лентой. Заставив их снова выпить и опять, собственноручно, вернул их декольте в то состоянии, которое мне нравилось. Правда, при этом позволил себя и некоторые вольности, видя, что слегка опьяневшие модели раскрепостились и осмелели. И дальше всё пошло, как мы и планировали. Девчонки прямо потащили к нашему месту потенциальных Заказчиков. Причём, выбирали мужчин представительных и явно состоятельных. Вовсю флиртовали с ними около наших стендов, а мы в это время стригли у них визитки, сами всучивали им свои, расспрашивали об вполне вероятных объёмах, записывали откуда они приехали и задавали много других нужных вопросов. Все четыре дня выставки прошли на УРА и мы поимели богатый улов информации. Теперь только и оставалось её обработать.    -..... Борис Геннадьевич...? - Послышался в телефоне солидный голос.    - Да....    - Мы с вами познакомились на выставке, через ваших хорошеньких девушек. У меня как раз образовался большой объём для вашей компании. Вы можете завтра подъехать в область? Это километров двести от Екатеринбурга.    - Конечно, буду.    Да..., объём конечно был солидный, как и сам Заказчик. 10 тысяч квадратных метров полов в трёх огромных цехах и делать надо через месяц. Всё обговорили и договорились о первоначальных планах. На следующий день я уже туда выскочил с прорабом Сашей Гаврусь, сделали съёмку существующего бетонного основания, посчитали сметку и выставили окончательный расчёт, который вполне устраивал Заказчика. Но..., за эти дни вылезла некая щекотливость этого объекта. Наш Заказчик, был ген подрядчиком и строил этот объект под контролем "синих", которые в свою очередь контролировали весь процесс от имени очень большого человека, который и был конечным Заказчиком. И мы уже на объекте сталкивались со смотрящим. Мужик вроде бы ничего, но вспыльчивый, самолюбивый, с распальцовками и иной раз резко быковал. Правда, это в основном касалось других, уже работающих на объекте... А мы пока лишь только готовились заключать договор и выходить работать. Но всё равно было достаточно неприятно, когда на тебя смотрел смотрящий и его быки, которые везде сопровождали своего главаря.    В принципе, нам всё равно. Мы работаем с ген. подрядчиком, а тот уже общается и трёт все вопросы с "синими". Мы делаем всё нормально и тогда - Какие к нам вопросы?    Надеялись, что так и будет. А тут в один из наших визитов к нам подкатил смотрящий со своей бандой.    - Так.... Нам надо в одном из помещений пол сделать цветным....    Он благосклонно выслушал наше предложение по цветам и материалам и мы решили, что завтра сделаем четыре выкраса разных цветов пропиткой Этераль. А он посмотрит и выберет понравившийся цвет.    На следующий день мы приехали пораньше на объект, так как сам процесс нанесения в четыре слоя пропитки, был довольно длительным и занимал целый день. Решили делать четыре цвета - красный, зелёный, серо-стальной и жёлтый по тридцать квадратных метров каждый.    Вроде бы сам процесс нанесение цветной пропитки был простой, но тут имелись свои нюансы. Наши полимерщики были опытные, в возрасте, поэтому заострив их внимание на кое каких моментах, проконтролировав начало зелёного выкраса, я уехал, так как не видел необходимости стоять над душой и тереться около них целый день. Вечером они отзвонились и доложили, что всё в порядке.    А утром прозвучал уже совершенно другой звонок.    - Ты что? Ты кого за лоха считаешь? Меня что ли? - Зазвучал злобный голос смотрящего из телефонной трубки, - сюда давай гони на свою мазню. Тут разборки чинить будем....    - Саша, погнали..., - мы прыгнули в его новенький субарик и помчались решать проблемы, нервно гадая всю дорогу - Что там могло случиться и каким боком это нам может вылезти? Вариантов было совсем мало - только два. Отбазаримся - тогда всё нормально. Не отбазаримся - вполне возможно нас прямо там качественно отбуцкают. Убить, конечно, не убьют, но будет больно и очень обидно.    В таком горячечном раздрае мы и подъехали к объекту. Нас там уже ждали и ждали весьма нехорошо. Смотрящий и его быки, стоявшие в воротах КПП, сразу оживились, увидев знакомую подъезжающую машину, отчего стало понятно, что вопросы будут задаваться потом, после активного процесса маханья кулаками и ногами прямо на КПП, после чего нас поведут, а может быть потащат в цех, где на нашем Этерале, после риторических воплей отлупят ещё раз. Блядь, а у них тут всё схвачено и ведь не заявишь потом. Все на стройке будут дружно утверждать, что мы сами, по своей воле, непонятно зачем залезли на стрелу строительного крана и упали оттуда, да ещё каждый раз залезая обратно и падая. Благо он как раз и стоял недалеко от бетонного забора с зияющей дырой, которая своим провалом и подвигла на следующее решение.    - Саша, сворачивай туда..., - заорал я товарищу и тот, уже свернув к КПП, вдруг резко вильнул к дыре в заборе. Накрытые обильным облаком пыли, синие не ожидали такого манёвра и лишь только когда мы въезжали через дыру на территорию, ринулись в нашу сторону.    - Саша в цех и к Этерали... Хоть поймём за что нас бить будут...., - крикнул новую команду и, подняв новое облако качественной пыли, мы нырнул в полутёмный цех и через тридцать метров резко остановились у выкрасов. Где одного брошенного взгляда стала ясна причина, из-за которой нас сейчас будут бить. Если не выкрутимся.    Тот выкрас, зелёного цвета, который начинали делать рабочие при мне, гляделся отлично и ровно. А вот серо-стальной, жёлтый и красный щедро потрескался и эффектно загнулся краями в виде такыра в безводной местности.    Чёрт..., чёрт..., чёрт. Что говорить, как объяснять...???? В голове не было не единой толковой мысли. Да и откуда им взяться, когда в цех уже влетели быки со своим смотрящим с очень агрессивным видом.    Чёрт..., чёрт..., чёрт. А ведь надо что-то говорить...!!!!    - Ну..., чтооооо!!!??? - Заорал смотрящий, подбегая и накручивая себя ещё больше, чтобы расправа прошла более качественно, - суки, вы что мне решили впарить? Вот это говно!? Решили бабки на мне срубить, кинуть, а я тут потом расхлёбватььььььь....    Если бы это было кино, то по сценарию, он должен сейчас на себе с громким треском разорвать рубаху до пупа.... После чего, нас начали бы месить. Но он чуть-чуть не рассчитал. Воздуха ему не хватило на команду - Бей!!! Возникла пауза, во время которой быки сунулись к нам, но в этот момент послышался спокойный голос Сани Гавруся.    - А что тут за проблемы? Вы просили сделать четыре выкраса. Мы их сделали. Выкрасы показали, что жёлтый, красный и серо-стальной не подходят. А зелёный в самый раз. Посмотрите, как ровно, равномерно и красиво он лёг. Значит, его и надо брать в разработку.    Смотрящий и его быки, загнипнотизированные спокойной речью моего товарища, плавными движениями его рук, показывающие на выкрасы, послушно посмотрели на все цвета и вновь воззрились на нас. Как бы сам накал был сбит, но существовало вероятность что нас всё таки ещё побьют, правда уже гораздо легче. И смотрящий смотрел на нас, понимая, что эти фраера, просто его разводят. А в чём разводка, он не понимал и это его напрягало, толкая на подачу команды быкам, для поддержания своего авторитета. И тут Саша Гаврусь сработал вовремя и точно. В тот момент, когда смотрящий уже принял решение всё-таки нас поучить, Саша снова сбил накал простым вопросом: - Ну, так как? Останавливаемся на зелёном цвете? Вон, какой цвет - насыщенный и глубокий!    Фуууууу....., я тихонько, уголком рта выпустил воздух, видя как смотрящий непроизвольно и согласно мотнул головой, лишь потом добавив: - Я шефа своего сюда после обеда привезу. Пусть он посмотрит....   ....Только через пять километров мы оба и одновременно облегчённо выдохнули, а я повернулся к Гаврусю: - Саша, откуда это у тебя выползло? Я так испугался, что только мечтал, когда нас начнут месить, чтобы сразу вырубиться и ничего не чувствовать. А ты так спокойно....    - Да ты что, Борис Геннадьевич, да я сам чуть не обоссался. И говорил исключительно от испуга    - Ничего себе испугался....!? Мне бы так испугаться.... Приедем, надо нам этих скотов работяг встряхнуть. Зелёный то они при мне сделали наполовину, поэтому он и получился нормально. А остальные цвета поленились и накатали толстым слоем. Вот и потрещало. Сволочи. Из-за них чуть нас не нахлобучили.....    Ещё с дороги вызвали в офис полимерщиков для разборок. Мужики, каждому из которых было по 35-40 лет, повинились в своей халтуре. Если зелёный выкрас они сделали, как и положено: каждый слой из четырёх был раскатан до минимальнейшей толщины, что и дал качественный внешний вид. А остальные: во-первых, херово раскатали, а во-вторых, ещё не выдержали промежутки времени для просушки между слоями. Всё в кучу сделали, нарушив все технологии и уехали через два часа, после меня. Хотя весь процесс у них должен был завершиться вечером.    Конечно, морду мы им не били, но уж оторвались в оре. А когда рассказали, в цветах и красках, каким чудом мы избежали мордобития, на мужиков вообще было жалко смотреть. Казалось ещё минуты две ругани и они всей бригадой ломанут за водярой, чтобы нас упоить и тем самым смыть свою оплошность.    Ещё через день, обговорив все нюансы предстоящей работы, я отвёз Заказчику договор и счёт на приличный аванс. Причём, договорённость была следующая: как только мы заезжаем на объект и начинаем работать, нам сразу скидывают аванс.    Взяв с Гавруся клятвенное обещание, что через два дня он начнёт завозить туда оборудование, я уехал в отпуск на неделю к брату на Печору. И уже через три дня сделал контрольный звонок прорабу.    - Саша, ну что? Заехал?    - Нет ещё... Завтра или послезавтра точно....    У брата задержался ещё дня на три и все эти дни Гаврусь кормил меня "завтраками". Несколько раз звонил с вопросом "Когда?" и Заказчик и я ему тоже обещал - завтра, послезавтра....    - Саша, что за фуйня? Прошло десять дней, а ты ещё не заехал, - я раздражённо выговаривал прорабу, когда вернулся из отпуска, а тот мычал в ответ и никак не мог объяснить причину задержки, - Саша, слушая приказ! Сейчас идёшь готовиться, а завтра с раннего утра грузишься и в обед ты на объекте...    Так всё и сделали. В одиннадцать часов он отзвонился с дороги и я с облегчение набрал номер телефона Заказчика.    - Андрей Петрович, через час мы разгружаемся у вас и начинаем работать. Аванс сегодня или завтра скинете?    - Можешь, Борис Геннадьевич, разворачивать свою машину обратно. Поздно выехали....    - Постойте..., постойте, Андрей Петрович, почему поздно? Вы наверно не поняли меня. Мы ранним утром загрузились и уже через час будем у вас на объекте....    - Это ты меня, Борис Геннадьевич, не понял. Ты мне всё обещал и обещал, а сам не выезжал. Вот я и других нанял. Они там уже три работают и аванс я им позавчера скинул...    Блядьььь.... Вот это облом. Там была забита весьма высокая маржа: и компания зарабатывала очень приличные деньги и я получал очень отличный процент. И терять это из-за проявления лени прораба было очень обидно.    Два дня шли разборки внутри компании, выясняя причины, такого сбоя. Было много ругани, сказано достаточно обидных слов прямо в глаза Сашке Гавруся. Блин, такой кусок денег уплыл. Главное, ведь было обговорено всё и только лень Сашки, помешала всем заработать эти деньги. Очень приличные деньги за 2 месяца работы.    Но годы были жирные, ушёл этот объект жирненький, тут же пришёл другой и страсти по пролетевшему объекту постепенно улеглись.    А через пару недель прозвучал звонок.    - Борис Геннадьевич, это Андрей Петрович. Не забыли ещё нас?    - Да как забыть, такой объект, да ещё когда он пролетает мимо да по своей вине, Андрей Петрович.    - Вот и хорошо, что не забыли. Тут изменились некоторые обстоятельства и возникло желание всё-таки вами сделать объект.    - И какие это такие хорошие обстоятельства?    - Приезжайте завтра к одиннадцати часам на объект, там всё и обсудим.    А обстоятельства, которые вынудили Заказчика поменять своё решение в нашу пользу были довольно интересные. Всякое видел, слышал, но такое увидел впервые.    - Сегодня, Борис Геннадьевич, четверг и такую картину я наблюдаю с понедельника. - Мы шли с печальным Андреем Петровичем по первому цеху. Если он всё это наблюдал с определённой долью фатальности, то я глядел на открывшуюся картину с весёлым удивлением, только что не ухал - Ух... ты....!    В жизни такого не видел. Вернее видел в одиночном исполнении, а тут целая групповуха аж двадцати мужиков и в разных позах. Апофеоз войны или поле прошедшей битвы на самом деле выглядело бы гораздо бледнее. И если на поле битвы тела лежали убитые оружием, то здесь все были убиты или ранены водкой.    Колоритная группа из трёх мужиков, попавшая нам первыми на глаза, смотрелась очень живописно. Все трое безмятежно спали, уйдя в счастливый аут в совершенно невозможных позах для спанья. Зачем мужик полез по стремянке на крышу будущих кабинетов АБК этого цеха....? Это наверно останется до конца загадкой. Но сейчас рабочий висел, зацепившись монтажным ремнём за мощный крюк, наполовину согнутый в районе пояса, со слюной, тянувшейся до самого пола, где она соединялась с маленькой лужей. Тут же, перекосившись по стене и упёршись в этот же крюк, стояла не упавшая стремянка. И рабочий спал и даже громко пёрднул, когда мы смотрели на эту забавную картинку.    Другой видать, в последний миг, когда он мог ещё соображать, попытался сесть на здоровенную катушку с толстым чёрным кабелем, но в этот пиковый момент произошёл мгновенный отрубон и тот благополучно перекувыркнулся через катушку, приземлившись мордой на бетон и так и заснул в изогнутом состоянии, оставив ноги на катушке.    Третий спал в более пристойной позе, но приближаться к нему мы не стали, так как от него несло хорошим запаханом мочи и гавнеца. И хорошая лужа под ним многословно и многослойно рассказывала о уже многочасовом сне, данного экземпляра...    Потом мы вытаскивали работягу из канавы наполовину затопленной водой и цементным молочком, другого не трогали, хотя он блаженно лежал в штукатурном растворе....    Свежеуложенная бетонная стяжка, выполненная ещё в первый день, изобиловала следами кирзачей в разных направлениях, растопыренными пятернями и следом от волочения чего-то тяжёлого - скорее всего это было тело очередного упившегося. Короче убитая стяжка насмерть и её придётся демонтировать.    Когда мы добрались до эпицентра грандиозной пьянки, то тут неожиданно для себя обнаружили индивидуума, который подавал некие признаки жизни, как-то - вскидывание по лошадиному голову, в попытке рассмотреть - Кто это к нему заявился? Кто это такие шастают по его территории? Пучанье и хмурение глаз, в попытке придать значимость своей фигуры.    - Ну а это, Борис Геннадьевич, их бригадир. Блин..., самый ответственный... Во.., как сурово вращает глазами...., - печально пошутил Заказчик.    На этом бригадир и сдулся. Откинулся на стенку сзади себя, булькнул что-то и съехал по ней немного вниз, отвалившись на бок. А рядом с ним, стоя на коленях и упёршись лбом в стену, стояло и спало ещё одно рабочее чмо.    - Во..., блин... Вот так, Борис Геннадьевич. До аванса они работали нормально, а когда им выдали аванс - вот это и произошло.    - А что ваши - синие? Взяли бы и отпинали....    - Пфффф...., пфффф..., - пусканул удручённо воздух Заказчик между губ, - и это было. И всё равно по фиг. Им пьяные брёвна совершенно неинтересно пинать. Вызвали они сюда менеджера, руководство. Бить, конечно, их не били, но сурово поговорили. На следующий день новую бригаду привезли, а к обеду и старая и новая... Ну вот..., ты сам видишь.... И на меня тоже наезжают. Так что давай, Борис Геннадьевич, тащи завтра договор и выходи.    - А как с авансом?    - Я тебе скину, но пока только половину денег. Как только они мне вернут хотя бы часть аванса, я тебе докину. Давай, Борис Геннадьевич, выручай.    Я, как только отъехал от завода, чтоб меня не было видно, сразу же позвонил Гаврусю: - Саша, готовь бригаду. Через три-четыре дня выходим на твой объект, который ты так славно профукал, а я сейчас всё это выкружил обратно...    За час до окончания рабочего дня примчался в офис, быстро сварганил заново договор подряда, уточнив только пункт о получении аванса, выписал счёт на аванс, а с утра заявился в офис Заказчика.    Андрей Петрович с довольным видом принял документы и осторожненько спросил: - Борис Геннадьевич, ну...., а когда на объект выйдешь?    - Как аванс, Андрей Петрович, падает, на следующий день выхожу.    - Отлично, я прямо сейчас иду в бухгалтерию и даю команду на аванс. Получается - завтра ты увидишь деньги.....    -....А рано утром мы выезжаем и в одиннадцать часов на объекте, - закончил я.    Ударили по рукам и я уехал. Весь день у меня царило отличное настроение, а утром первым делом завернул в бухгалтерию: - Деньги по моему договору пришли?    - Нет, Борис Геннадьевич, пока нету.    Прошёл час - денег не было. Через два часа тоже. Хм....!?    Ещё через час набрал Заказчика: - Андрей Петрович, так ты аванс скинул? А то денег мы что-то не видим....    На том конце линии связи слышалось тихое покашливание и сконфуженное хмыканье.    - Так что...?    - Тут, Борис Геннадьевич, такое дело. Ты только уехал, как приехало всё руководство той фирмы, ударились лбами об мой стол и клятвенно заверили, что с завтрашнего дня работать все будут, как положено. Очень просили.... И я решил им поверить. Борис Геннадьевич, вот твой договор лежит у меня здесь на столе - если что-то опять у них не заладится, то сразу же подписываю с тобой. Я их об этом предупредил....    Чёрт..., второй подряд облом с объектом здорово меня огорчил и разочаровал. Рано, блядь, радовался. Забегая вперёд скажу, конкуренты сумели мобилизоваться и сделали полы в пределах нормы. А для меня это стало хорошим опытом.    Погоревал немного и случайно наткнулся на небольшой склад в 1000м2 на окраине города. Фирма, которая хорошо торговала в нашем регионе табачными изделиями приобрела склад в собственность и решила привести его в порядок. В том числе устроить и современные полы. Работа была плёвая и Саша Гаврусь справился с ней без замечаний. Но вот потом мне пришлось побегать за Заказчиком, который выплатил нам лишь часть окончательного расчёта за выполненные работы и задолжал около 55 тысяч рублей. Долгие и нудные переговоры по телефону ни к чему не привели и мы сговорились встретиться в их офисе.    Я прибыл к назначенному сроку, а Заказчик отзвонился и попросил подождать минут двадцать, пока он по пробкам добирается к офису. Офис, надо сказать, у них шикарный и занимал практически весь одиннадцатый этаж высотного здания, а слоняясь по длинному коридору стал невольно присматриваться к многочисленным фотографиям на стене. А когда присмотрелся, удивлённо присвистнул. Ни фига себе, как люди на табаке хорошо торгуют и жируют от этого. Примерно на 50 цветных фото демонстрировалась работа и жизнь офисного персонала фирмы. Работа - понятно, она на всех фото одинакова. Но вот корпоративный отдых!!!!! О таком я только слышал или читал. Всем офисом выезд за границу. На три дня. И ни в какую-то банальную заграницу. Вот четыре фото с ЮАР. Причём одно явно с саваны и с охоты. Вот остров Тенерифе и знакомый мне город Санта Крус, а это.... А это Новая Зеландия и целый ряд экзотических мест. Даже остров Пасхи с её статуями.    Как говориться - Вот ведь суки. На наши 55 тысяч катаются на отдых.    Вскоре пришёл Заказчик и в своём кабинете снова занудил: - Борис Геннадьевич, ну чё ты опять со своими 55ью тысячами. Да плюньте вы на них. Для такой компании как ПОЛУР", да ещё когда она так хорошо заработала на нас, ну 55 тысяч рублей..., ну прямо смешная цифра. Да махните вы на неё рукой. А мы компания маленькая..., бедная... Знаешь, как тяжело торговать табаком?    - Ээээ..., - я помотал пальцем над столом, - не потянет. Маленькая и бедная компания!? Пойдёмте, выйдем в коридор...    Слегка удивлённый Заказчик вышел за мной и поглядел на стену, куда я ткнул пальцем: - Я тут погулял немного, фотки посмотрел и посмотрел, как вы отдыхаете. И вы ещё говорите про бедность. Давайте не будем ля.... ля...    Заказчик коротко хохотнул и легко согласился: - Уел..., уел..., Борис Геннадьевич. Хорошо, скину я тебе эти деньги. Тем более что у меня в проекте несколько крупных объёмов по полам, а такими подрядчиками кидаться не хочется.    И ведь скинул, буквально на следующий день. И действительно, через месяц он снова пригласил меня уже на новый склад, который делился как бы на две части.    - Борис Геннадьевич, посчитай мне, во что обойдутся полы. Но только сделай так. В этой половине полы зелёного цвета, а в этой красного насыщенного цвета.    - Не понял! А зачем вам такой резкий перепад цветов?    - А у меня склад будет круглосуточно работать и чтобы водители погрузчиков ночью не засыпали. Будут из помещения в помещение переезжать и вот эта резкая смена цвета будет раздражать глаза. - Увидев мой удивлённый взгляд, он уже не так уверенно закончил, - я надеюсь на это.    А что - интересная идея. Тут зимой к нам обратилось руководство известной дискотеки "Снег" на Блюхера. Так они попросили сделать танцпол из аспидно чёрного цвета. Мы стали на дыбы, типа - Да вы чё? Смотреться не будет... Но те нас уговорили да и площадь танцпола была приличной в 1000м2. Выговорили только, чтобы в полу были блёстки. А когда сделали и увидели своими глазами, то поняли - отличный у них дизайнер. Чёрный пол с блёсками, дающими весь разноцветный спектр брызг и лучиков под специальной подсветкой, чёрный потолок - давали потрясающий эффект, что здорово прибавило популярности этого заведения.    Всё я ему посчитал, дал расклад материалов, но на работу он взял других.    - Дорого у тебя, Борис Геннадьевич, а они на несколько сотен тысяч меньше дают. Представляешь сколько я табака куплю на эти деньги, перепродам и получу прибыли?    - Хорошо. А вот мои аргументы. Я знаю какого качества они сделают вам полы и для этого склада и тех высоких стеллажей, которые вы хотите здесь устанавливать их ровность будет просто неприемлема.    - Ну.., тогда, будут переделывать за свой счёт, - беззаботно отмахнулся Заказчик.    - Вы наверно не слышите меня. Я знаю этих "диких" половиков. Знаю, что у них даже нет гаража, где они могли бы держать своё оборудование и все полученные деньги они делят между собой сразу. Нету у них денег. Да и как я понял, склад вы должны запустить в конце месяца, а с переделками, даже за ваш счёт, вы его запустите, дай бог, к концу следующего месяца.    - Ерунда, я им тут такой контроль устрою....    Прошло три недели и по просьбе табачного Заказчика я прибыл на склад, только обговорив условие - что когда я туда прибуду, никого из конкурирующих половиков там не должно быть. Полы были выполнены, как он и задумывал - в двух цветах. Затёрта поверхность была неплохо. И на этом всё нормальное кончалось. А дальше шли кривые полы.    - Что делать?    - Что..., что...? Нас надо было нанимать - вот что надо делать было? Пожалели копейки и теперь влетели на рублях...    - Хорошо. Проехали. Сейчас-то что мне делать? Стеллажи ладно..., выставлю. Но ведь погрузчик на самую высоту в 6 метров не подымет товар...    - Демонтировать эти "дунайские волны" нужно. Причём, участками, но тогда пол будет в многочисленных заплатках. И эстетики уже никакой. Вы ж говорили, что заставите их за свой счёт демонтаж и новые полы сделать, - ехидно закончил я.    - Ааааа.... Нету у них ничего, как ты и говорил. Вон в углу их оборудование арестованное стоит. А толку то - одно старьё там. Возьмёшься?    - Не ак...    На том и расстались. Но через месяц он меня снова позвал и я увидел то, что и ожидал увидеть. Вырубленные и снова залитые участки пола в виде многочисленных прямоугольников и квадратиков с выступающими над основным полом границами на миллиметр-два, или наоборот на столько же утопленные. Общий вид был безобразный ещё от того что красный цвет на заплатках варьировался в разных оттенках.    - А цвет почему отличается? - Возмущённо задал вопрос Заказчик, - красный ведь есть красный. Я сам следил, чтобы они его сыпали, как положено.    Я долгим взглядом посмотрел на Заказчика. Почему-то вспомнился объект на Изоплите. Там делали склад под ликёро-водочную продукцию и Заказчик предъявил нам предъяву - пол неровный и когда погрузчик будет перемещать на поддоне ящики с алкоголем, они упадут и разобьются. Мы тогда предложили Заказчику - А давайте наберём полное ведро воды, поставим его на поддон и погрузчик на средней скорости провезёт по всей длине склада. Если выплеснётся вода из ведра хоть немного, тогда будем думать, что делать. Если нет - вы принимаете полы. Так и сделали и Заказчик вынужден был принять работу.    Но здесь была другая ситуация и, посмотрев на Заказчика, объяснил разнобой цветов: - Для того чтобы была однородность цвета, на заводе производителе топпинга всё это делается в одной партии. А тут другая партия. Вот в цвет и не попали. Да ещё наверняка топпинг рассыпали вручную, а не тележкой. То есть сыпали, как попало и неравномерно. На один квадратный метр попало 4кг топпинга, на другой 4,5 кг, на третий 3,5 кг. И от этого тоже разнобой идёт....    Время шло, мы суетились: менеджеры по своей линии, производство по своей, а директор, Вячеслав Леонидович, совсем запырхался, взвалив на себя решение всех задач и проблем, которые реально придавили его. Красные глаза и вечно усталый вид в последнее время стали непременным атрибутом внешнего вида директора. А как-то мы обсудили в офисном кругу этот вопрос, с удивлением констатировав, что наш хозяин уже несколько лет не был в полноценном отпуске. И вот тут начался штурм Вячеслав Леонидовича и после вялых попыток отбиться, он сломался и согласился уехать с женой в десятидневный отпуск в Сочи. Хотя мы также понимали, что десять дней отдыха, когда его выключили из активного процесса, когда не нужно каждую секунду решать какие-либо вопросы и задачи, причём насущные вопросы..., когда мозг не работает в поиске... Это для него будет самой натуральной пыткой. Что и подтвердил мой звонок директору.    - Ну как отдыхается, Вячеслав Леонидович?    - Хреново, Борис Геннадьевич...., - голос из трубки донёсся без экспрессии, уныло и обречёно, - осталось ещё три дня, а я не знаю чем заняться. Бесконечные хождения по пляжу, по городу и набережной меня уже достали. На море глядеть уже не могу, потому что оно не ровное, как наши полы. Всё колыхается, волны ломаются. Короче вот такой звиздец.    - Да..., печально. Но я, по крайней мере, могу вам подсказать, чем заняться, хотя на сегодня.    - Хм...., - заинтересованно хмыкнули в ответ.    - Вячеслав Леонидович, поздравляю вас с Днём Танкиста. Желаю вам...., - дальше я не успел.    - Так что, сегодня 9ое сентября? - Радостно-удивлённо вскрикнула трубка голосом директора.    - Да, Вячеслав Леонидович, сегодня 9ое сентября, День танковых войск, в которых вы имели честь служить на срочной службе....    - Борис Геннадьевич, я теперь знаю чем сегодня заняться...., - в трубке щёлкнуло и Вячеслав Леонидович наверняка скорым шагом удалился в сторону места, где можно было тут же опрокинуть сто грамм и спокойно обдумать, как достойно провести свой военный праздник.    Вернулся он из отпуска отдохнувший и первые пять дней радовал нас свежим видом и нормальными глазами, но как всегда производство уже через неделю заставило нас усомниться - А был ли Вячеслав Леонидович в отпуске? В Сочи? Так как он опять был придавлен целым ворохом проблем и красные глаза снова заблестели на его лице.    А пока мы сделали полы на второй половине цеха на заводе УЗПС. И тут снова прозвучал телефонный звонок с выставки. Нужно было сделать полы на заводе "Энергомаш" на Фронтовых бригад. Да..., впечатляющие объёмы. И с энтузиазмом включился в разработку коммерческого предложения, но потом энтузиазм потихоньку спал. Сказали, что будет организован тендер и к этому всё шло. А тут стала просачиваться информация о старом подрядчике по полам "Север Строй", он им сделал 5 тысяч квадратных метров мозаичных полов. Я их видел - эти полы. Помимо того что их нужно сделать, за ними необходимо и грамотно ухаживать первые хотя бы 7 дней. Засыпать опилками и проливать опилки водой, чтобы становления пола проходило постепенно и плавно. Даже обыкновенная полиэтиленовая плёнка, уложенная на пол, сыграла бы свою положительную роль. А те сделали и в принципе сделали неплохо и так и оставили открытыми в тёплом помещении, да ещё карты сделали большими квадратами по 5 метров. Вот и в результате стремительного высыхания карты загнуло по краям, а процессе банальных пешеходных нагрузок их стало ломать. Завод выставил претензию и предложил переделать хотя бы частично, но у компании "Север Строй" таких денег не было и тогда завод предложил тем сделать совсем по бросовым ценам очередную большую площадь. То есть подставной тендер. Так оно и получилось. Разочарованные и злые мы разъехались по своим фирмам. А через неделю мне позвонили с Фронтовых Бригад и предложили встретиться.    - Мы посмотрели коммерческие предложения, которые выставлялись вами на тендер, на заводе, и нас заинтересовало ваше предложение..., - со мной разговаривал директор компании, которая ходила тоже под Энергомашем, но к заводу имела опосредованное отношение, - вот мы и хотим вам предложить сделать полимерные полы на нашей электростанции в городе Реж. Мы её только построили и она проходит цикл пуско-наладочных мероприятий. Завтра можете с нашим специалистом проскочить туда и определиться с работой?    Сама новенькая электростанция понравилась, огромный куб здания, внутри две большие газовые турбины, опутанные многочисленными трубопроводами, но вот, таких бетонных полов я ещё не видел. Как будто собрали всех таджиков с округи и они ладошками хлопали по мокрому бетону, выравнивая его. Но на мой ироничный скептицизм представитель компании лишь равнодушно пожал плечами: - Да нормальный пол... Мы его делали сами, а вам его надо лишь немного подровнять и сделать по нему красивое полимерное покрытие.    Я сделал задумчивое лицо, лихорадочно прокручивая вариант возможности накрутки цены и начал рассуждать вслух: - Да сделать красивый полимерный пол не проблема. Вся проблема в выравнивание бетонного основания. Тут даже на глаз видны перепады высот в три сантиметра и чтобы его, как вы говорите - подровнять, мне придётся прогнать по всей площади шлифмашину раз шесть. Мы, по своему основанию, выполненному нами же, сразу запускаем дробеструйку, а тут вот столько раз шлифмашину, а потом ещё и дробеструйку. Дальше: очень много примыканий и мест, куда шлифмашина просто не пройдёт, я уж не говорю про дробеструйку, поэтому там придётся работать вручную и в очень стеснённых обстоятельствах. Да ещё раком. Ну и шпаклёвку тоже нельзя сбрасывать со счетов. Так что пол будет для вас почти золотым.    Я думал представитель Заказчика сразу ринется в спор, оспаривая высокую цену вопроса, но тот опять пожал плечиками и буркнул: - Вы кидайте коммерческое предложение, а там будем обсуждать.    Что ж, писать и натягивать цену в коммерческих предложениях, мы умеем. У каждого менеджера был свой творческий подход к составлению такого документа. Я старался сначала словесно описать глубину проблемы со всеми минусами, а потом всё это обосновывал в смете, подробно, разбивая работу на мелкие этапы, пункты и пунктики, тем самым на чисто психологическом уровне и визуально большим разделом "Работа" давил на Заказчика и ненавязчиво приводил его к мысли о сложности устройства полов.    Так и здесь: накрутил, навертел и скинул по электронке коммерческое положение. Скинул, потом сразу пожалел. Чёрт, слишком высоко ценовую планку задрал... Завернут и откажутся, хорошо если не обматерят....    Но уже на следующий день прозвучал звонок - Приезжайте, будем обсуждать. Думал, что меня начнут ломать по цене, но они на это даже не обратили внимание и всё обсуждение свелось к мелочёвке. А ещё через неделю мы подписали договор и нам скинули 80% аванса от цены договора и я получил причитающиеся мне солидные проценты от маржи. Сама работа на этой электростанции была выполнена качественно и в срок и запомнилась только одним забавным эпизодом. На станции стояли чуткие газоанализаторы и как только мы начинали наносить полимерное покрытие, которое испускало сильный и резкий запах, приборы улавливали их и сразу же останавливали работу турбин. Мы то не обращали на это внимание - ну... замолкли турбины, ну а нам то что? А вот наладчики начинали метаться вокруг турбин, выискивая, откуда мог проникать или исходить газ. И только, когда мы нанесли первую половину полимерного покрытия они догадались в чём дело и наехали на нас с претензией, запретив работать. Но если Устав Караульной службы или Правила Дорожного Движения пишутся кровью, то наши договора пишутся рублём, поэтому там был небольшой пунктик, заранее предупреждавший Заказчика о сильном и неприятном запахе и мы запросто отъехали от претензий. Не знаю, как бы разрешали эту ситуацию дисциплинированные немцы и японцы, но русские с обоих сторон почесали затылки, прекрасно понимая, что одновременно надо и полы катать и продолжать пуско-наладочные работы... Почесали и простенько решили: да и хрен с ним с запахом. А завяжем мы чуткие приёмники газа грязными тряпками, что мигом сделали и удовлетворённо закивали головами, когда приборы уже не сработали на резкий полимерный запах. У меня даже создалось стойкое впечатление, что они потом забыли снять тряпки с этих приборов и они продолжали эксплуатировать электростанцию в том режиме и после пуско-наладочных работ.    Полы Заказчику понравились, а тогда всей системой Энергомаша рулил известный гражданин Степанов, компания была богатой, заказы на эти мобильные и быстровозводимые электростанции обильно сыпались на Энергомаш и нам предложили такие полы сделать и на других электростанциях - Магнитогорск, Тамбов, Крымск и Барнаул. И что было очень приятно - цены оставались высокие. Так например, не выезжая на сам объект, для определения объёмов работ, а только проведя переговоры по телефону, я заключил договор на полы на электростанцию в городе Крымск на Черноморском побережье на общей площади в 1000м2, сделали за месяц полы, после этого ещё несколько телефонных звонков в город Волгодонск, где был головной офис электростанций региона, скинул туда по электронке КС2, КС3 и счёт-фактуру, получили окончательный расчёт и вот за всю эту работу я получил 70 тысяч рублей. Хорошая сумма, когда средне месячная зарплата в Екатеринбурге была в пределах 7 тысяч рублей. Но вот самую большую электростанцию в Барнауле нам не пришлось делать. Увидев, какие большие суммы наша компания зарабатывает на их объектах, они решили сами оседлать этот ручеёк, нашли каких-то левых полимерщиков, навязали свою цену и те благополучно завалили устройство полов в Барнауле. Был большой скандал по этому поводу, а тут на федеральном уровне докопались до самого Степанова, посчитав, что он живёт не по средствам и возбудили уголовное дело. Но всё равно от работы с Энергомашем, а в особенности от тех денег, которые я получил от них, остались очень приятные воспоминания.    Ушёл Энергомаш, я же нашёл новый крупный объект - торговый центр "Гермез Плаза" 16 тысяч квадратных метров стяжек и полов, которые надо было нам сделать.    Коробка "Гермез Плаза" стояла на ул. Малышева и давно притягивала мой взгляд. Да и не только мой, но у нас ещё не было опыта работы с такими объектами и никто из менеджеров туда не совался. А я решился. За строительством стояло Общество "Малышева 73", вот я и пошёл по этому адресу. Пятиэтажка, первый этаж заняты небольшими магазинчика разной направленности, остальные четыре жилые. Обошёл несколько раз здание по периметру и ни черта не нашёл означенную организацию. Постоял немного на улице, поглядел на магазинчики первого этажа и зашёл в обувной.    - Девчонки, - обратился я к молоденьким продавщицами, - а где тут строительная компания? Ходил, ходил тут и не нашёл...    - Это вы про какую компанию?    - Ну.., общество "Малышева 73"....    - А... Не вы первый так ошибаетесь. Они так называются, а сами располагаются на улице Гоголя, рядом с американским консульством...    И через десять минут я подымался на четвёртый этаж, туда куда мне и нужно было и где располагался некий Смирнов Юрий Алексеевич. Молодой парень, встретил меня нормально, спокойно выслушал моё предложение по сотрудничеству в устройство стяжек под керамо-гранитную плитку на этажах и устройство полов на паркинге.    - Да мы не против. Как раз к Новому году подойдём к этому вопросу. Но, я занимаюсь сметами и договорами, а решение по строительству принимает Абсалямов, который является руководителем всей стройки. Вот к нему и идите, он как раз там.    Ещё минут через сорок я нашёл на стройке Абсалямова. Солидного и решительного вида мужика, который молча выслушал меня и подозвал ещё одного.    - Марат Юзбашевич, вот хотят у нас полы делать. Проверь его...    А проверялись такие компании, как наша простенько - давалось какое-нибудь гавно, в виде мелочной отстойной работы, за которую никто не брался и давалась нам. В этом случаи нам нужно было на строящимся Доме Кино на перекрёстке улиц Малышева и Луначарского, на открытом всем ветрам и холодам втором этаже устроить типа бетонного бордюра, высотой около полуметра по всему периметру этажа, что в уже холодный и снежный ноябрь предполагало и прогрев бетона. На следующий день на Дом Кино я привёз Сашу Гавруся.    - Саша, вот если мы это сделаем, то вполне возможно возьмём полы на "Гермез Плаза". Мы же уже делали прогрев полов в ДК РТИ...    Гаврусь поглядел, покрутился по этажу и огорчённо вздохнул: - Борис Геннадьевич, те то полы на ДК РТИ, это одно. Всё-таки там была тонкая стяжка и пусть и холодное, но закрытое помещение. А тут всё открыто, толщина бетона 30 сантиметров и длина хрен его знает сколько. Не потянем. Отказывайся.    Я и сам понимал, что не получится у нас такая работа. Тяжело вздохнул и решил позвонить с отказом завтра Марату Юзбашевичу, но тот после обеда сам позвонил.    - Борис Геннадьевич, Дом Кино откидываем, давай завтра встретимся в другом месте - Ленина 53, там мы купили весь подвал под наши отделы и нам срочно нужно устройство лестничной площадки под запасной выход.    Ну.., это был уже нормальный заказ и причём рекордный, площадью всего в полтора квадратных метра. Тут Гаврусь уже не кочевряжился, связали мощный арматурный каркас, всё это подпёрли толстой фанерой, залили бетон и затёрли зелёным топпингом. Мне лично качество не совсем понравилось, но Абсалямов оказался довольным.    - На, Борис Геннадьевич, экспликацию полов, по этажный план и считай смету...    В экспликации было 43 типа полов, разных толщин, разных конструкций в многочисленных помещениях. В том числе и подвал. Две недели я считал 43 сметы. Не только считал, а пришлось перелопатить весь рынок строительных материалов Екатеринбурга. А потом всё это обобщить в одну, общую смету. Ещё первая неделя ничего была, то во вторую я стал внушать подозрения окружающим в офисе. Красные глаза, усталый вид, внезапные приступы злости и иной раз неадекватного веселья. Чуть не тронулся умом от всех этих расчётов. Но результат был и в середине декабря мне позвонил Смирнов: - Борис Геннадьевич, несите договор.    Ещё неделя подготовки договора и всех сопутствующих документов и осталось только ждать. Вот только ожидание затянулось и я уже не надеялся взять объект, так как туда очень активно полез конкурент "Асспол". Но..., но..., я был более убедительный и 31 декабря, в 20:00 мне лично позвонил Абсалянов, поздравил с Новым Годом и сообщил - Договор подписан и нужно выходить на работу 11 января.    - А аванс...?    - 11 го скинем, 12 января получите. Выходи, - и отключился.    11 января мы с Гаврусем были на поляне в "Гермез Плаза". Действительно, всё было готово и во весь этаж в 1300м2 был сделан тепляк, внутри было тепло и можно работать. 12го упал хороший аванс и в этот день мы завезли необходимое оборудование, на следующий день привезли сетку на армирование, а через день залили половину этажа. Ещё через три дня вторую половину, чем очень удивили всех. Да и нам было приятно смотреть на ровненькую поверхность стяжки и хоть сейчас можно было ложить керамо-гранит.    Каждый этаж Абсалямов предоставлял нам в течение месяца, а мы его заливали за неделю и уходили работать на другой объект. Я только приезжал на еженедельные планёрки, где нашу компанию всем ставили в пример и быстро отпускали. Так, постепенно прошла зима и мы залили все этажи. Наступила тёплая весна, всё быстро растаяло и в конце апреля можно было спокойно работать на открытом паркинге и большом, винтовом пандусе. Вот тут, то ли проектировщики ошиблись, то ли нам всем так визуально казалось, но винтовой пандус на все этажи был спроектирован под большим уклоном, а у нас не было опыта устройства полов в таких условиях. Тем более что Заказчик потребовал, чтобы полы были шероховатые и мы ему пообещали не полностью затирать поверхность стяжки, но он настойчиво просил придумать что-нибудь ещё для более надёжного сцепления колёс. А мы боялись, что в ходе укладки бетона он у нас просто стечёт вниз. Но ничего, уже первая заливка показала, что бетон даже и при таком уклоне ведёт себя нормально. В несколько приёмов залили весь пандус и к вящему удовольствию Заказчика все 1050м2, вдобавок глубоко расчертили ещё не вставший бетон под линейку большими гвоздями ромбиками. Получилось красиво и добавило уверенности Заказчику, что колёса машин на подъёме будут работать как положено. Осталось залить бетонной стяжкой несколько тысяч квадратных метров парковки на нескольких этажах. Вот тут мы столкнулись с трудностями. Трудности были и раньше, но здесь плиты перекрытия положили очень неровно и не получалось соблюсти указанную толщину в проекте в 80мм. Где-то и было 80 миллиметров, где-то все сто двадцать, а где и всего 40 мм. И увеличивать толщину бетонной стяжки нельзя было из-за превышения нагрузок. Так например, при толщине в 80мм бетона марки М350 один квадратный метр стяжки весил около 220кг. По идее чтобы пол на паркинге был ровный нужна была толщина в 120мм, тогда и квадратный метр пола весил на 120кг больше. А это весомое различие. Долго думали, гадали, прикидывали с разных сторон и тут Абсалямов делает неожиданное предложение: - А сделайте-ка вы мне "Дунайские волны"....    Действительно, плиты перекрытия лежали сейчас в таком порядке, что своей поверхностью образовывали волны с шагом в четыре метра и эту идею можно было претворять в жизнь и даже будет незаметно. Но теперь мы встали в тупик - Как всё это дело вбить в головы рабочих? Мы требовали от них ровную поверхность и наказывали, если при прикладывании двухметрового правила была щель более 4х миллиметров (СНиП предполагал перепад ровности в пределах от 2 до 4мм) и рабочие были заточены у нас именно делать полы с максимальной ровностью.    Я рассмеялся на предложение Абсалямова, отчего он в недоумении спросил: - А что тут смешного, просто повторите основание и соблюдите везде толщину в 80мм....    - Да я просто представил, как я им это скажу и увижу их недоумённые рожи. Всегда требовали ровный пол, а тут менеджер предлагает сделать кривой...    - Борис Геннадьевич, не кривой, а волнообразный.    Впрочем, рабочие с интересом восприняли эту идею и уже через неделю сдали один этаж парковки в виде Дунайских волн. Получилось нормально и даже незаметно, если не знать об этом. И Заказчик остался довольный. Но вот дальше начались проблемы, бригаду Гавруся залихорадило, а где-то он сам не доглядывал и мы никак не могли залить оставшиеся этажи парковки. То бригада выходила и армировала часть поляны, то где-то зависала или уходила в аут, то ломалось оборудование, то ещё что-то. Короче, заливка двигалась с большим скрипом, как бы не пинали рабочих под задницу. На планёрках Абсалямов стучал кулаком по столу, ругался матом, я ему тоже отвечал и пару раз у нас едва не доходило до рукопашной схватки прямо на планёрке. А мужик он был крепкий, самолюбивый и чем закончилась бы эта схватка - тот ещё вопрос. Но, в конце концов мы всё-таки залили всё и со скандалом покинули "Гермез Плазу". Абсалямов клятвенно и при свидетелях пообещал, что не даст больше Полуру работать на их объектах, да и вообще везде будет вставлять нам палки в колёса. А он был авторитетом на строительном рынке Екатеринбурга. Осталось получить окончательный расчёт за этот объект, но после такого громкого ухода с объекта предполагались определённые трудности в получении. Правда, за окончательный расчёт отвечал сметно-договорной отдел, которым руководил Смирнов Юрий Алексеевич, а тот в свою очередь был в сильных контрах с Абсалямовым, что давало определённые надежды на благополучное окончание сотрудничества с "Малышева 73". Но не тут-то было и я впервые столкнулся с вариантом ломки на бабки подрядчиков. Смысл здесь заключался в следующем. Подрядчику предоставлялся определённый строительный объём, который обсчитывался и выставлялось коммерческое предложение. "Малышево 73" немного дёргалось, опуская цены до приемлемых для подрядчика уровней, и предлагало заключить договор на эти работы по договорённой цене. Но подписывался только договор и скидывался аванс. Справедливости ради, надо сказать, что аванс всегда скидывали какой запрашивали: на материалы, транспортные расходы и затраты связанные с эксплуатацией оборудования, но вот прилагаемую гранд-смету они не подписывали под предлогом её проверки.    - Ну..., мы же подписали договор на эту цену..., скинули аванс, какой вы запросили. Идите и работайте. Проверим и подпишем, - отвечали они, когда задавался вполне законный вопрос. И выходили и работали, а когда подходило время окончательного расчёта, оказывалось, что смета до сих пор не подписана и Заказчик не согласен с ценами на материал и услугами механизмов. Так получилось и у меня.    - А мы не согласны с ценой бетона и арендой бетононасоса, да и арматура закуплена у вас по завышенной цене, - заявила мне молодая сексуальная курочка Люда, которая проверяла нашу гранд-смету.    Мы сидели в подвальном помещении, куда переехал сметно-договорной отдел во главе со Смирновым на Ленина 53. Людочка, другое имя ей не подходило, сидела напротив меня в эффектно облегающей одежде, где всё кричало - "Смотрите на меня и любуйтесь"... Ну, а высокая, стоячая грудь третьего размера, со смелым декольте банально сбивала с делового разговора и мой вороватый взгляд, вопреки моей воли, залезал в это декольте, сваливая в кучу все мысли. А Людочка щебетала: - Вот смотрите, у вас бетон за куб стоит вот столько, а я позвонила вот сюда и мне назвали гораздо меньшую, на 500 рублей меньше, чем у вас.... Почему вы оттуда не брали бетон на наш объект?    - Люда..., - взвывал я, на мгновение забывая о сексе и эротике, - а ты спросила в чём они возят бетон? И то что у них совсем не важная репутация по качеству бетона, да и банально не доливают....    Но Людочка и дальше продолжала щебетать, уже рассказывая о нашей непомерной цене арматуры. Я бежал к Смирнову, но тот делал недоумённо-строгие глаза: - Так она на то и поставлена, чтобы проверять гранд-смету. Как я могу на неё давить?    И я бежал снова к Людочке и опять нырял глазами в таинственную глубину декольте, оглаживал жадным взглядом красивенный изгиб бедра и длинные ноги.    Такая ерунда тянулась целый месяц и я понемногу сдавался, но надо признать с удовольствием ездил на эти переговоры, так как каждый раз она одевалась по-разному, откровенно, отчего я пускал слюни. Что ни говори - эффектная штучка. Вскоре мы пришли к обоюдному решению: где-то я уступил, где-то она сделала вид, что уступила и мы наконец-то согласовали гранд-смету, где цена вопроса составила минус 120 тысяч рублей. Что было вполне приемлемо.    А вскоре пришло приглашение от "Малышева 73" на открытие "Гермез Плаза". Одели костюмчики и на пару с Сашкой Гаврусем поехали на мероприятие. Празднично украшенное здание, как снаружи так и внутри, 1200 приглашённых гостей шатающихся по этажам с бокалами шампанского и вина в руках, дефиле длинноногих моделей на втором этаже, живая музыка, разодетые и раскрашенный дамы, солидные мужики от строительного бизнеса, чиновники мэрии и тусовка, где между глотками спиртного решались дела и заключались разные договорённости. Мы с Сашкой тоже тусовались, но чувствовали себя чужыми на этом празднике толстосумов от строительства, поэтому усиленно налегали на спиртное. Особенно я. В какой-то момент из шатающейся по этажам толпы вынырнул раскрасневшийся Абсалямов. Мы настороженно поздоровались, сдержанно поздравили его со сдачей объекта и он неожиданно сделал мне предложение: - Боря, а не хочешь ли ты пойти на устройство полов на следующий наш объект торговый центр Гринвич, первая очередь...?    - Хмм..., - это был заманчивый проект, так как за нынешним большим фирменным магазином "Мария", на пустыре, "Малышева 73" затевала стройку грандиозного торгового центра "Гринвич". Предложение хорошее и надо бы соглашаться, но не удержался и подколол Абсалямова, - а как же клятва, данная при всех, о том что вы не допустите работать Полур не только на ваши объекты, но и стройки города? А куда деть кровь со стен, которая текла, когда мы с вами рубились шашками на планёрках?    - Да, ладно, Боря..., чего не скажешь в горячке!? Мы ж всё-таки сделали и сдали "Гермез Плазу". Чего сейчас вспоминать производственные моменты?    - Тогда я согласен...    - Ну и хорошо. Смотри объект, считай и подавай коммерческое предложение. - И Абсалямов исчез в толпе. На радостях мы с Сашкой нарезались на дармовой выпивке. Честно сказать, это я нарезался, а Сашка не особо. В самый разгар банкета, почувствовал, что ещё минут тридцать и уйду в аут. Сам-то уже мало что соображал, лишь только из глубины организма пробивались мощные сигналы мочевого пузыря, отчаянно сигнализирующие, что он переполнен и срочно надо отлить. Отчего организм направил моё тело к туалетам, но там была мощнейшая очередь таких же как и я. И пробиться туда было невозможно. В последних попытках удержать всё в себе, я был уже готов прямо здесь, в каком-нибудь уголке сделать вид, что меня заинтересовала вот эта большая царапина и я её разглядываю.... Но поняв, что тогда ещё несколько десятков мужчин тоже найдут свои царапины и этаж будет заполнен.... В ничего не соображающем мозгу вспомнился простенький армейский стих: - Поссать! Сказал Суворов и тысячи золуп сверкнуло на солнце. Отставить! Закричал Суворов, но было поздно, забор поплыл качаясь на волнах....    Я ещё успел сказать: - Саша, отвези меня домой...., - и всё. Больше ничего не помнил. Правда, утром до меня дошло - мочевой пузырь вчера у меня всё-таки сломался....    А с Гринвичем ничего не получилось. Сходил на стройку, посмотрел, взял проект и посчитал, после чего коммерческое предложение скинул в "Малышева 73". Через три дня мне позвонил Смирнов: - Дорого. Ваш конкурент Асспол даёт гораздо дешевле.    - А сколько он даёт?    - Вот такую цену....    - Ну, за эти деньги пусть Асспол и работает, а мы не будем.    И Асспол вышел на стяжки под керамо-гранитную плитку. А я не переживал, потому что кругом было полно работы, а Асспол не давал такого качества как мы и "Малышева 73" ещё пожалеет, что с ними связались.    Через месяц, когда Асспол залил стяжки в цокольном этаже на площади около 3х тысяч квадратных метров, я пришёл на площадку посмотреть и был неприятно удивлён идеальной ровностью выполненного пола. Я глядел и удивлялся - Ноль! Перепад ровности - НОЛЬ миллиметров! Удивительно, как это у них получилось на всей площади? Правда сама поверхность стяжки в полутьме выглядит довольно странно - блестяще. Как будто её протёрли лаком. Я смело двинулся вперёд и через пятнадцать секунд грязно заматерился, напрочь замочив ноги. Оказывается, саму ту стяжку Асспол залил и затёр как всегда криво и с большими перепадами. В это время прошли интенсивные дожди, которые образовали глубокие лужи, что сразу выдавали дефекты ровности стяжки, образовывая на полу приличной глубины озёра, острова с обширными берегами. И чтобы это скрыть, да и по технологии это положено было делать, они уложили на стяжку с лужами тонкую полиэтиленовую плёнку, которая легла ровно на воду, создавая видимость идеальной ровности. А я в своих туфлях в дырочках смело пошёл и сразу "утонул" в лужах.    Через полгода, когда сдавалась первая очередь Гринвича, "Малышева 73" из-за кривизны и интенсивного растрескивания стяжек, напрочь отказалась принимать полы, заявив: - Вот когда арендаторы бутиков примут у вас все стяжки, вот тогда и будем разговаривать.    И Асспол вынужден был оставить на объекте бригаду, для того чтобы контактировать с арендаторами бутиков и устранять у них в помещениях конкретные недостатки. Я тогда тоже забрёл на Гринвич и прораб Асспола принял меня за очередного арендатора. Бойко подскочил ко мне и спросил - Какие претензии есть у вас по стяжке?    Я мигом просёк ситуацию, напустил на себя суровый вид и гневно отчитал половиков за плохую работу, после чего выбрав с ходу самый большой бутик, стал его водить по помещению и профессионально тыкать во все недостатки: трещины, бугры, впадины, херовое примыкание к стенам, отсутствие швов. В нескольких местах приказал демонтировать стяжку и заново её залить. После чего поставил, поскучневшему прорабу срок исправления и солидно выплыл из бутика.    Отказавшись от Гринвича, я заключил ещё один договор с компанией "Мир детства" на устройство второго этапа полов на складах в Берёзовске, потом с заводом УЗПС на вторую половину цеха крепёжных изделий и осенью подписали договор на устройство полов в двух этажном магазине на Эльмаше, на улице Красных командиров. Вот здесь я столкнулся с жизненным понятием - "Что такое не везёт и как с этим бороться?" На этом объекте - на двух этажах Заказчика и в подвале нужно было выполнить демонтаж старых полов, потом устроить новые бетонные стяжки под полимер с чипсами, под цветной песок, в подвале устроить полы с топпингом, и в зоне разгрузки товаров сделать стяжку и покрыть её укрепляющей пропиткой Литурин.    Первые негативные оценки я получил за варварский демонтаж старого пола и был полностью согласен с представителем Заказчика Павлом Павловичем и тот был вынужден согласиться с моим не совсем уверенным объяснением, что демонтаж - есть демонтаж и это очень грязное дело. Правда, убедить его в том, что мы по неким уважительным причинам (на самом деле это был прокол со стороны Гавруся) не можем вывезти строительный лом с территории стройки уже две недели, я не смог. И клятвенно пообещал, что вот на стяжках и полах мы покажем свой высокий профессионализм. Но уже на простой операции армирование сеткой получил целую кучу неприятных замечаний и мне вновь пришлось извиваться, подхалимски подхихикивать Павлу Павловичу, что в душе меня прямо выворачивало, но только чтобы всё это свести к минимуму эмоций Заказчиков. Если с армированием мы всё-таки справились и сделали его, как это требовал Павел Павлович, то устройство стяжки привело меня просто в ужас. Она оказалось с такой кривизной, что с Гаврусем пришлось поговорить на повышенном тоне и приказал срочно устранить этот недостаток, пока его не увидел Заказчик. Благо это произошло в выходные дни и когда Павел Павлович вышел в понедельник с двухметровым правилом и проверил ровность. Она всё равно оказалась кривой, но уже в меньшей степени, а я пообещал выровнить полимером и с облегчением выдохнул воздух, когда тот нехотя буркнул своё согласие. Даже не стал интересоваться, как Сашка устранил этот недостаток, о чем очень здорово пожалел позднее. Примерно также залили и стяжку второго этажа - с криком, матом и небольшим скандалом, когда Гаврусь не посмотрел, а рабочие не стали делать, махнув рукой и часть бетона, через технологические отверстия пролилась на витринные окна первого этажа. Ох и ругался Павел Павлович и громоотводом опять был я. Блядь!!!!! Опять обещал, опять бился лбом о стены и снова обещал - Что вот на следующем этапе работы... Вот тогда-то мы.... И опять стукался для достоверности лбом о стену. Еле успокоил Заказчика.    Следующим этапом было устройство полов с топпингом в подвале. Ну..., уж тут-то я не ожидал подвоха. И зряяяя.... А рабочие решили по своему: подвал - Подумаешь помещение? Фигня какая!? Да и дело было опять в выходные, когда нет надлежащего контроля - вот бойцы и залили полы в подвале....    Я в понедельник с утра приехал, посмотрел и задохнулся от возмущения. Весь топпинг, который находился посередине помещения был затёрт на троечку, а все примыкания к стенам выполнены безобразно, да и швы напилены вкривь и вкось. Во всё это и тыкал меня носом Павел Павлович, а я ходил молча за ним, стискивая зубы и катая желваки на лице.    При разговоре с Гаврусем я даже не ругался, просто тоскливо слушал его путанные объяснения. В принципе, на этом его работа на магазине кончалась, осталось только залить 40м2 в зоне разгрузки, где он пообещал сделать супер стяжку. Я только спросил его мнение - Почему влажность на его стяжках на этажах не падает? Пора уже было катать полимер, а влажность как остановилась на 15% так и стоит. Гаврусь, что-то там ответил мне туманно, отводя глаза в сторону, и на этом разговор закончился. И действительно, 40м2 зоны разгрузки он сделал на отлично. Любо дорого было посмотреть. А меня уже жали по поводу начала устройства полимерных полов, а я кивал на большую влажность, говоря, что нужно 4% влажности. И чтобы ускорить падение влажности поставил туда полимерщика Лёху Красюка, чтобы он провёл шлифовку и потом пропылесосил, тем самым открыв поры в бетоне. Но в конце дня Лёха Красюк с удивлением доложил.    - Борис Геннадьевич, не могу.... Не шлифуется. Вы какую марку бетона заливали?    Я был задёрганный всем этим бардаком на объекте, поэтому вполне логично вызверился на Красюка: - Лёха..., ну ты же знаешь, что под полимер марка 200....! Ну как так не шлифуется? Шлифуй, на хрен....    Красюк молча пожал плечами и вышел из офиса. Такая же херня продолжалась ещё несколько дней и я разозлённый примчался на объект.    - Лёха..., ну что тут у тебя?    - Да сами смотрите..., - Красюк включил шлифмашину и она заскользила как всё равно по люду. Он её выключил и сунул мне под нос болгарку с алмазной чашкой, - на те, смотрите, чашка новенькая. А теперь глядите....    И стал ею пытаться шлифануть стяжку. Стяжка шлифовалась, но это был никчемный и долгий труд.    Что за чертовщина? Такое впечатление, что у бетона марка 600 или 800. Я почесал затылок в растерянности и уже нормальным тоном распорядился: - Вижу, херня какая-то. Но шлифовать всё равно надо. Будем разбираться.    А что разбираться? Мы уже угорали и по срокам, что предполагало либо хорошие штрафники, либо проблемы с получением очень приличного окончательного расчёта по окончанию работ и мне приходилось угрём крутиться перед злым Павлом Павловичем и обещать, обещать, обещать....    А тут Вячеслав Леонидович выловил меня в офисе: - Борис Геннадьевич, а зачем ты 2 тонны топпинга на Красных Командиров забрал? Там что-то дополнительная площадь выскочила?    Я непонимающим взглядом уставился на директора и хозяина фирмы: - Да нет там дополнительных площадей. Как залили подвал с топпингом и всё. Правда, я видел там полтора поддона с нашим топпингом, но как-то невдомёк мне было спросить у Гавруся.    - А он говорит, это ты приказал...    - Хорошо. Разберусь...    На мой прямой вопрос, Гаврусь отвернул лицо в сторону и долго молчал, потом посмотрел на меня с тоской: - Помнишь, мы на Командиров кривую стяжку залили и ты приказал её выровнить?    - Ну...    - Так вот я её топпингом выровнял....    - Пфуууууу...., пфуууу.... - Теперь-то мне понятно, почему влажность так медленно падает и почему Красюк не может её шлифануть. - Саша, иди это и сам скажи Перминову. Это твой косяк, твоя инициатива, я к нему отношения не имею и мне не хочется тебя вкладывать. Но ты примазал туда мою фамилию, вот иди и сам объясняйся.    Как уж там произошло объяснение и в каком тоне - не знаю, но Сашка повеселел, а у меня "веселье" только начиналось. На первом этаже влажность бетонной стяжки наконец-то упала до 4% и мы приступили к нанесению полимера. И тут своё соло сыграл уже Красюк, внося изрядную лепту в негатив. Полимер мы ложили бежевого цвета с чёрными чипсами. Кривизну стяжки он сумел выправить, сделал и всё остальное хорошо и если бы не было чипсов, всё выглядело отлично. По идее чипсы, чтобы легли равномерно по поверхности полимера, должны были рассеиваться специальной машинкой. Но раз у нас её нету, то сама логика подсказывала сделать это вручную и как можно равномернее. Но Лёха был парнем с провинции, хоть и добросовестным, но не всегда додумывал. Вот и сейчас он просто рассеял, как самый херовый крестьянин, эти чёрные чипсы по полю. Где легло нормально, где образовались солидные проплешины, а где бежевый цвет забивался чернотой от этих сраных чипсов. Когда я это увидел, то только застонал в бессилье от понимания, что уже ничего нельзя переделать.    А тут нагрянул настоящий Заказчик, который платил за всю эту порнографию свои кровные денежки, вместе с ним приехал директор компании "Эльмашстрой", который для нас являлся Заказчиком и Павел Павлович. И все втроём качественно оттоптали меня на этом полимерном полу. БЛЯДЬ!!!!!!!!!    Я в свою очередь глянул на Лёху и только и оставалось вымученно выматериться, после чего почти умоляюще попросить: - Лёха, ничего мне не говори, но второй этаж ты должен сделать на пять с плюсом.    И он сделал полимерный пол на пять с плюсом. И чипсы разбросал равномерно, у меня даже мелькнуло сомнение - А смогла ли машинка так равномерно раскидать? Но..., как всегда - это проклятое НО. Но..., но чёрт побери... Лёха забыл выровнять бетонную стяжку. Так-то визуально и незаметно было, и может быть и прокатило... Но, полимерный пол был почти последним элементом зала и там после нас шли другие и ставили на стык пола и стены плинтуса. И вот мы стоим с Павлом Павловичем на середине торгового зала и любуемся новенькой, красивой поверхностью и слышим за спиной тихие матерки двух рабочих устанавливающие плинтуса. Они то понимают, что плинтус должен свободно и ровно пристыковываться как в полу, так и к стене. А тут к стене он ложиться ровно, а вот к полу что-то не получается и работяги с матом пригибают вплотную плинтус к полимерной поверхности и крепят его к полу. Мне стало тошно только от одного вида кривых плинтусов, а Павел Павлович молча и возмущённо ткнул туда пальцем и стал возмущённо орать на меня. Тут и я не выдержал и тоже стал ему отвечать и в конце-концов мы бы там банально подрались. Спасибо Красюку, который влез между нами и не допустил до хватанья друг друга за грудки.    - Суки...., сволочи...!? Как я об этом буду докладывать директору? - Вот с такими эмоционально-злобными криками Павел Павлович скрылся в глубине лестничного пролёта, уходя с объекта.    - Лёха..., - дальше последовал целый набор нелогичных матерных слов, который закончился тоже вопросом с изрядной долей злости, - И что мне говорить Заказчику и как это всё ему объяснять?    Ну..., а что Красюк мог мне сказать? Да ничего. А после обеда меня вызвал к себе Заказчик и тоже задал вопрос - И что будем делать? Потом махнул рукой на хмурого Павла Павловича, сидевшего напротив меня.    - Вот он предлагает, снести полимер, выровнять стяжку и заново нанести полимерный пол. Конечно, за ваш счёт.    Да, это был очень херовый вариант и вполне возможный если Заказчик начнёт настаивать на нём, но у меня было другое видение, поэтому задал тоже вопрос, который озадачил Заказчика: - Вам пол на втором этаже понравился?    - Как он может мне нравиться, если он кривой....    - Не... Я про кривизну не говорю. Вообще, вам сам пол нравиться?    - Ну.... Конечно, по сравнению с первым этажом... Ну..., почти отлично.    - Хорошо. У вас есть схема расположения торгового оборудования на втором и первом этажах?    Директор "Эльмашстроя" перегнулся через весь стол и подтянул к себе папку, откуда достал несколько больших листов и передал их мне. Мне только и оставалось глянуть и удовлетворённо Угукнуть. Расположение оборудования было таково, как и думал.    - Вот смотрите..., - я пододвинул лист к директору, куда нагнулся и Павел Павлович. - Всё оборудование, стеллажи и всё остальное расположены вдоль стен и по середине торгового зала. То есть все стены с кривыми плинтусами...    - С кривыми полами..., - угрюмо поправил меня Павел Павлович.    - Ладно, с кривыми полами будет закрыто и на нежную душу покупателя и инвестора влиять не будут. Точно также и посередине. Там открытого пространства для покупателей остаётся шириной 2 метра. И на первом этаже всё оборудование закроет проблемные места. Так что ничего делать уже не будем и время съэкономим и нервы друг друга. А при окончательном расчёте мы скомпенсируем ваши нервы. Обговорим сумму и вместо 650 тысяч рублей, вы отправите на столько-то меньше.    Такое решение устраивало всех, особенно когда я пообещал, что уж оставшиеся квадратные метры площади мы выполним качественно. Что закономерно вызвало скептическую улыбку на лице Павла Павловича.    С лёгким сердцем и под клятвенные обещания Красюка, что уж цветные пески он сделает на ЯТЬ, мы приступили к устройству полов в офисе магазина и в подсобных помещениях. Под моим пристальным контролем Красюк со своими рабочими замешал цветные пески и уложил их ровным слоем и во всех помещениях, чем совсем успокоил меня. Теперь нужно было подождать, когда они встанут, шлифануть их болгарочкой и покрыть лаком. Что Красюк и начал делать на следующий день. А под вечер телефонный звонок и тревожный шелест голоса Красюка, доложивший, что в нескольких местах он припалил песок.    - Блядььььь!!!! - Взвился я в возмущённом крике, прыгнул в машину и погнал на другой конец города, на объект. Как я не сотворил в этой гонке аварию, никого не убил и сам не убился - я не помнил. Очнулся только уже на объекте, горестно рассматривая пол из цветного песка. Руки бы им переломал. Во-первых: на всей поверхности проглядывались многочисленные круговые следы неумелой шлифовки. Но их ещё можно было укрыть последующим нанесением лака. Но вот чётко выделенные подпалины, когда рабочий слишком долго шлифовал болгаркой на одном месте, уже было не скрыть. И самое обидное все подпаленные отметины были на самых видных местах. Я не успел высказать своё искреннее возмущение Красюку, как самому главному полимерщику, как внезапно появился Павел Павлович и его искреннее возмущение вылилось холодным ушатом на меня, в виде истеричных криков: - Ну, ты же обещал....!!!! Мы же надеялись....!!!! Ты что думаешь нам инвестор ничего не говорит за ваши сраные полы? Да нас трахают как скотов...., - лицо представителя Заказчика из багрового цвета плавно перелилось в бурый и я сильно забеспокоился. А чтобы у Павла Павловича не случился инсульт, пришлось тут же спеть оптимистическую песню, суть которой сводился к следующему содержанию: - Ну что вы, Павел Павлович! Мы же только начали и это только первый этап грубой шлифовки, а вот вторым, более тонким, эти все огрехи убирается и поверхность становиться однородной, после чего вся поверхность покрывается лаком. Это такая технология....    Как говорится - "Надежда умирает последней", и лицо Павла Павловича быстро приняло нормальный цвет, а сам он успокоился и недоверчиво всё переспрашивал - Правду ли я говорю? А то Инвестор будет сам лично принимать цветные пески.... А я беззаботно щебетал и нагло обманывал даже не самого Павла Павловича, а его СВЯТУЮ надежду, что будет именно так, как обещает Борис Геннадьевич.    Он ушёл успокоенный, лишь предупредив, что завтра его не будет, но вот послезавтра к обеду он обязательно придёт. Я уставился долгим взглядом на Красюка: - Лёха, у нас есть полтора суток. Что будем делать вот с этими кругами и с подпалинами? Я то красиво спел свою песню отъезда менеджера, теперь такую же хочу услышать от тебя, от производственника....    Лёха тяжело вздохнул и долго смотрел на часы, как будто там читал подсказку, потом снова глубоко и тяжко вздохнул: - Борис Геннадьевич, сам лично буду сейчас зашлифовывать эти круги, тогда не гарантирую ровность в этих местах....    - Красюк, мне по хер на ровность. Мне сейчас эстетика интересует, - нетерпеливо перебил полимерщика, - давай дальше пой....    - За ночь я попытаюсь устранить, но это самое лёгкое. А вот что делать с подпалинами - не знаю. Слишком там хорошо пропалили. Демонтировать эти участки и заново залить ещё хуже будет....    - Да это я и без тебя знаю. Ладно, думай. Ты полимерщик - вот и думай. А сейчас - никаких ночных работ, а то ещё хуже сделаешь. Езжай со своими рабочими по домам, отдыхайте и завтра всё шлифуете. Лаком будем покрывать послезавтра с утра, чтобы когда придёт Павел Павлович не пустить его, типа - там ещё не просохло.    Так мы и сделали и на следующий вечер я смотрел на то, что получилось. А получилось неважно. 80% круговых следов было убрано, но следы их устранения в виде углублений всё-таки наблюдались. Но тут вполне возможно всё сгладится лаком, а вот оставшиеся 20% и подпалины устранить не сумели, только всё усугубили. Горестно чертыхнулся и уехал домой. Утром Красюк накатал лак, а на следующий день была опять ругань с Павлом Павловичем. Лак частично сыграл свою роль и сгладил много огрехов шлифовки, но вот сам лак был то ли просрочен, то ли с браком, потому что набрал грязно-жёлтый цвет, который наоборот только подчеркнул все наши подпалины и оставшиеся недостатки.    - Сволочииии!!!! - Орал разъярённый Павел Павлович, а Лёха Красюк всё совался между нами, потому что я тоже орал, но другое, посылая оппонента очень, очень далеко, при этом засучивал рукава и снимал часы. Нас вовремя растащили в разные стороны и Павел Павлович клятвенно пообещал.    - Фуй вы получите окончательный расчёт..., - и убежал с объекта. Я тоже закручинился в печали, потому что окончательный расчёт составлял немаленькую сумму в 650 тысяч рублей. Дал команду Красюку съезжать с объекта и уехал сам. В офисе набрал менеджера с "Промышленных полов" где мы закупили материалы для цветных полов и задал вопрос - Почему лак такого цвета?    Их стандартный ответ я знал, поэтому не удивился, когда его услышал: - Борис Геннадьевич, да у ваших рабочих руки из жопы растут..., - и положил трубку. Продажники есть продажники. А пока я готовил всю документацию и через три дня отвёз все документы для окончательного расчёта в офис "Эльмашстрой" на проспекте Космонавтов. Хмурый и недовольный Павел Павлович принял КСки, счёт на окончательный расчёт и Акты скрытых работ и буркнул сквозь зубы: - Ждите....    Безрезультатно подождал неделю и поехал к ним в офис. Время лечит всё и на этот раз Павел Павлович встретил меня нормально. Сначала я обнадёжился, так как Павел Павлович сообщил - Заказчик полностью принял магазин у них и они в свою очередь готовят документы на окончательный расчёт с инвестором. А потом снизился до шёпота и огорчил.    - Я то, в принципе, не против, но вот директор по производству очень злой на вас и не хочет оплачивать окончательный расчёт. И я тут тебе ни чем не могу помочь. Иди к нему и договаривайся.    С директором по производству, молодым и заносчивым парнем я сталкивался уже на объекте и мы не нравились друг другу. Поэтому и разговор у нас состоялся на повышенных тонах.    -.....Вы своей херовой работой подорвали авторитет "Эльмашстроя" на строительном рынке Екатеринбурга. Сейчас все знают, что в магазине на Красных командиров, мы сделали плохие полы. И тут фамилия "Полур" даже нигде не звучит, а именно нас привязывают к этим полам. Поэтому я считаю, что эти 650 тысяч рублей являются хорошей компенсацией морального ущерба..., - орал он. Короче, переговоры не состоялись.    Я терпеливо выждал две недели, через Павла Павловича узнал, что "Эльмашстрой" получил расчёт полностью и снова приехал на переговоры с директором по производству, но он даже слушать не стал меня и пришлось ретироваться. На следующий день я набрал Павла Павловича.    - Можешь говорить? Так, отлично. Павел Павлович, что делать в этой ситуации. Подскажи. С меня хороший и дорогой коньяк. Может мне к исполнительному директору пойти?    - Бесполезно. Ты лучше недельку подожди, а потом появиться хозяин фирмы. Он тут у нас в Европе уже третий месяц зависает. Мужик нормальный и ты с ним должен решить вопрос. Жди моего звонка.    Звонок состоялся через полторы недели: - Приезжай..., приехал...    К этому времени у нас в фирме произошли небольшие изменения: мы набрали новых менеджеров и Вася Чуватин "приподнялся" и стал как бы начальником отдела продаж. Поэтому, решая вопрос о сумме компенсации "Эльмашстрою", мы разошлись во мнениях. Я предлагал отступные в 150 000 рублей, а Вася недовольно бурча, предлагал 50-75 тысяч рублей. Вот и поехали мы с ним вместе на переговоры с хозяином "Эльмашстрой".    Мужику немного за 50 и судя по внешности и поведению, вполне адекватный. Спокойно выслушал нас, потом вызвал директора по производству. Тот уж не поскупился на мрачные краски, расписывая нашу совместную деятельность.    - Хорошо, Дима, я тебя услышал, - озадаченно кивнул головой и производственник вышел из кабинета, а как только за ним закрылась дверь, хозяин фирмы весело рассмеялся, - ничего себе покуролесили вы... Как так хоть получилось? Вроде бы фирма вы нормальная...    - Да вот так, не пошёл объект сразу... Так и закончился. У вас что ли подобного не было?    - Оооо..., - снова залился в смехе собеседник, - ещё похлеще было.    - Ну вот видите... Это вы ещё и половины всего не знаете..., - и получил болезненный удар ногой от Чуватина.    - Наверно у вас есть встречные предложения, раз вы пришли?    - Да. Готовы вот этот моральный ущерб, так красиво расписанный вашим подчинённым, возместить финансово частью окончательного расчёта, - дальше я передал вести переговоры Василию и тот стал торговаться, причём, никак не называя суммы. А я с интересом ожидал, как Вася красиво минимизирует сумму. А когда хозяин "Эльмашстроя" всё-таки спросил - Какова сумма? Голос у Васи дрогнул и он ляпнул - 150 тысяч рублей, на что мужик сразу согласился. И на этом все переговоры закончились.    - Ну что, Вася, говорил вот я.... Я сейчас договорюсь, а сам всё равно мою цифру назвал...., - подколол я Чуватина.    Тот недовольно заёрзал за рулём: - Не подкалывай... Так получилось... Даже не пойму сам как получилось.    - Это, Вася, такой объект - как неудачно начался, так и неудачно вот и у тебя тоже закончился.    А жизнь в фирме и офисе текла своим чередом. Вячеслав Леонидович думал над новыми фишками, какими можно было завлекать новых потенциальных Заказчиков и как поднять на новый уровень качество работы производственников, где на ряду с Гаврусем, давно работал прорабом Слава Волобуев. Начали постепенно расширяться и приняли на работу менеджером Костю, двоюродного брата Васи Чуватина и красивую и сочную деваху Свету, на которую все мужики пускали слюни.    Костя очень быстро сумел договориться с "Ашаном" в новом строящимся торговом центре "Мега", на устройство стяжек под плитку. Взял около 25 тысяч квадратных метров. Но я подозреваю, что этот объём ему слил и помог взять Вася. Но тем не менее, мы залили эту площадь, а сразу за нами пошли укладывать плитку поляки.    Объёмов было много и фирма, в том числе и её работники постепенно жирели. Если мы раньше оценивали работу по количеству взятых квадратных метров и высокой Марже, то теперь считали по количеству купленных персоналом автомобилей и их крутости. За полгода у нас в фирме поменяли на более дорогие машины 13 человек. Тут у нас фишку держал Алексей Масленников, ещё весной он купил поддержанную отечественную машину и очень переживал, как её гнать из Асбеста. Опыта у него было мало и он банально боялся перегонять машину из Асбеста в Екатеринбург. Но надо было гнать и ночью, с воскресенье на понедельник, когда было минимальное движение он её пригнал. Было много шуток и подколок по этому поводу, ездил Алексей действительно плохо, но уже через три месяца он сбыл с рук эту машину и купил себе шикарный......... и стал лихо нарезать по улицам Екатеринбурга. Также лихо гоняла и новый менеджер Светлана. Как-то раз она обратилась ко мне за помощью и предложила сгонять на Новоберёзовскую ТЭЦ, где она нашла объём. С удовольствием согласился, ожидая приятной поездки с разглядыванием аппетитных форм девушки, но не учёл двух вещей: машина у неё была праворукая и она оставалась до сих пор живой, только потому что от её машины, когда она ехала безбашенно и безграмотно по дороге, все заранее съезжали на обочину или шарахались. Вот мы и поехали. Уже через две минуты езды, я понял, что каждая встречная машина - это потенциальная убийца, а я первая жертва, потому что левая часть салона машины, где сидел, далеко была за разделительной линией на встречке. Блядь, моё бедное очко судорожно реагировало на все её милые перестроения на дороге, ладони потели беспрерывно и меня уже не волновали все её соблазнительные выпуклые и открытые прелести. Я смирился с тем, что мы никогда не доедем до этой Новоберёзовской ТЭЦ и очень удивился, что доехали. Сделали все какие положено дела и помчались в офис. Меня от страха пробило на словесный понос, который я "весело" нёс до самого офиса. Но когда там вылез из машины ноги у меня дрожали и был весь мокрый от пота и с судорожно приклеенной улыбкой на лице. Ничего я ей не сказал, но когда она уехала из офиса, предупредил всех о той опасности, какую представляет совместная с ней езда. Через три месяца, слава богу, она уволилась от нас живой и невредимой.    Другой подобный перец, но в другом переплёте, был Лёха Красюк. Менял машины как перчатки. Начинал он у нас без машины. Но когда стал бригадиром, он был вынужден её купить, чтобы возить в ней все причиндалы полимерщика. Где он её нашёл и на какой свалке - крыто мраком. Но как он сам утверждал - купил "Четвёрку" за три тысячи рублей - ржавую, облупленную, перевязанную во всех местах проволочками, тарахтевшую, дребезжащую всеми своим старыми частями, даже на ровной асфальтовой дороге. Но добросовестно тянула, правда, из последних сил. Ставил всегда на пригорочке и заводил её с толкача. Мог спокойно бросить её у офиса на несколько дней и на неё никто даже не зарился. Один раз он уехал на месяц в командировку и бросил четвёрку у офиса, прямо на улице и мы в офисе заключили весёлое пари - угонят машину всё-таки или никому она такая не нужна? Подавляющее большинство склонялись к тому, что она дождётся хозяина из командировки. Но её угнали на 28 сутки. Просто ночью взяли и укатили. А Лёха и не переживал, тут же купил другую "четвёрку", родную сестру первой. Правда, она уже заводилась от ключа зажигания, что было огромным прогрессом. Но, как раньше выражались криминальщики - "Не долго музыка играла - не долго фраер танцевал"... Через неделю, как Красюк купил машину, приехал в офис, решил тут свои дела и вышел на улицу. Через минуту, громко заскрежетав стартером, завелась его машина, заскрипели колёса, начиная движение. Иииии....., быстрый и нарастающий гул мчавшейся по улице невидимой машины, мигом перешедший в долгий, отчаянный визг резиновых покрышек. И...., логический конец в виде громкого, железного - БААААМММММ! Оглушительная тишина закончилась быстро возмущённым воплем: - Сука, ты куда выруливала????    Мы кинулись к окнам, откуда обозрели картину дорожно-транспортного происшествия. Лёха выезжал на своей таратайке со стоянки, одновременно поворачивая налево, в это время летевшая на огромной скорости по улице двенашка, не успела затормозить и въехала в бочину четвёрке. Из двенашки выскочил молодой парень и теперь агрессивно наезжал на Лёху, который выбрался из своей машины и был в шоке. Нужно было бежать вниз и поддержать своего парня.    Слава богу, оба водителя отделались лишь ссадинами и разбитыми машинами и, несмотря на определённый трагизм ситуации, мы не смогли удержаться от смеха. У двенашки был разбит всмятку весь перед, вздыбив капот под немыслимым углом, а вот у Красюка отвалилось и осыпалось всё: краска, ржавчина, грязь 90х годов, дверцы..., какие-то ржавые и грязные детали. Колёса остались на месте, но разъехались в разные стороны.... А водитель двенашки ломал над своей машиной руки и отчаянно ныл: - Я у папы взял машину без спросу..... Что ему теперь скажу?    Окончания всех разборок не стал ждал, мне надо было срочно мчаться к очередному Заказчику, а Красюк купил следующее "ржавое ведро с гайками", которое угнали буквально через неделю из двора дома.    Так что жить и работать у нас в фирме было не только интересно, но и весело. Только я разделался с "Эльмашстроем", как позвонили с "ИКЕИ". Звонил одни из первых Заказчиков "Русского Хрома" Денис. Хоть он и давно уволился оттуда, мы поддерживали отношения на уровне телефонных звонков. Две недели назад открыли Торговый Комплекс "МЕГА" и он там работал в службе эксплуатации.    - Борис Геннадьевич, есть тут работка для вас. Надо отремонтировать полы.    - Денис, так ведь всего две недели как открылись и что у вас уже ломаются полы? - Несколько месяцев назад я тоже участвовал в тендере по устройству полов в "ИКЕИ". Конкурировал с турками и проиграл. Почему то считалось, что турки офигенные строители, но периодически бывая на стройке МЕГИ, у меня сложилось несколько другое мнение. И полы, которые мне показал Денис, и мы, с нашими производственными проблемами, затёрли бы лучше и качественней. В довершении всего они ещё и растрескались. Но здесь в основном была вина в неудачном проекте. Здание ещё не устоялось, а место было болотистое, вот оно и "ходило". На бракованные места, которые мы рассматривали вышел и главный менеджер по эксплуатации. Поляк по имени Болек, хорошо говорящий по-русски с приятным акцентом.    - Ну что, Бориис, возьмётесь?    - Согласен. Разрушенные места надо демонтировать и залить ремонтным составом полимербетон, а сверху кинуть финишный слой полимера, толщиной около 2.5мм.    - Какова будет ваша цена?    Я зажмурился, прикидывая объём ремонтных работ на общей площади в 38м2, быстро прикинул цену, умножил на два и озвучил ещё более высокую цену, предполагая, что меня сейчас просто отфутболят. Но Болек, тут же и с готовностью согласился, удивив меня.    Хотя - согласен, так согласен. И дальше пошли уже стандартные вопросы - Чья болванка договора будет? Как быстро мы его подпишем? Какие особенности? Все эти вопросы задавались на ходу, двигаясь в его кабинет.    - Бориис..., только одно условие. Работу надо начинать сегодня вечером, а к открытию магазина всё нужно убрать... Даже ограждение...    - Господин Болек, да вы что? Полимер ведь не встанет и половина покупателей точно вляпается в не вставший полимер... И что тогда будем делать. Ограждения нельзя снимать. А в прочем, я тогда гарантии нести не собираюсь.    - Бориис, ещё один момент. На всё время работы на объекте должен присутствовать технолог.    - Чёрт, господин Болек, так это другие деньги, тем более что надо сегодня выходить.... Материал закупить, привезти...    Поляк развернулся на кресле к сейфу и открыл его: - Сколько тебе надо денег, чтобы ты начал сегодня работу?    Лихорадочно крутанул прежнюю цифру и бухнул: - 150 тысяч рублей на всё...    Болек достал из сейфа несколько пачек денег: - Считай.    Всё было точно - 150 тысяч рублей.    - Дайте лист бумаги, я сейчас расписку напишу.    - Не надо. Я тебе верю. Сегодня выйдешь?    - Да...,постараюсь.    В офисе я выложил перед Вячеславом Леонидовичем деньги и обрисовал сложившуюся ситуацию. Перминов демонстративно отодвинулся с креслом от стола, упёршись обоими руками в края. Потом наклонившись вперёд, гневно спросил.    - Борис Геннадьевич, зачем ты деньги взял? Ты что не знаешь, что так поступают криминальщики? Деньги дают, а потом наезжают на тебя... Да ещё и без расписки.    - Вячеслав Леонидович, там же не криминальщики были, а наивный иностранец. Тем более деньги давались при свидетеле, которому я доверяю. Сейчас они должны скинуть договор на русском и английском языках, сейчас всё мигом закупаем и вечером выходим.    Перминов продолжал молчать и я тогда, немного подумав, стал сгребать деньги в портфель: - Ну хорошо, если вы не одобряете, то я тогда сейчас отвезу деньги обратно и откажусь от работы.    - Нет, нет..., - поспешно запротестовал директор, - деньги оставь. Мы выходим на работу.    - Тогда только ещё один момент. Туда нужен на ночь технолог по материалу. Откуда его взять?    - Это решаемый вопрос. Технолог будет от "Промполов", благо она там рядом живёт. Придёт вечером, засветится и уйдёт домой.    В принципе, всё было решено. Заказали материал у сына Перминова, договорились насчёт присутствия технолога, хотя их технолог Наташа была не в восторге от такого хода. Через час по электронке упал договор на двух языках, мы его быстро подписали со своей стороны и после обеда я его увёз к Болеку, заодно вытащил туда Красюка и показал объём работ.    - Лёха, не подведи....    Первый звонок мне поступил в 12 часов ночи. Звонила технолог Наташа: - Борис Геннадьевич, а меня не выпускают с торгового центра домой.....    На переговоры с начальником смены охраны торгового центра ушло почти час времени. Но договорился и её выпустили. Только заснул, позвонил уже Болек: - Бориис, на каком основании место работы покинула технолог?    Блинннн!!! Пришлось на ходу врать и выкручиваться, убеждая наивного поляка, что отсутствие технолога не скажется на качестве работ. Она там, типа, всё уже проверила и организовала. Вроде бы всё решил, но сон был перебит и до утра я только проворочился в постели.    Только пришёл в офис, новый звонок, сначала от Дениса: - Борис Геннадьевич, Болек недоволен вашей работой. Все недостатки за фотографировал, запротоколировал и уже отослал в головной офис в Москву.    Следом звонок от Болека с предложением приехать. Чёрт побери, ну что там снова Красюк сотворил? Болек встретил меня достаточно прохладно, вручил мне подписанный экземпляр договора и повёл к месту ремонта. Я уж думал увидеть там разруху и хрен его знает что! Но когда мрачный Болек ткнул пальцем, по его мнению, в недостатки, я в удивлении поднял на него глаза.    - Господин Болек, и вы считаете это недостатками?    - Да. Всё это сфотографировано и отправлено в Москву. - Поляк был уверен в своём праве, а я долгим взглядом посмотрел на Заказчика и не стал спорить. Бесполезно. Лишь пообещал, что завтра, таких недостатков не будет. Мы ещё подискутировали насчёт присутствия технолога, он вдруг возжелал и меня на ночь загнать сюда. Но я сказал, что в таком случаи проще разорвать договор. Он согласился на все мои требования и ушёл, а снова посмотрел на мнимые недостатки: просыпанная жменя кварцевого песка и 29 капель полимера. Специально посчитал. Красюк шёл с кисточкой в руке и с неё падали маленькие капельки.    А во второй половине дня, снова стоял над местами ремонта и слушал печальные причитания Болека. Три отремонтированные участка прошлой ночью были просто убиты ногами посетителей и тележками.    - Господин Болек, я же предупреждал, что ограждения нельзя снимать. Минимум хотя бы дня два.    Вечером застроил Красюка насчёт вот таких недостатков и приказал заново залить полимером испорченные участки. Лёха стал меньше косячить, но всё равно Болек, каждый раз тоскливо ныл над мифическими недостатками, а особенно на отсутствие технолога, которой я разрешил больше не участвовать в бесполезных вечерних и ночных бдениях. Дотерпев такую ситуацию до окончания ремонта, я быстро подписал КС2 и КС3, мигом выдавил окончательный расчёт и когда, тот предложил и дальше продолжать ремонт, наотрез отказался.    - Бориис, да ты что? - Искренне удивился Болек на мой категорический отказ, - есть работа, мы тебе платим деньги...    - Ага..... И пьём кровь..., - добавил про себя и вновь повторил свой отказ, присовокупив, понимая что получу отказ, - вот если бы вы не вмешивались в организацию и саму работу....    - Нет, это исключено, - размазня Болек в этот раз был твёрд.    - Ну..., тогда извини, - я тоже был рад его твёрдости.    А Болека понесло: - Бориис, не думай что вы одна такая тут компания. Я сейчас позвоню и они по первому моему звонку сюда все прибегут.    - А я что, против!? - И довольный произошедшим разрывом убыл с ИКЕИ.    Через неделю Болек вновь мне позвонил, но тональность его голоса звучало уныло: - Бориис, ты ещё окончательно не передумал?    - Нет, господин Болек.    - Жаль...., - вздохнул и положил трубку.    Следующий звонок сделал уже Денису: - Только что звонил мне Болек - Чего он такой печальный?    - Да ничего у него не получилось с поиском новых бригад. Одни его не устраивали. И действительно, такие приходили что с одного взгляда сомнения вызывали, другие не тянули его условий, третьи сами отказывались услышав чего он хочет. А тут нанял одних, а они даже выйти не сумели. Так что вот отсюда он такой печальный.    Я уже забыл о ИКЕИ, когда через некоторое время узнал продолжение той эпопеи. Когда в офисе узнали о предстоящей работе на этом объекте, больше всех выказывал сомнения Слава Волобуев, весело подкалывая меня и утверждая, что вот он то, ни за какие деньги не взялся за эту работу. А тут, получив от меня отказ, Болек каким-то образом уткнулся в Волобуева и предложил ему там поработать и Слава согласился. Даже сделал таким образом, чтобы я как можно дольше не знал об этом. Да мне то что!? Сделал, так сделал. Тем более, что объёмы шли косяком и жирным. Меня снова пригласили на УЗПС делать полы в новом волочильном цеху девять с половиной тысяч квадратных метров. Правда полы сложные в выполнении, много каналов разных размеров, примыканий к фундаментам, узких мест, но зато и цена была очень интересная. Претендентов на устройство этих полов было достаточно, но им резко в ОКСЕ завода и в директорате "обрубили хвосты" - "У нас Борис Геннадьевич есть и его ПОЛУР". Мне даже интересно было, что договор всегда подписывал директор компании Перминов Вячеслав Леонидович, но все на заводе считали, и не просто считали, а твёрдо были уверены что я и являюсь настоящим директором и хозяином фирмы.    Мы быстро подписали договор и вышли на работу. В этот раз полы мне лил Слава Волобуев и мне только и приходилось приходить и получать лестные отзывы о работе наших бетонщиков, отчего шансы наши на будущие объёмы только крепли. Тем более, что кругом было масса новых площадей помимо волочильного цеха. Через пролёт половики с одного из закрытых городов лили склад готовой продукции тоже около 10 тысяч квадратных метров.    - А почему нам не предложили лить там полы? - Задал я вопрос заму директора завода Марату Хузиевичу.    - Вы ж вакуумированные полы не делаете....    - Как не делаем? Делаем и оборудование на складе лежит.    - Чёрт, а мы и не знали. Так бы вас на это дело подрядили.    Вообще, вакуумирование полов ещё та, довольно сомнительная штука. С одной стороны вместо 28 суток становления бетона, при вакуумировании бетон можно в эксплуатацию запустить через несколько дней. Вроде бы есть преимущество, но как пол потом поведёт себя, когда влагу из бетона высасывают в течение 6 часов....?    А пусть делают, тем более что есть информация - данная фирма в этом закрытом городе "ходит" под синими. Но вот другие площади на УЗПС я уже не упустил. А туда усиленно полез АССПОЛ со своей более дешёвой ценой. Через ОКС завода у них не получилось, полезли через среднее руководящее звено. А к тому времени, помимо волочильного цеха я сделал ещё один небольшой цех квадратов на 800 и следом предложили выполнить пол вокруг нескольких печей в соседнем цехе 540 метров квадратных. Вот как раз эти 540м2 и отдали бригаде АССПОЛа без договора, честно предупредив: - Сделаете не хуже ПОЛУРа, сразу заключаем договор и выплачиваем расчёт за готовый пол, а потом думаем о следующих объёмах...    Я об этом не знал, дал команду Славе Волобуеву выйти на этот объём, который выделил туда бригаду Тимошенко. Я в это время с Сашкой Гаврусем вышел с переговоров и тут же тревожно зазвенел телефон.    - Борис Геннадьевич, - голос звонившего сотрудника ОКСа завода УЗПС был основательно перепуганный. И этому были причины. Волочильный цех одновременно с полами обустраивали сразу несколько строительных компаний и за два прошедших месяца произошли два случая нарушения безопасности труда со смертельным исходом. Чуть стройку не закрыли, поэтому услышав такой голос, тоже подумал что-то нехорошее, - Борис Геннадьевич, срочно приезжайте на завод и прекратите драку....    - Какую драку? И немедленно приехать не могу, нахожусь далеко... Что случилось...    - Короче приезжайте, как можете быстрей....    Через полчаса я был на заводе и разбирался с происшедшим. Оказывается, в цехе с печами наша бригада и бригада АССПОЛа появились одновременно и с разных сторон цеха. Бригадиры сошлись на середине.    - Кто такие? Это наша поляна...., - посыпались пока ещё риторические вопросы в обе стороны.    Бригадиры с обеих сторон были простые русские парни, поэтому греческая риторика закончилась очень быстро и пошли уже конкретные предложения - "Да пошли вы на фуй... Мотайте отсюда.... Делать будем мы, а если будете выделываться, то сейчас быстро начешем репу....".    К бригадирам с обеих сторон присоединились бригады и обстановка резко обострилась. Если бригадиры просто лаялись между собой, наезжая грудью друг на друга, то вот рабочие начали облегчаться и скидывать с себя сковывающую одежду, а также засучивать рукава. Кого-то уже начали хватать за грудки, кого-то пнули по ноге, кто-то держался за ухо, куда прилетела хорошая оплеуха. Стоял гвалт, мат и воинственные крики, на которые прибежало руководство цеха и в ужасе наблюдали за развивающимися событиями издалека. Так как бригады 12 человек на 12 уже сходились на щебёночном и ограниченном пятачке, около зияющих глубоких бетонных ям, куда наверняка будут падать бесчувственные тела, сухо стукаясь головами о бетонный пол.    Но окончательного выяснения отношений не произошло. Уверенность нашей бригады, что они бьются за своё, что это их правое дело, психологически сломало настрой конкурентов. Вражеская бригада замялась, дрогнула и в беспорядке стала отступать к выходу, сконфуженно выскользнув из цеха. Этих-то мы победили, но конкуренты настойчиво продолжали лезть на завод. Тогда в городе здорово гремела компания "Юран", которая помимо общестроя развернуло и половое направление, куда поставили руководителем грамотного специалиста Бормотова Олега Николаевича и тот тихой сапой полез на наши будущие объёмы с дешёвой ценой, а через некоторое время нас поставили перед неприятным фактом, что "Юран" будет делать центральный проход между половинками цеха, площадью около 900м2. Вроде бы и площадь небольшая, можно пожертвовать, тем более что "Юран" не блистал конечным качеством полов. Но вот сам факт, что залезли, сделают и таким образом тоже застолбятся на заводе. Вот это уже не хорошо. За зимние месяцы работы в волочильном цехе, мы ещё сделали полы на складе готовой продукции, а "Юран" залил центральный проход и как мы ожидали, пол оказался с большими перепадами ровности, неравномерно затёрт и вдобавок ко всему ещё и затрещал. А мы закончили лить полы в волочильном цехе и последние 500м2, где нужно было иметь наиболее прочную поверхность под высокую нагрузку, мы закатали топпинг Панбекс Ф3 с металлическими ферросилицивыми сплавами. Пол получился ровным и красивым, от того что эти сплавы на затёртой поверхности испускали красивые жёлтые лучики, когда кто-нибудь шёл по полу и смотрел вниз. И чем больше пол эксплуатировался, количество сверкающих искр только увеличивалось. Претендовали теперь и на проход в цеху, но его отдали снова "Юрану". Они его быстро залили и вот тут, в примыкании с обоих сторон к нашему полу, сразу было наглядно и контрастно видно, что "Юрану" над качеством полов нужно работать ой как долго. Но они брали ценой вопроса, более дешёвой и для таких промышленных цехов, такое качество и эстетика не было решающим фактором. Тем более, когда нам отдали ещё одну приличную площадь... Но..., то ли наши рабочие устали, то ли ещё какой-то посторонний фактор вмешался и пошёл брак и мне после каждой заливки приходилось оправдываться и изо всех сил поддерживать марку "Полура". На этот год завод все свои планы по полам исчерпал, но вот на будущий год у них планировались полы в новом цехе, который уже строился рядом - 40 тысяч квадратных метров и я рассчитывал их взять. В волочильном цехе постепенно выставили всё оборудование и вдруг оказалось, что теперь надо подлить и обеспылить все бетонные фундаменты, на которых были установлены станки и залить специальным раствором анкера станков.    - Борис Геннадьевич, возьмёшься? - Меня вызвали на завод и я обсуждал эту проблему в кабинете зама директора Марата Хузиевича.    - Возьмусь...    - Ну, тогда вот тебе проект, считай и давай смету.    Пообещать то я ему пообещал... В принципе, сама работа понятная: отшлифовать бетонные поверхности фундаментов на общей площади в 1500м2, обеспылить их и залить специальным раствором ЭМАКО фирмы BASF, после чего снова отшлифовать и покрыть обеспылевающей пропиткой. С анкерами ещё проще - замешать тоже специальный раствор из линейки той же системы ЭМАКО и залить их в большие и глубокие колодцы. Но когда я посчитал всё, учтя все виды работ, да ещё в стеснённых обстоятельствах, да ручным способом... Конечно, накинул немного на и так дорогой материал, не обидел себя и фирму хорошей маржой... Я даже вспотел, когда увидел конечную цифру за квадратный метр - 6557 рублей. Мы пол то делали в волочильном цеху за полторы тысячи рублей метр квадратный. А тут 6557 рублей за м2. И это только фундаменты. Так колодцы с анкерами добавляли ещё 1000 руб на м2. Крутил вертел смету и так и эдак. Вроде бы и посчитана правильно и маржу уменьшать тоже не хочется. Три дня мучился - под каким соусом это подать Марату Хузиевичу, да так, чтобы он меня сразу не выгнал с кабинета, а дал возможность хоть как-то оправдаться за столь высокую цену. Мы в это время проходили обучение компании......, Ездили туда по вечерам два раза в неделю и повышали свой уровень опыта по продажам. Весёлое, надо сказать, было обучение, которое проходило в экономических и обучающих играх, где прорабатывались различные варианты продаж. Также, между делом, проходили основы актёрского мастерства, учили нас методам психологического воздействия на Заказчика и присоединение к Заказчику, чтобы расположить его к себе и многим другим интересным фишкам. И там я тоже задал вопрос преподавателю, который обучал нас.    - Вот как мне подкатить к Заказчику с такой ценой вопроса?    - А вот так, Борис, так и выложи ему. Чем больше ты колеблешься и мучаешься, тем психологически слабее ты становишься в споре с Заказчиком за свою цену.    Так я и поступил. Сляпал Дополнительное соглашение к Договору подряда, смета, подписал всё это и двинулся на завод. Марат Хузиевич как раз был в своём кабинете и приветственно замахал мне рукой, разговаривая по телефону. Сел, выложил на стол Доп соглашение, смету и приготовился к горячей схватке.    - Здоров, Борис Геннадьевич, принёс Допик? - Марат Хузиевич положил трубку телефона, поздоровался.    - Да... Вот..., там только материалы дорогие..., - и пододвинул документы к заму директора. Тот бегло пробежался по дополнительному соглашению, где была прописана цена в 11 335 500 рублей и аванс на 9 миллионов рублей, отложил его. Взял смету, пробежался глазами и в уголку написал - "Оплатить аванс в полном размере" - и подписался, после чего отложил документы в сторону.    - Борис Геннадьевич, меня вот какой вопрос интересует....., - и погнал какую-то мелочную ерунду говорить.    Он что не врубился в цифру? Я поднял руку, останавливая зама директора: - Марат Хузиевич, вы наверно конечную цифру не разглядели в смете за квадратный метр!?    - Кхм...., - Марат Хузиевич в недоумении сморщил лоб и притянул к себе смету. Посмотрел в течение 30 секунд и, пожав плечами, спросил, - а что тут? Нормальная смета... Я не понимаю, что тут тебя смущает!?    - Марат Хузиевич, там цена за квадратный метр семь с половиной тысяч рублей. Мы вам полы в цехе на площади в 9500м2 сделали за 14 миллионов рублей, а за сраные 1500 квадратных метров фундаментов я у вас почти одиннадцать с половиной миллионов прошу....    Марат Хузиевич снова посмотрел в смету: - Ну ты ж сам сказал - материал дорогой... Вот и цена такая получилась. Лови послезавтра аванс и приступай к работе. Да и побыстрей... Не тяни.    - Неееет..., Марат Хузиевич, я чёрт побери три дня готовился к такому непростому разговору, а вы тут так простенько мне говорите - ловите аванс в 9 миллионов рублей....    Хузиевич засмеялся, а отсмеявшись и подняв за уголок над столом листок со смету заговорил: - Борис Геннадьевич, в модернизацию вот этого завода, в реконструкцию старых цехов, в оборудование, в том числе и волочильного цеха сегодня вбухано столько денег, что твои полы, с твоими ценами почти НОЛЬ. Так что не бери в голову, иди и работай.    Пока мы лили полы в волочильном цехе, остальные менеджеры тоже не сидели на месте и брали объекты и постепенно в городе и в области нам становилось тесно. Тем более пошли пересечение между менеджерами. Начинаешь окучивать какой-нибудь объект, а на него уже претендуют другие: - А я тоже его обрабатываю...., - обиженно гудел конкурент уже в своём офисе и, не желая его отдавать другому. И начинаются разборки - А ты когда туда зашёл? Или - А с кем ты там ведёшь переговоры? То есть: предпочтение отдавалось тому менеджеру, кто реально зашёл на этот объект раньше и кто ведёт переговоры с лицом с большими полномочиями. Но это были не единственные критерии решения спорного вопроса. Не маловажную роль тут играла и маржа. У кого она была выше. Поэтому Вячеслав Леонидович решил не замыкаться только в нашем регионе и предложил распределить соседние области между менеджерами. Я застолбил за собой Пермь и Пермскую область, так как сам был с Пермской области, а в самом областном центре жила и работала моя мать и проблем с посещением города не было. Да и сам город знал прекрасно. Вася Чуватин выбрал себе Тюмень и Тюменскую область, Костя Челябинск. И мы начали гонять вдобавок и по своим регионам, выискивая объёмы. Возвращались, обменивались впечатлениями и мыслями. Я тоже сгонял несколько раз в Пермь и попытался с налёту найти и взять объёмы. Тем более, что в Перми этот сегмент рынка был плохо развит. Там было всего две маломощные половые компании, которые не в состоянии охватить достаточно объёмов города. Поездив туда, быстро пришёл к выводу - если я хочу оттуда регулярно черпать объёмы, нужно найти человека, подготовить его и открывать в Перми филиал Полура.    Точно к таким же выводам пришёл и Василий, а Костя лишь согласился с мнением более опытных товарищей. На первоначальном этапе я сумел в одну из поездок в Пермь завербовать сотрудницу одной из половых компаний. Её задача была сливать мне объёмы и давать информацию за определённый процент, чтобы я на этих объёмах мог успешно конкурировать с её фирмой и выигрывать. Но такое сотрудничество было не продолжительным и не эффективным. Женщину замучила совесть и она отказалась, да и я сам уже понял, что такой путь мало продуктивный и не продолжительный. Рано или поздно её вычислят. Начал постепенно копать и вскоре вышел на одного из сотрудников компании, торгующей металлопрокатом. Договорился с ним по телефону о встрече и выехал в Пермь.    Представительный мужик, Николай Павлович, сорока пяти лет с располагающей внешностью, подвешенный и грамотный язык, горячо откликнулся на моё предложение.    - Надоело мне торговать арматурой. Никакого развития нет. А тут такое живое дело. И строительный рынок Перми через продажи арматуры хорошо знаю. Согласен. - Импонировало и то, что он тоже военный пенсионер, ракетчик, майор.    Василий Чуватин также нашёл претендента на филиал в Тюмени. Молодого парня Константина и двоюродный брат Василия не подкачал, готов из Челябинска приехать на обучение Алексей.    Всех троих мы и вызвали в Екатеринбург для знакомства, оформления и первичного обучения на наш бизнес. Мой Николай Павлович оказался старше их, челябинскому Алексею было лет двадцать семь-двадцать восемь. Серьёзный и настрой у него на будущую работу тоже обнадёживающий. Тюменский Константин, хоть и двадцати четырёх лет от роду, но подавал определённые надежды. Правда, мой Николай Павлович, в ходе обучения оказался чересчур болтливым и многословным. И в ходе экономических игр, при разговоре с Заказчиком заходил всегда издалека. Ни как не мог уложиться в минуту времени, когда ты заходишь к потенциальному Заказчику и рассказываешь - кто ты и с каким предложением пришёл. И несмотря на большое количество замечаний по этому поводу, размазывал свои предложения и представление на пять-шесть минут, когда Заказчик был уже утомлён словоблудием посетителя. Так мы и не смогли добиться приемлемого результата и махнули на это рукой - сам потом в процессе переговоров поймёт и дойдёт до этого - Не мальчик. После обучения мы их распустили по своим городам.    Закончив работу на заводе УЗПС в волочильном цехе, я недолго был без объёмов. В течение пару недель рысканья по городу, нашёл новый, перспективный и долгоиграющий объём. Довольно крупная и известная строительная компания, занимающееся строительством жилых комплексов и я с ними сначала договорился на обеспыливание готового паркинга. Они построили жилой комплекс с большим паркингом в одном из районов города. Сдали его, а через год жильцы, которые ставили туда свои машины, стали жаловаться на бетонную пыль. Причём, пылило там активно.    - Представляете, Борис Геннадьевич, помоют они вечером машину, загонят, а утром на капоте и лобовом стекле можно писать пальцем любое ругательское слово, - жаловался главный инженер компании Салов Борис Лукоянович, - а как с ней бороться или что сделать, да подешевле... Предложите, что-нибудь.    А что предлагать. Сделал два выкраса Этералью и Литурином. Они выбрали Литурин и мы в течение двух недель обеспылили паркинг. Хотя, Литурин был больше укрепляющей пропиткой, но и обеспыливал тоже хорошо. Строительной компании понравилась наша работа и мне пообещали через месяц следующий паркинг, но там мы уже должны были лить бетон с топпингом. Что Саша Гаврусь сделал довольно качественно, подтвердив марку Полура, а впереди замаячили новые объёмы с этой компанией. Тут произошла довольно смешная и поучительная история, как приходят или добываются объёмы другими. Директором строительной компании была довольно привлекательная женщина лет сорока-сорока пяти Нина Андреевна. Я приехал к ним в офис в конце рабочего дня, для подписания окончательных документов.    - Нина Андреевна у себя? - Спросил у секретарши Маши, кивнув на дверь кабинета.    - У себя, у себя... Только занята. Подождите...., - и ехидно заулыбалась, потом добавив, - с утра занята.    Я посмотрел на часы, время до окончания рабочего дня оставалось 15 минут, так что есть вероятность, что она скоро освободиться. Из-за дверей доносились весёлые голоса и смех нескольких человек, которые к моему облегчению постепенно придвигались к дверям. И действительно, дверь открылась и в приёмную вышли трое молодых мужчин лет двадцати семи-двадцати восьми, в очень приличном прикиде и с ними директорша компании Нина Андреевна, которая прямо лучилась в смехе. Кивнула мне головой и вышла, явно провожать посетителей.    Вернулась в приёмную она минут через пять, но уже без улыбки на усталом лице, говорившем о большом напряжении в общении с молодыми людьми. Кивнула мне головой на свой кабинет и я зашёл за ней следом.    Нина Андреевна прошла тяжёлой походкой к своему месту и прямо рухнула без сил в кресло. Посмотрела на меня и откровенно пожаловалась: - Борис Геннадьевич, меня просто изнасиловали... И так целый день - с одиннадцати часов до настоящего времени...    Я искренне рассмеялся на такое откровение, прекрасно понимая двоякий смысл: - И кто они такие, если не секрет?    - Москвичи. Приехали и предлагают нам строительство нового элитного жилого комплекса с нуля.    - Ну ни фига..., - в изумлении присвистнул я, - это ж какие деньги!?    - Вот и я о том же. Да я за такой объём, готова голой танцевать на столе. Вот и пришлось тут целый день их ублажать. Ох и устала я. У тебя то что?    - Да у меня всё гораздо проще и танцевать вам голой не надо. Хотя я бы....    Нина Андреевна долгим взглядом оценивающе посмотрела на меня и снова откинулась на спинку кресла: - Я бы тоже, Борис Геннадьевич, не против, но сегодня просто вымотана... Давай сюда свои бумаги.    - Вот так, иной раз совсем не просто достаются объёмы и деньги..., - думал я, выходя от неё, даже не подозревая, что эта компания станет последней каплей для моего увольнения из Полура. А пока мы работали и развивались.    В это время я задружился с компанией "Бау Сервис", а конкретно с Андреем Мориным с этой компании, которые продавали целую линейку материалов для полов всемирно известной фирмы BASF. Материалы качественные, но дорогие. Вот мне и дал Андрей Морин информацию на Северский трубный завод в Полевском и я туда помчался. Действительно, им срочно нужно было по новой бетонной стяжке, налить самовыравнивающимся раствором финишную поверхность толщиной 20мм в цехе непрерывного разлития металла на площади в 3500м2. Причём, Андрей Морин качественно проработал с ОКСом завода по поводу своих отличных материалов и мне только и оставалось приехать, провести переговоры и заключить договор. Но когда я увидел цех, мой энтузиазм упал. На улице стояла зима и в цехе с разбитыми наполовину стёклами стояла такая же температура, что и на улице - минус 18 градусов мороза.    - А что у вас тут с отоплением и почему стёкла не вставляете? - Задал я вопрос главному инженеру ОКСа, молодому парню Игорю.    - Да они нам и не нужны. Когда запустят вот эту новую машину для непрерывного разлития металла, то тут ещё та жара стоять будет... Вон она какая.    Действительно, сама машина, громадина из металла, была высотой с девятиэтажный дом, а из-под неё выходили станы, по роликам которых будет катиться прокатная продукция в раскалённом виде. Это был полностью немецкий проект и через полтора месяца её хотели в торжественной обстановке запускать. А нам надо было на новую бетонную стяжку уложить финишный слой жёлтого цвета.    Всё нормально, но вся интрига здесь заключалась в отсутствии тепла и промёрзшей бетонной стяжки. Сделав оптимистическое лицо, я выдал своё видение - завтра приезжаю с производственником, показываю ему и выдаю смету.   ..... - Борис Геннадьевич, ни хрена не получится, а связываться с тепляками будет по всем параметрам накладно. Мы просто затрахаемся строить тепляки. Да даже если построим, то мы не сумеем в короткие сроки прогреть бетонную стяжку и финишка просто через неделю отвалиться. И проблем будет выше крыши.    Что ж, я был почти согласен с Гаврусем, но всё-таки надеялся на его изворотливый ум и какое-либо решение.    В течение двух дней провёл телефонные переговоры с Москвой, где был головной офис BASF по поводу этой проблемы, с Андреем Мориным, который улетел в отпуск в Египет. Мнение у них было одно - строить тепляки. Типа, стройте, лейте пол.... Фигня всё это, там будут небольшие пешеходные нагрузки... Будет стоять    Конечно, если бы я планировал уволиться с компании, то можно было рискнуть. Маржу я туда заложил высокую, надавил бы на Гавруся, тот сделал тепляки, я получил свою часть денег с аванса, что-то около 120 тысяч рублей и уволился. А как потом пойдёт - уже не моё дело. Но я дорожил своей работой, поэтому был в сильнейшем раздрае. Соблазн сделать объект и получить солидную кучку денег тоже был. В принципе, решения были и достаточно эффективные и можно было сработать без тепляков, при этом маржу сделать ещё выше. Но..., но..., объект был не мой, ни я его нашёл, а Андрей Морин и москвичи на него завязались и я не имел морального права, перебивать его чисто под себя. Наверно я бы так его и спустил на тормозах и отказался. Но через день мне позвонил директор ОКСа Северского трубного завода и попросил приехать. А со мной увязался Саша Гаврусь и попали мы с ним прямо на совещание. Не успели мы сесть на стулья, как мне сразу в лоб задали вопрос - Когда договор принесёте?    Пришлось всё им выдать - "В тех условиях, которые существуют на объекте, делать пол этим материалом невозможно. Отвалится и растрескается, да и не ляжет.... Бетон промёрз, строить тепляки и греть бетонный пол невыгодно, да и в определённые вами сроки мы не успеем. Только одних тепляков надо построить минимум 7 штук"    - Чёрт, а пол нам нужен, - сокрушённо произнёс директор ОКСа, представительный мужчина очень похожий внешне на бывшего премьер-министра Касьянова, - и какие ваши предложения?    Тут поднялся с места Гаврусь и бухнул: - Есть другой материал, которым можно работать до минус 20 градусов. И тепляки тогда не нужны. Да и дешевле будет.    Директор ОКСа кивнул мне: - Что скажешь, Борис Геннадьевич!?    Был бы я без Гавруся, отъехал бы вообще от этого объёма из моральных принципов. Не мой объём и не мне решать переигрывать материал. Но тут пришлось говорить: - Да, есть такой материал. Называется Этераль.    - Что-то ты неохотно как-то говоришь.... Проблемы какие-то что ли?    - Да нет...    - Ну и хорошо. Тащи договор с этой Этералью....    Когда мы вышли с совещания, я накинулся на Гавруся: - Саша, чего ты выскочил с Этералью? Ты понимаешь, что подставил меня? И теперь со мной будут разбираться, потому что получается, что я кинул на хорошие бабки местных - "Бау Сервис" и москвичей. Лучше было бы отказаться от этого объёма. Вот как мне теперь звонить Андрею в Египет. Он же на эти деньги рассчитывал.... Люди на меня понадеялись, а я их получается нагло кинул, забрав себе объект.    В таком духе я ещё минут пять чехвостил Сашу, который как мне казалось был удручён. Фиг там. Как только я закончил наезжать на него, Саша весёлым тоном заявил: - Раз, Борис Геннадьевич, такая херня получается и ты чувствуешь свою вину, тогда забей туда сумасшедшую маржу, хоть таким образов получишь моральное удовлетворение....    - Да пошёл ты.... Тебе вот смехуёчки, а я не знаю, как мне звонить Морину, это ж я ему весь отдых испорчу. И как в Москву звонить и отменять поставку материала. Блядь, ещё закажут меня....    Но сделал как и посоветывал Гаврусь, забил сумасшедшую маржу - Может, откажутся тогда? Да ни хера подобного. Я привёз договор, директор ОКСа вызвал к себе в кабинет главного инженера Игоря и главбуха.    - Ну что - я подписываю вот эти цифры? - Видно было, что его подчинённые жутко бояться своего начальника. А как Карнеги в своей книге о менеджементе пишет - "Как задаёшь вопрос - такой и получаешь ответ". Вот задал бы он вопрос - Ну, что не подписываем? Так бы они и кивнули. А так они согласно и одновременно кивнули и директор солидно поставил свою подпись под договором.    Аванс чуть ли не 80% упал на следующий день и как бы я не тянул, надо было совершать неприятные звонки, как Андрею, так и в Москву.    - Андрей..., здорово...    - Здорово. Как там наши дела? - В телефон были хорошо слышны звуки набегающих волн, весёлые крики отдыхающих и даже по-моему крики чаек, если они там водятся.    - Да вот как раз по ним и звоню. Не совсем хорошо.... Дела...    Голос Андрея из беззаботного сразу поменял тональность на настороженный: - А что такое...?    - Андрюха, тут такая ситуация случилась... Только не подумай, что специально, но мы заменили твой материал на Этераль...    - Чтооооо!!!! - И из телефона донеслись неразборчивые звуки, сразу заставив меня забыть о моих неприятностях и с дебильным, весёлым удивлением ляпнул.    - Андрей, ты что там утонул?    - Да вы там ох....ли. Вы что творите? - Дальше снова пошли неразборчивые звуки, как будто Андрюха вместе с телефоном нырнул и я отключил телефон. Сейчас перебесится, побегает по берегу и тогда сам позвонит. Вот тогда и будет главный разговор, суть которого вполне предсказуема - что он думает о моём ближайшем будущем и в каком свете оно будет. Звонок раздался минут через десять, но звонил не Андрей, а москвич.    - Ты что это там, Борис Геннадьевич, творишь? - Голос москвича был спокоен и это настораживало больше, чем если бы он орал и что-нибудь требовал. - Ты понимаешь, что ты нас кинул на бабло и на очень хорошее бабло?    Логику дальнейшего разговора я понимал до мельчайших деталей, поэтому в чём-то оправдываться, бебекать и мемекать не собирался, а сам перешёл в наступление.    - Хочешь откровенно насчёт кидалово? Так слушай. Это ты с Андрюхой меня хотели кинуть. Я вам объяснял, что устройство финишного покрытия в этих холодных условиях невозможно. Бетон промёрзший и всё отвалиться. Вы-то свой материал продадите и вам по хер, что я несу гарантию и мне потом будут говорить - Ну вы же профессионал? На хер мне проблемы нужны и я ещё себя уважаю.    - Ну..., хорошо, Борис Геннадьевич, уважай себя и дальше, только не удивляйся если через какое-то время с тобой что-то случится...    - Ааа..., так ты мне угрожаешь. Только прежде чем угрожать, надо прокачать кому угрожаешь.    - Да какому-нибудь наркоше за тысячу рублей на дозу по фиг, кому в спину заточку засаживать. Сейчас за тысячу рублей могут убить, а ты нас кинул на несколько сотен тысяч.    - Послушай, ты... Когда у нарка не получится с первого раза со мной, а сам лично приду к тебе, но в отличие от нарка - Не промахнусь. Так что подумай.    Москвич отключился и я уже с чистой совестью приступил к работе. Правда, ещё предстояла встреча и объяснения с Андреем, который приедет с Египта через несколько дней, но тот парень порядочный и наверно я сумею с ним объясниться. Но по приезду, Андрей просто не стал со мной разговаривать и общаться.    Без тепляков работа у нас пошла быстро и мы закончили обеспылевать даже раньше срока, указанного Заказчиком. Оказывается, дата торжественного пуска вот этой огромной машины и всего комплекса к нему совпадает тоже с торжественным мероприятием по запуску тепловозов нового поколения на Уральском Заводе Железнодорожного машиностроения (УЗЖМ) в городе Верхняя Пышма. И на эти мероприятия с Москвы едет целая делегация: председатель Государственной Думы Грызлов, мэр Москвы Лужков и министр МЧС Шойгу.    Шойгу будет на пуске машины непрерывного литья в Полевском, Грызлов в Верхней Пышме, а Лужков захотел посмотреть трамвайно-троллейбусное хозяйство Екатеринбурга. И тут вдруг оказалось, что на УЗЖМ всё готово к мероприятию пуска в массовое производства тепловоза, но не готов пол, на котором будет проходить данное мероприятие. И мне тут же, по телефону, поступило даже не предложение, а отчаянный вопль: - Что хочешь делай, Борис Геннадьевич, за любые деньги, но через трое суток ты должен сделать красивый пол в цехе на полторы тысячи квадратных метров....    - Так мы только три дня договор будем согласовывать и подписывать....    - Какой договор!? Какие согласования...!? Выходи без договора. Потом заключим, только скажи - Сколько тебе нужно денег?    И тут я не поскупился.... Забабахал счётик на отличный сверхвысокий аванс и послал на завод УЗЖМ. Думал - пошлют меня. Но мне перезвонили и сказали: - Согласны. Когда выйдешь?    - Завтра с утра.    - Когда будет готов пол?    - Через три дня.    - Отлично. Только деньги скинем послезавтра.    Сашка Гаврусь за такие деньги был готов выходить хоть в ночь, а я в свою очередь быстро договорился с директором "Пром Сити" Скачковым Валерием Юрьевичем об отсрочке платежа за материал и с утра тот отгрузил мне положенное количество Этерали серо-стального цвета.    А на следующий день грянул скандал. Вячеслав Леонидович вызвал меня в кабинет и после долгого, молчаливого разглядывания задал неожиданный вопрос в повышенном и категоричном тоне.    - Борис Геннадьевич, ты кто такой?    Я в недоумении воззрился на директора: - Не понял сути вопроса, Вячеслав Леонидович!?    - Кто ты такой в нашей фирме?    - Странный вопрос. Менеджер....    - Хорошо, а кто я здесь?    - Хм....???? Директор компании.... Владелец фирмы..., - я никак не мог понять недовольных вопросов директора и ждал продолжения, которое тут же последовало.    - Нет, Борис Геннадьевич, это ты здесь директор компании, а я тут никто..., - и Вячеслав Леонидович в великом раздражении застучал указательным пальцем по столу.    Теперь я тоже немного повысил голос: - Вячеслав Леонидович, я ни как не могу понять - куда вы клоните. Объясните.    - Да..., да..., - Перминов даже не заметил, как схватил карандаш из пластмассового стаканчика и сломал его. Мы все знали о его привычке, что когда он сильно злится, то начинал ломать карандаши и линейки или же кидать в стену и дверь пепельницу. Поэтому при заказе канцелярских принадлежностей мы всегда, чисто для него, закупали карандаши и линейки и всё это укладывали на его стол. Иной раз в раздражении кидал пепельницу в дверь или стену и чтобы пепел и окурки не вылетали неряшливо в полёте, купили ему закрытую пепельницу, но теперь ему из-за этого стало неинтересно кидать её. Хрустнул второй карандаш, - да.., да... Запросто заключаете какие-то договорённости, не спрашивая ни у кого берёте материал, выходите без аванса на работу. Так кто тогда я и кто ты, Борис Геннадьевич? Ты тогда, оказывается - ДИРЕКТОР..... А не я. Я тут никто. Ты ни с кем не советываясь, только пошептавшись с Гаврусем, не сообщая мне, как самому главному здесь и который будет если что нести ответственность, а не ты. Спокойно распоряжаешься, заметь - моим имуществом, моими деньгами. И как мне всё это расценивать...?    - Не..., погодите, Вячеслав Леонидович, - прервал я начальника, - вы всегда учили нас, да не просто учили, а требовали, чтобы мы самостоятельно решали все вопросы, в том числе и финансовые, в плане ценообразования по объектам. Я так и действовал. Тогда я не понимаю, как мне дальше действовать!? Каждый раз к вам бежать за решением?    Перминов надолго замолчал, пристально глядя на меня: - Вы с Гаврусем взяли у "Пром Сити" материала на полторы сотни тысяч рублей. Завезли оборудование на завод и приступили к работе. Где договор? Где аванс? На каком основании вы приступили там к работе? Борис Геннадьевич, - Перминов по столу потянулся ко мне, - а если завод захочет кинуть вас с Гаврусем. Откуда мы будем платить за материал? С чего заплатим рабочим за работу?    - Да всё будет нормально, Вячеслав Леонидович....    - Хорошо. Когда ты говоришь они скинут аванс?    - Сегодня..., в течение дня.    - Если к вечеру аванса не будет - ты уволен. Иди. Гавруся ко мне.    Я вышел из кабинета директора и сразу уткнулся в Сашку: - Иди, теперь ты "на ковёр".    - А чего там?    - А сейчас узнаешь....    Через десять минут расстроенный Гаврусь присел около моего стола: - Борис Геннадьевич, что будем делать? Может остановить работу на заводе....    - Саша, поздно. Тем более мы им обещали. Давай марку держать....    - Да марку держать проще всего. Уволят ведь, как Лену Казанцеву... Наверняка помнишь - "В ваших услугах, Лена, мы больше не нуждаемся". А она всё-таки была главбухом и правой рукой у Вячеслава Леонидовича. Да и нравится мне здесь....    Ничего я ему не ответил. Мне и самому не хотелось увольняться из Полура. А через полчаса из бухгалтерии мне сообщили - пришёл аванс с завода УЗЖМ и с Полевского окончательный расчёт.    - Борис Геннадьевич, зайди.    Перминов сидел за столом и сквозь густой сигаретный дым разглядывал бумаги.    - Борис Геннадьевич, пришли деньги с УЗЖМ. Это что за деньги?    - Так это аванс на работы. Я ж вам говорил, что они твёрдо обещали скинуть его сегодня.    - Что-то чересчур большой аванс..., - недоверчиво проворчал директор.    - Так поэтому мы пошли с Гаврусем на эту афёру, чтобы никто не опередил нас. А так работа идёт и таким авансом, который перекрывает ВСЁ, если нас всё-таки кинут.... Ну и чёрт с ними. Договор у меня готов и я сейчас его увезу на УЗЖМ на подписание. Так что всё в порядке.    - Хорошо, а это как я понял окончательный расчёт по Полевскому.    - Да...    Перминов довольно покрутил головой: - Извини меня, Борис Геннадьевич, погорячился. Хорошо вы с Гаврусем крутанулись. Но всё равно надо было как-то меня поставить в известность, чтобы этой горячки не было.    - Пришлось принимать решение быстро и на ходу....    На заводе мы успели с устройством пола и по условиям, выдвинутым нам Заказчиками, мы должны были находиться в числе участников торжественного пуска, как в Полевском, так и на УЗЖМ. Я поехал на Северский трубный завод в Полевской, а Гаврусь в Верхнюю Пышму на УЗЖМ.    На заводе в Полевском, вокруг машины непрерывного разлития металла царила судорожная истерия, где спокойными выглядели только рядовые рабочие, которые из всех углов цеха с интересом наблюдали за разрастающимся скандалом, а руководство завода крыло площадным матом руководство цеха. Те отвечали обвиняющими криками и воплями и дело шло к качественной рукопашной схватке. Что очень удивило меня. Ведь у них всё было готово к пуску и чего тогда истерить. Но пообщавшись с работягами, я только в удивлении покачал головой. Вот эту, здоровенную машину с девяти этажный дом - банально разморозили и сейчас не знали, что делать с торжественным пуском. С огромным ущербом, который образовался в результате разморозки и кто виновен в это, они будут потом разбираться, а сейчас как-то надо было запускать машину, тем более что это мероприятие приехали освещать федеральные телеканалы, региональные, много было и других приглашённых, которые подъедут через час вместе с Шойгу.    В результате криков, матов, нервного курения родилось как всегда простенькое решение: Шойгу, гости и телевизионщики ни хрена не понимают в самой сути работы машины, поэтому им нужна просто красивая картинка, которая и будет торжественным пуском. Решили включить всю иллюминацию, запустить все газовые горелки, испускающие большие факелы пламени вдоль катков. Что-то там ещё сделали и по каткам покатились разогретые куски металла, изображающие готовое изделие, хотя на самом деле их за углом раскаливали газом, а потом огромными щипцами закидывали на катки. Фейерверки, сверкающие блёски, "японские" улыбки заводчан на камеру, хотя у самих "скребли кошки на душе", всё это довольно эффектно и правдиво создало праздничную атмосферу торжественного пуска, после чего гости и руководство завода удалились на банкет, куда нас не пригласили. Да и хрен с ними. Вечером Гаврусь с юмором рассказал о мероприятии в Верхней Пышме.    - Да там всё нормально было. Поставили в цехе единственный изготовленный тепловоз, который из себя представлял обыкновенную железную коробку, где внутри ничего не было и Грызлов хлопнул бутылкой шампанского об корпус. Произнёс стандартную речь и на этом всё закончилось в цеху. Но мне, честно говоря, было жалко Грызлова. У меня, Борис Геннадьевич, от всех этих дежурных действий и слов, создалось стойкое впечатление, что Грызлов со всеми этими поездками, запутался и даже не понимал в каком городе он находится.....    - Как там наш пол выглядел в этом мероприятии? - Задал я неприятный для Гавруся вопрос. Его рабочие перемудрили с добавлением растворителя в Этераль и пол получился с неприятным желтоватым оттенком и трещины не все сумели качественно зашпаклевать.    Гаврусь недовольно поморщился: - Да нормально, тем более там он на половину был закрыт ковровыми дорожками, присутствующими гостями. Так что желтизны и косяков видно не было.    На следующий день началась рутинная работа по подписанию договора и выдавливанию окончательного расчёта. Выдавливанию..., потому что когда рабочая лихорадка заканчивается, Заказчик получает всё что желал иметь, особенно в нашем случае, когда сначала была работа, а потом шло подписание договора и сметы. Вот тогда начинается крученье носом Заказчиком. Так и здесь, все заныли что мы и так очень хорошо заработали на них и они не могут подписать Договор с такой высокой ценой. Прошли ряд жарких переговоров, где я возмущался, спорил, закатывал глаза, а потом сокрушённо сдавал позиции и наконец-то мы договорились опуститься в цене вопроса на 120 тысяч рублей, оставшись в глубине души довольные результатом. Они довольные, что опустили меня, а я довольный что уступил им так мало. Если бы они знали, сколько мы на них заработали?    Но уже через неделю забыл об этом, полностью погрузившись в новый скандал - опять бригада Гавруся напорола косяков. Мне позвонил Салов Борис Лукоянович.    - Борис Геннадьевич, приезжай. Мне надоело бороться с твоим Гаврусем, сам теперь борись.    Действительно, полы в паркинге были кривые и тут даже не надо было прикладывать двухметровое правило. Перепады в ровности отлично наблюдались даже невооружённым взглядом. Но вот качество затирки было отличное и пол просто блестел, даже под неярким светом маломощных лампочек.    - Саша, что за херня? Ты-то где был?    Гаврусь с досадой чесал затылок и кроме как: - Да..., чёрт побери..., - ничего не мог сказать. Да и мне пришлось проявить массу красноречия, чтобы убедить главного инженера строительной компании закрыть глаза на неровности, упирая на отличное качество затирки, которое в первую очередь будет кидаться в глаза. После долгих уговоров Салов махнул рукой на этот недостаток, но как только мы, выполнив работы, съехали с паркинга, теперь затрещал пол, покрывшись сетью мелких трещин. Снова возмущённый звонок Борис Лукояновича и мы мчимся на паркинг и снова горячие разборки. Салов обвиняет нас в том, что рабочие Гавруся при армировании металлическую сетку с ячейкой 100 на 100 бросили прямо на бетонное основание, а не выставили её на стульчиках на высоту в одну треть толщины бетонной стяжки с топпингом. То есть на 30мм. Мы же приводили другой аргумент, типа: мы же предупреждали вас, что при толщине в 80мм возможно растрескивание...    Салов в ответ орал: - Тогда не хер было браться...., - все разборки закончились категоричным требованием Бориса Лукояновича.    - Ничего не знаю. Договаривайтесь с другими и высверливайте керн и мне показываете, где там лежит сетка. Если она лежит нормально, значит всё дело в тонкой стяжке.    Через два дня притащили бурильную машинку и в присутствии Салова засверлили отверстие диаметром в 15см. Вытащили керн и с досадой крякнули - сетка была в самом низу бетонного обломка.    - Ну и что будем делать? - Спросил Гавруся, когда мы поехали с объекта в офис.    - Что..., что... Расшивать трещины и ремонтировать... Первый раз что ли? - Неожиданно вспылил прораб.    - Саша..., чего ты орёшь? Я что ли накосячил? Если тебе так нравиться ремонтировать, так ремонтируй за свои бабки. Я кручусь, изо всех сил натягиваю маржу, чтоб она была побольше, чтобы фирма и я больше заработали. А тут приходит Гаврусь со своими работягами и на каждом втором объекте косяки.... Ведь, нам теперь задержат окончательный расчёт, пока мы не отремонтируем трещины, да ещё потом с расчёта снимут часть денег и я из-за твоей херовой работы получу меньше. Это так мягко сказано. А если грубо, то ты со своими работягами просто украл у меня из кармана деньги. Вот и обижайся после этого.    Так оно и получилось. Но, конечно, такие щекотливые ситуации не часто бывали и благодаря упорству Вячеслава Леонидовича, который прямо нянькался с бригадами, путём естественного отбора создавал сначала ядро бригады, которое давало конечный результат, учил их, а когда надо было и жёстко с них требовал. Потом переходил к другой бригаде и всё по новой. Учил и прорабов... И с каждым месяцем бригады работали всё лучше и лучше, подтверждая, что "Полур" имеет свою Школу и всем остальным конкурентам просто приходилось мчаться за нами, судорожно пытаясь внедрять у себя, всё что в Полуре уже делали "на автомате". Видя, что вложенные усилия приносят свои плоды и прорабы со своими бригадами уже нуждаются в меньшем внимании, у Перминова постепенно стало складываться своё видение будущего нашей компании, которое нам совершенно не нравилось. Он задумал объединить "Полур" с компанией своего сына Андрея Перминова "Промышленные полы" и выйти на объём в 1 миллиард рублей в год. Уж не знаю из чего он исходил, что это даст толчок для рывка развития обоим компаниям, но все в Полуре были против. И тому было несколько причин. Первая - мы чистые производственники и представляем услуги по устройству полов и как конечные во всей цепочке несём гарантию за качество полов в его выполнении, так и за приобретённые материалы. И если что, то Заказчику особо не объяснишь, что мы выполнили свои работы технологически правильно, а вот.... Материалы оказались говно. А мы несли за всё ответственность.    А "Промполы" были чистые продажники и у них была чисто "продажная" технология работы - продать, всучить, впарить свой товар любой ценой, любым способом - и ничего их не волнует. Потом они скажут на любую претензию - А у нас хороший товар, это у вас из жопы руки растут. И это мы слышали в свой адрес не раз. Да, бывали иной раз случаи у нас, когда руки рабочих росли не из тех мест, но и прекрасно знали и когда материал нам продавали "Пром полы" гавённые. Но больше всего меня удивляло другое: две компании. Компания отца и сына и тут должно быть чёткое сотрудничество с таким щекотливым моментом, как ответственность компании сына за качество товара, поставляемая компании отца. И раза два на меня просто давили с "Пром полов", чтобы я на свой объект купил и применил их материал, который по тем или иным причинам просто туда не шёл. Купи и всучь его туда.... - таков был рефрен разговора с "Пром полами".    И мы считали, что две компании с разными психологиями не уживутся под одной крышей. Тем более что и в самих компаниях был разный психологический климат. У нас была чисто семейная, открытая обстановка, где Перминов отец, а мы его дети. Где мы могли даже горячо поспорить с отцом, открыто и спокойно отстаивая свою точку зрения и имея свободу в манёвре. В компании "Пром полы" там была совершенно другая обстановка, более жёсткая, структурированная власть - сверху вниз, где сотрудники были зажаты в жёсткие рамки планов и объёмов продаж. И здесь тон отношений задавала Лариса, начальник отдела продаж и жена Андрея Перминова. Молодая, красивая, амбициозная дама. Умная, деловая, с сильным характером, хороший организатор, отличный переговорщик и результаты её деятельности были впечатляющие. Но как это иной раз бывает, власть затмевает разум и более сильным личностям, что впоследствии отрицательно скажется на характере будущих отношений двух компаний.    Всё это мы открыто высказывали Перминову, но тот уже принял решение, тем более выслушав наши опасения, он переговорил с сыном, определив - что, независимо от того что мы будем сидеть и работать в одном помещении, мы будем всё-таки разными компаниями и стараться не проникать друг в друга, решая общие задачи.    В течение двух недель всё решилось и мы переехали в новый большой офис на Первомайскую 7. Здесь было большое, светлое общее помещение квадратов на 200, где размещались все рядовые менеджеры, человек 15-20. И четыре небольших кабинета под руководство. Устроились хорошо, но обстановка была несколько напряжённая. Хоть мы и знали всех сотрудников "Пром полов", а они нас, но притирка двух разных коллективов происходила в настороженности и медленно. Лариса "строила" своих менеджеров, которые с завистью смотрели на нашу свободу, проявляющееся во всём, а мы поглядывали туда с превосходством и любопытством. Что в свою очередь злило властную Ларису.    Много было и других негативных моментов. Улица Первомайская была всегда забита транспортом, мест для парковки было мало и каждый раз как приезжаешь в офис, а это происходило в день по несколько раз, приходилось искать место куда приткнуть машину. И каждый раз выходя из офиса, приходится напрягать мозги - А где ты в этот раз оставил машину? И ведь не сразу вспомнишь и даже приходилось ходить по дворам, пытаясь вспомнить. Раздражала и каждодневная езда с окраины города, где жил, в центр города.    Но работа шла, шли объёмы. И тут грянуло. Перминов засобирался в отпуск и последние две недели жил в хлопотах от предстоящей поездки в Турцию. Надо сказать, что при переезде в новый офис, наш Полуровский коллектив волей неволей распался, постепенно растворяясь в новом объёме сотрудников двух компаний. Вася Чуватин, Костя Семёнов и Алексей Масленников стали кучковаться вместе, а я и ещё один наш менеджер Илья Верстунин были и работали сами по себе и работали по инерции.    Честно сказать, работа в новом коллективе и в новых условиях меня уже не устраивала. Нас стали постепенно вгонять в некие рамки, что порой сковывало нашу инициативу и свободу.    Если раньше, когда Перминов уезжал в отпуск, мы позволяли себе некоторый расслабон, но тоже в рамках приличия и разумности. И хоть я знал, что сегодня Вячеслав Леонидович улетел с самого раннего утра в Турцию и можно было спокойно заняться своими делами, благо их скопилось до фига, но пришлось ехать в офис, потому что наверняка за нами в это время контроль только усилится уже со стороны руководства "Пром полов", с которым у нас были натянутые отношения. И лишних тёрок не хотелось.    Я набрал кофе и двинулся к своему столу, как дверь открылась и в офис зашёл Вячеслав Леонидович, который в это время должен был лететь в самолёте уже часа два. Ни фига себе! Чего это случилось, что Перминов отложил свой отдых. Такое же удивление отложилась и на лицах остальных сотрудников.    - Внимание, - громко обратился Вячеслав Леонидович ко всем в офисе и ткнул пальцем в свободное пространство перед собой, - всем собраться вот сюда.    Народ поднялся из-за столов и сгрудился недалеко от меня, что позволило мне сидя с любопытством наблюдать, и прихлёбывая горячее кофе.    - Василий, выйди сюда, - приказал Перминов и Вася с угрюмым лицом вышел из строя менеджеров, уже наверняка понимая, что происходит, - Василий, ты уволен. Свободен.    - Семёнов, сюда, - Костя тяжело вздохнул и вышел вперёд, - ты тоже уволен.    Я поглядел в спины уходивших парней, ветеранов Полура и ожидал в следующей очереди услышать свою фамилию или Алексея Масленникова, тем более что он побледнел и в волнении у него забегали глаза. У Перминова была такая манера неожиданных ходов. Год тому назад он так же уволил главного бухгалтера Лену Казанцеву, которая была по сути его правой рукой и замом. Ленка сидела за столом напротив меня и что-то весело щебетала, когда послышался телефонный звонок от Перминова: - Лена, зайди ко мне....    Ленка улетела, а через полминуты вернулась обратно и с растерянным видом села на своё место.    - Лена, что случилось?    Казанцева потерянно посмотрела на меня и глаза её заполнились слезами, но она сдержалась: - Уволили меня - Лена, компания в ваших услугах больше не нуждается....    И Лена ушла. Лишь через несколько месяцев я узнал причину увольнения. На этом настоял сын Перминова Андрей, которому не нравилась независимая позиция Ленки, которая была отрицательно настроена против его компании и хотела более осторожного и выборочного сотрудничества.    Так и сейчас, без всякого объяснения причин был уволен самый сильный менеджер компании. А Костя Семёнов был небольшой потерей. Но не прозвучала ни моя фамилия, ни Масленникова, а вместо этого Перминов озвучил: - Собрание закончено, всем разойтись по своим местам. - И тоже удалился в свой кабинет, сопровождаемый сыном.    - Борис Геннадьевич, зайди ко мне, - послышалось из телефона.    - Ну вот, сейчас меня уволят, но уже без свидетелей. Да и чёрт с ними... Пойдём на вольные хлеба. В конце концов у меня пенсия неплохая, соответствующей средней зарплате по Екатеринбургу....    - Ну что..., удивлён? - Встретил меня вопросом Перминов.    - Пфффф..., конечно удивлён. Что хоть случилось?    - Да решили парни расколоть фирму и втихушку начали делать уже поляны. Я специально запустил слух, что еду в Турцию, чтобы усыпить их бдительность, а в это время по своим каналам пробивал информацию. Они ждали, когда я уеду, чтобы забрать часть оборудования и отколоться от нас. И как тебе такой расклад?    - Честно сказать, для меня это сюрприз....    - Да я знаю, что ты в этом не замазан, а так тут у нас есть ещё пару деятелей, а не только Вася с Семёновым. Но я их увольнять не буду, а очень серьёзно с ними поговорю.    Всей информацией Вячеслав Леонидович не поделился и тут только можно было гадать - кто в этом был ещё замешан и как. Хотя подобная история в Полуре уже была три года назад, перед моим приходом. Полур организовывали два человека, которые и были учредителями компании. Вместе работали, развивались и в один прекрасный день взяли большой объект на Северах, сделали его и при получении окончательного расчёта, компаньон забрал свою долю финансов, большую часть дорогого оборудования, откололся, ослабив Полур по всем позициям.    И сейчас это тоже могло произойти, правда не в той степени, как тогда. Всё-таки мы достаточно твёрдо стояли на ногах.    Василий Чуватин, почувствовав в себе силы и возможности, перерос себя как менеджера и теперь хотел работать на себя, что было логично для амбициозного молодого парня, который в состоянии был раскрутиться. Осуждать его мне не хотелось, потому что я не знал подробностей всей задумки Чуватина. Может быть раскрутившись, он собирался рассчитаться за забранное оборудование, так как Екатеринбург хоть и полуторамиллионный город, но всё равно деревня, где ты будешь постоянно сталкиваться друг с другом, тем более в такой узкой нише, как половой сегмент.    А может и не собирался расплачиваться. Сейчас это не узнаешь, а время всё расставит по своим местам. Кто были его подельники и какова их роль во всём этом, судить было тоже сложно. Никто не называл эти фамилии, никого особо не вызывали в кабинет Перминова, кроме как по рабочим моментам, но обратил внимание, что Масленников и Волобуев в последующие дни выглядели пришибленными.    Перминов так и не поехал в отпуск и вместо этого начал разбираться с проблемами, которые вскрылись в ходе объединения компаний и которые необходимо снивелировать с деятельностью обеих фирм. Возникли у него и новые мысли о мотивации работы менеджеров и их обучения, потому что нужно было на место уволенных набирать новых менеджеров. Так у нас появился Егор Вотчал, парень из провинции, а конкретно из Уфалея. Невысокий крепыш с повадками из 90х. Там он работал то ли начальником охраны, то ли начальником смены какого-то карьера. И было довольно интересно наблюдать за ним. Ничего плохого как бы не хочется говорить о нём, но выглядел он тихим, старательно вникал во все моменты будущей работы, казался простоватым и тщательно скрывал провинциальный менталитет, который мы потом, между собой и когда он нас не слышал называли - Уфалейский менталитет, хотя этот менталитет частенько прорывался в его поступках, высказываниях и поведении. Но у парня была цель, что уже было положительным и выгодно отличало его от, допустим, городских парней его возраста города Екатеринбурга, инфантильных, желающих только получать деньги, но не умеющих работать, да и не желающих. А парни из провинции, имеющие цель..., например, как у Егора стать полноправным и успешным гражданином областного центра..., те как раз и добиваются своего благодаря своему напору и энергии. И это было ценным в нём.    Тем временем поиски врагов внутри трудового коллектива продолжались. Причём, инициатива исходила по моему мнению от "Пром полов". Руководитель компании Андрей Перминов, его Лариса и начальник отдела продаж Сабуров Андрей Владимирович были со мной до приторности вежливы, но каждый из них, в разной степени, негативно оценивали мою деятельность, из-за того что я продвигал и другие материалы, которые успешно конкурировали с полимерными материалами "Праспан", выпускаемыми под эгидой "Пром полов". Никто не отрицал положительных характеристик данных материалов, которые вдобавок были очень хорошо раскручены в нашем регионе и о них знали потенциальные Заказчики. Но, где есть положительные моменты, есть и определённые ограничения. В данном случаи, применительно к Праспану это - обязательное наличие гидроизоляции, влажность бетона должна быть не выше 4%, температура укладки от плюс 15 градусов и надо признать - материал то дорогой. А ведь у Заказчика на пол может быть и денег не хватать или гидроизоляция отсутствовать, или температура не позволяет нанести на пол полимерное покрытие, вот тогда и предлагался Этераль. Материал, который можно было применять эффективно при отсутствии всех вышеперечисленных факторов. Так постепенно, с моей помощью и был раскручен этот материал, который поставлял Скачков Валерий Юрьевич, возглавляющий компанию "Пром Сити". За это и не выносили меня Андрей Перминов, Лариса и Сабуров. Наверняка нажжужали Перминову-старшему, что я беру откаты от Скачкова за купленный на наши объекты материал и меня поставили в разработку.    Чего греха таить, но Валерий Юрьевич, мне откаты предлагал в 5% от закупленных материалов. Но жизненные принципы есть принципы, за которые я сам себя уважал, поэтому я отказался от таких действий, но на эти пять процентов опускал цену материала в смете по согласованию со Скачковым, отчего у меня подымалась маржа и я уже деньги, хоть и в меньшем размере, получал от своей фирмы. Вячеслав Леонидович поставил задачу Варе, которая отвечала у нас за поставку материалов и пробивка началась.    - Борис Геннадьевич, у вас такая Варя есть?    - Да, Валерий Юрьевич, есть. А что такое?    - Да она достала всех уже дилеров. Пытается пробить цены на Этераль во всех областях. А у нас твёрдая договорённость - никто не лезет на чужую территорию. И как только они узнают, что она из Екатеринбурга, так сразу отсылают её ко мне и перестают вести переговоры. Она уже достала всех...    - Это просто пробивка - беру ли я у тебя откаты? Так что не обращай внимание. Пусть продолжает долбиться в закрытые двери.    - Ну ты же не берёшь... Ты же открыто и сразу отказался и берёшь скидку... Если надо я приду и скажу им об этом.    - Спасибо, Валерий Юрьевич, не надо. Просто не поверят.    Перешёл к столу Вари и сел напротив её. Помолчал под вопросительным взглядом: - Варя, хорош ерундой заниматься и тратить время на мою пробивку. Ничего ты там не найдёшь. Не беру я откаты.    - Мне Вячеслав Леонидович поставил задачу и я её выполню.    - Варя, возьми мои бюджеты и сравни со сметами, которые я предоставляю Заказчикам и ты увидишь везде одну и ту же разницу в 5%. Эти 5% я мог бы получать в чистом виде от Скачкова, но у меня есть принципы - не воруй, не бери взятки, не обманывай тех с кем работаешь и служишь. А я эти 5% вбиваю в маржу и получаю деньгу через фирму и уже в меньшем размере, но на законных основаниях. И фирма что-то там по мелочи тоже имеет от этих пяти процентов.    - А что вы тогда, Борис Геннадьевич, не берёте Этераль прямо с завода, где цена гораздо ниже чем у "Пром Сити"? А только у них...    - Да, на заводе цены гораздо ниже. Но транспортировка материала из Санкт-Петербурга до Екатеринбурга всю разницу сожрёт и цена будет или такая же как у Скачкова, либо ещё выше.    - А почему у Скачкова транспортировка ничего не сжирает? - Упорствовала Варя.    Мне уже надоело с ней спорить и невольно ответил ей довольно резко и повысив голос: - Да потому что Скачков берёт материал с завода фурами и двухсотлитровыми бочками, а мы будем брать от ста литров и выше и банками. И Этераль пойдёт отдельным грузом и цена его будет гораздо выше.... Да делай что хочешь, если хочешь убить своё время.    - И буду, - зло кинула мне в спину Варя, - вот сейчас возьму и позвоню прямо директору завода и договорюсь.    Работать расхотелось и я мигом собрался и уехал домой, а на следующий день, с самого утра уехал в посёлок Бобровский где у меня намечалась небольшая поляна. В офис приехал уже после обеда и на входе мимо меня, со слезами на глазах, проскочила Варя, зло глянула и юркнула в кабинет Перминова.    - Чего это она? - Спросил я у Егора Вотчала, безмятежно таращившегося в экран компьютера.    - Да на фуй её послал какой-то директор завода. Вчера и сегодня целый день звонила ему о чём-то пыталась с ним договориться, а тот не соглашался. Вот он её в конце концов и послал...    - Понятно..., - и выдержав полчаса, позвонил в "Пром Сити".    - Здравствуйте Валерий Юрьевич...    - Оооо, Борис Геннадьевич, здравствуй..., здравствуй. Как раз тебе собирался звонить.    - А ты знаешь, Валерий Юрьевич, я знаю зачем ты хотел ко мне звонить.    - Ну тогда проще рассказывать. Достала она нашего директора. Он ей говорит - Мы с завода не торгуем. По всем вопросам покупки материалов обращайтесь к нашему дилеру в вашем Екатеринбурге и кладёт трубочку. А та опять звонит и звонит... А он мужик резкий и простой, взял её и послал сочно и смачно. Мне звонит - Чего у вас там происходит? Говорю - Идёт пробивка менеджера - Ворует или не ворует? Ну и что? Я говорю - Не ворует. А фирма то нормальная? Говорю - нормальная. Вот такие дела.    На этом пробивка закончилась, но уже через пару недель у руководства появился новый повод для подозрений и опять начались происки против меня.    Звонкий, девичий голосок в трубке спросил: - Борис Геннадьевич? Я правильно попала?    - Да.    - Очень приятно. Борис Геннадьевич, меня зовут Марина кадровое агентство такое-то... Борис Геннадьевич, вас приглашает иностранная компания на собеседование по поводу устройства на работу. Вам, как интересно такое предложение?    - Хм...!? Конечно, интересно, но возникает вопрос - А не ошиблись ли вы с номером телефона? Вполне возможно, я не тот Борис Геннадьевич.    - Борис Геннадьевич Цеханович, работаете в настоящее время в ООО "Полур". Я правильно понимаю.    - Правильно.    - Вам интересно предложение по устройству на работу по вашему профилю от швейцарской компании. Вам предлагается на выбор три вакансии - руководитель отдела, технический консультант, менеджер. Полный соц. пакет, плюс автомобиль. Новая иномарка. Ну.., про зарплату я вообще не упоминаю. Высокая. Так как насчёт собеседования?    - Согласен.    - Хорошо, с вами свяжутся и скажут - где и когда. Спасибо, Борис Геннадьевич. До свидание.    Хм.... Интересно, интересно. И как раз вовремя, тем более, что я всё больше и больше терял интерес к работе в компании. И здесь не в последнею очередь играло объединение с "Пром полами". Но и с другой стороны: уходить с одной компании чтобы прийти в другую!!!!???? Тоже смысла не видел. Всё будет тоже самое, только в более трудных условиях - новый коллектив, притирка, опять борьба в становлении и в доказывании окружающим, что ты ещё в тренде и имеешь потенциал на будущее. Если заглянуть в плюсы, то конечно - наличие соц. пакета, высокая зарплата, да и новенькая иномарка неплохой плюсик. Ну, а минусиков ещё больше - заставят ведь работать по их условиям, а это наверняка планы - ежедневные, декадные или недельные, квартальные и такие же отчёты, да ещё в письменном виде. Дисциплина и рабочий график, в отличие от Полура, где ты сам этот график для себя составляешь и более свободен в плане рабочего дня. Чувствуешь, что у тебя с объёмами полный порядок - значит можно немного сбавить темп и заняться своими делами, а если у тебя не всё в порядке - поднажмёшь. А про европейский подход к работе в русском смысле мы очень хорошо наблюдали на примере завода "Калина". Там людьми швырялись, даже не задумываясь, и не важно, что там у тебя, что ты нужный специалист и уважаемый в коллективе или у тебя дома беда или мэрия не может организовать нормальное автобусное движение в сторону твоей работы - опоздал два раза на несколько минут на работу. Уволен. На обед там ходят чуть ли не строем целым цехом и на обед тебе дают очень ограниченное время. Не успел - не волнует. Сходил лишний раз на перекур - Уволен.    Так и мне совсем не хотелось менять "шило на мыло". Я и в Полуре имею высокую зарплату, и машина у меня есть - пусть и не иномарку, а двенашка.... А вот проверить себя!? Что я в свои 52 года стою!? Интересный момент.    Позвонили через неделю. Молодой человек.    - Борис Геннадьевич, вы у меня в списке на собеседование на руководителя отдела.... Как вы, ещё не изменили свои планы?    - Нет. Готов.    - Хорошо. Завтра в 11 часов жду вас в кафе гостиница "Центральная".    Тихое, уютное кафе, время бизнес-ланча если не наступило и вокруг нас по залу сидело всего несколько посетителей. Молодой парень, лет двадцати шести-семи, Евгений, прибыл из Москвы набирать команду в новый филиал швейцарской компании "Зика". Видно было как гордился своей миссией и всячески в разговоре со мной подчёркивал, что он москвич, в Москве сосредоточенна вся жизнь и от него зависит - возьмёт ли он меня или другого претендента на работу. Мне было интересно наблюдать за такой напыщенностью и игрой в значимого человека. Но чувства свои скрывал и отвечал сдержанно. Правда, в конце собеседования, когда он попросил поподробнее рассказать о работе в Полуре, пришлось несколько категорично ему ответить: - Евгений, не совсем красиво будет если я начну сейчас рассказывать, как я работаю в Полуре, чем занимаюсь. С какими проблемами приходится там сталкиваться. Поверьте мне, если вы меня возьмёте на работу в качестве руководителя отдела, технического консультанта или менеджера, все ошибки, которые есть в Полуре или были допущены мною, будут учтены. А так скажу вам - строительный рынок Екатеринбурга в плане применения материалов компании "Зика", я знаю. И рынок или часть полового рынка нашего города меня знает и думаю, что компания Зика только приобретёт в моём лице нужного специалиста, которого не нужно обучать, а готового сразу работать. Может и слишком громко я сейчас заявил, но думаю не особо погрешил против истины.    Когда я уходил из кафе то обратил внимание на сидевших молодых людей явно следующих претендентов на работу в "Зика". Следующие три дня у меня прошли в большой суете под знаком устройства полов в посёлке Бобровский. Нужно было выполнить полы на открытой площадке площадью в 776 м2. Сначала произвести выемку грунта, уплотнить дно выемки, сделать щебёночное основание с разуклонкой. Потом произвести сложное П-образное, объёмное армирование и самое сложное - сразу и одновременно выполнить заливку ленточного фундамента с установкой утеплителя, с монолитной плитой толщиной 250мм, с углублениями под опоры каркаса будущего склада, с установкой металлических пятаков с винтовыми анкерами под эти опоры и затиркой дорогим шведским топпингом Геркулит зелёного цвета. И пикантность ко всему добавляло, что в любой момент может ударить морозец, который если мы сделаем эту работу - всё испортит. И самое главное, шоёрт побьери, мы не готовы были к такой работе. Ни бригады, ни прораб Женя Кунашев. Не было у нас нужной квалификации, да и опыта. Но мы ввязались в это безнадёжное дело с непонятным и нездоровым азартом. И как самые настоящие русские, с криком, матом, с посыланием друг друга в разные дали и на разные короткие слова, с пинаньем под жопу, всех кто попадался под ноги на площадке, мы выполнили всё кроме самой заливки, которую решили делать сразу, так как нас уже поджимала погода. Или - или. Сегодня ещё рано, завтра уже поздно.    Мне вежливо посоветывали не присутствовать на заливке: - Борис Геннадьевич, приезжайте послезавтра, когда нарежем усадочные швы....    Да и чёрт с вами. Даже звонить не буду и интересовать тоже не буду.... Нам повезло, ночью произвели заливку, а в день затирки ударил хороший плюс. Как оказалось, последний плюс, перед холодами. И послезавтра я поехал на поляну с самого утра в гнетущем состоянии от самой возможности унизительно оправдываться перед Заказчиками - сыном и отцом, затеявшие это строительство на свои деньги. Но когда я вылез из машины перед бетонной плитой пола в голом поле, я чуть не сел на задницу в великом удивлении. Парни сделали НЕВОЗМОЖНОЕ. И это был, на мой взгляд, самый лучший пол сделанный за эти годы. Это было бетонное зеркало, в котором чётко отражались без всякого искажения зелёные ёлки. Лишь нарезанные усадочные швы слегка портили вид цементной пылью. Я обежал вокруг основания, присел на корточки и не мог придраться к ровной линии углублений под опоры и металлические пятаки с анкерами стояли ровно и горизонтально. И никого вокруг, лишь брошенное оборудование в подмёрзшей грязи, раскиданная и развешанная в беспорядке на кустах рабочая одежда, обувь и в ста метрах одиноко лежавший, в жёлтой, пожухлой траве метровый диск от вертолёта. В другое время я бы закипел в злости за такое и Женя Кунашев получил бы по полной за такое разгильдяйство, но я лишь усмехнулся и всё простил за такую работу.    Офис, в котором не был несколько дней, в связи с работой в Бобровском, встретил деловой суетой и двусмысленными подколками, из которых стало понятно - все знают о моём собеседовании насчёт Зики и считают, что я слил всю информацию о нашей компании. В открытую никто и ничего не спрашивал и не говорил, а я ждал когда меня вызовут и открыто спросят - Как так, Борис Геннадьевич? Мы тебе доверяли, а ты....    Но никто не спрашивал, а самому бегать и оправдываться не собирался. Спросят - отвечу. Но в офисе стали меня остерегаться, только подойду к столу к кому-нибудь - демонстративно переворачивают бумаги, закрывают файлы на компьютере или прекращают разговоры на рабочие темы. Я усмехался про себя, но продолжал хранить молчание. Через несколько дней, сделав вид что не видит меня, один из менеджеров "Пром полов" стал громко разглагольствовать: -... Думал его возьмут...!? На собеседование сбегал... В паспорт бы лучше свой посмотрел.... Сколько ему лет... Там молодые и перспективные нужны...    Я усмехнулся про себя: - Щенок..., - и направился к говорившему.    Тот несколько смешался, ожидая что я, сделав вид, промолчу "в тряпочку". Остановился напротив него, значительно и молча осмотрел его с головы до ног. Посмотрел таким же взглядом на его собеседников.    - Надо бы тебе по роже дать, чтобы ты за базаром следил, но не буду. Не поймёшь. Знаешь, какая разница между тобой и мной, если не считать возраста? Хотя и здесь разница чисто эфемерная.   ..............    - Молчишь, потому что по сравнению со мной ты щенок. Поверь мне, пацан, если думаешь что впереди у тебя целая вечность, так я разочарую. Не успеешь оглянуться, как пройдёт 30 лет и тебе тоже стукнет 52 года. И ещё удивляться будешь, как это так быстро промелькнуло. Только я к своим годам первую свою военную жизнь достойно прожил и сейчас вторую жизнь, гражданскую, тоже нормально строю. Я состоялся и там и здесь. И могу спокойно и без сожаления оглянуться назад. А тебе, сынок, это ещё всё предстоит: создать семью, вырастить и воспитать нормальных детей, стать нормальным мужиком с нормальными мыслями. Я то стал и есть им. А вот у тебя дилемма: либо ты станешь нормальным мужиком и тебя будут уважать, либо ты так и останешься по жизни прыщавым юнцом и с таким же уровнем мышления.    - Да я... Да пошёл ты...    Я сделал быстрый шаг вперёд, придвинувшись к нему вплотную, и сильно наступил на его ногу, отчего он перекосил лицо в болезненной гримасе: - Больно...? Да...!? Да я то пойду..., но следующий раз ещё больнее сделаю..., - и отошёл от него. Больше при мне таких разговоров не проводили, а круг отчуждения только расширился. И я решил увольняться, вот только доработаю до конца месяца. Несколько месяцев назад Вячеслав Леонидович ввёл новую систему оплаты труда для менеджеров. Каждый месяц мы должны были приносить договора на несколько тысяч квадратных месяцев. Выполнил этот план - получаешь в конце месяца хорошую деньгу. Не выполнил - только 50% от этой хорошей деньги. И у меня как раз не хватало этой тысячи. А на одной из окраин города как раз нашёл объект и усиленно окучивал его на подписание договора именно сейчас, хотя полы он собирался в своём холодильнике лить только через два месяца.    И в такое смутное для меня время прозвучал звонок и голосом мужика в возрасте спросили: - Борис Геннадьевич?    - Да.    - Это вас беспокоят из Москвы с центрального офиса компания "Зика". Меня зовут Сергей Дмитриевич. Несколько дней тому назад, к вам Екатеринбург, выезжал от нашего офиса наш работник Евгений для проведения собеседований и набора нового персонала в планируемый филиал.    - Да, был такой.    - И вы проходили собеседование...., - уточнил невидимый собеседник.    - Да.    - И каков результат?    - Мне никто по результату не отзвонился, так что вполне логичный отказ и причина наверняка в моём возрасте. Мне почти 52 года.    - Вот в этом и причина моего звонка. Евгений по результатам собеседования набрал команду в новый филиал. Набрал одну неопытную молодёжь, которая.... Извините меня - "не ухом, ни рылом" в нашем деле. А тут узнаём, что опытного специалиста, знающего рынок Екатеринбурга как раз нашего сегмента, которого не надо обучать.... Мы тут насчёт вас навели справки и отзывы о вас только положительные. Решение руководства следующее: результаты собеседования Евгения отменить на 100%. И завтра в Екатеринбург вылетает другой ответственный товарищ для проведения повторного собеседования. Вы готовы снова поучаствовать в собеседовании?    - Готов.    Ещё через несколько дней прошло собеседование с нормальным, адекватным дядькой, а потом я поехал на свой липовый объект с готовым договором. Подходил конец месяца и после зарплаты собирался увольняться. Молодой парень, владелец объекта с сожалением сообщил: - Борис Геннадьевич, я решил пока временно свои проблемы и холодильник с полами буду делать лишь через год. А пока притащил железнодорожный вагон-холодильник и мне сейчас достаточно его для мороженной рыбы.    - Владислав, тоже к сожалению, я уже сообщил своему руководству о скорой работе на вашем объекте и тогда предлагаю поступить следующим образом, чтобы гладко, для меня, выйти из этой неудобной ситуации. Мы сейчас подпишем договор, а через недельки две мы его разорвём..., - слукавил я.    Парень слегка скривил губы на моё предложение, но подписал договор. А мне больше и не надо.    Только вернулся в офис, как мне позвонил старый Заказчик, где мы сделали несколько полов в паркингах. Звонил главный инженер.    - Борис Геннадьевич, приезжайте. Надо сделать полы с нуля в новом паркинге....    У меня было ещё ряд неотложных дел и пришлось с сожалением предложить: - Николай Иванович, сегодня никак не получается, а вот завтра в одиннадцать часов я к вам приеду. Устраивает или какой-то другой вариант нужен, более удобный для вас.    - Хорошо. Завтра в одиннадцать часов встречаемся.    На следующий день со мной на встречу напросился Алексей Масленников, который пару месяцев уже работал начальником отдела продаж в Полуре, чем очень гордился. Почувствовал себя важной персоной, отчего корона на его голове не только ещё сильнее засияла, но сильно свалилась набекрень. И у меня сложилось впечатление, что если я возьму этот объект, то меня, из-за сложившейся обстановке внутри компании, просто отодвинут от него. В приёмной главного инженера, неожиданно встретили менеджера с конкурирующей компании Асспол, который наверняка тоже нацелился на этот объект. Поздоровались и нас сразу пригласили в кабинет.    - Здравствуй, Борис Геннадьевич..., - поднялся из-за стола высокий и худощавый Николай Иванович.    Я представил Алексея и мы, присев за стол, стали обсуждать устройство полов и в конце разговора, когда всё обсудили, спросил: - Николай Иванович, а Асспол тут чего делает? Тоже хотят поучаствовать?    - Да... Но всё-таки мы решили с вами продолжить сотрудничество, хотя и знаем, что они дешевле свои услуги предложат, но зато у вас качество полов выше. Так что давайте, тащите договор и начинаем работать...    И тут я совершил грубейшую ошибку для менеджера: - Николай Иванович, вы извините меня, но вчера я действительно не мог приехать. Очень много других дел было...., - сказал и тут же прикусил язык.    Николай Иванович высоко поднял брови и шумно вздохнул в себя воздух, после чего удручённо крякнул и нажал кнопочку селектора: - Нина, ну-ка пригласи сюда Асспол.    В кабинет зашёл менеджер Асспола и по взмаху главного инженера присел к столу, после чего Николай Иванович, ткнул в меня пальцем: - Ты, Борис Геннадьевич, вчера не захотел приехать, сославшись на неотложные дела, а я ведь для тебя перспективный Заказчик, который даёт тебе и твоей фирме работу, даёт живые деньги... Да, ты должен задрав хвост бежать ко мне, бросив все свои дела. Я вчера, после тебя позвонил в Асспол, так Андрей тут был через двадцать минут. Не научился ты, Борис Геннадьевич, уважать Заказчика. Ну что ж, придётся тебя поучить. Андрей, тащи завтра сюда договор....    Мы молча вышли из офиса строительной компании и Масленников с осуждением и досадой в голосе протянул: - Ну ты и дал, петуха, Борис Геннадьевич..., - сел в машину и умчался в офис. Я туда приехал, через полчаса после него, сел за компьютер и у меня сложилось стойкое ощущение, что Масленников, прискочив в офис, скачал у меня всю мою базу, что никогда не практиковалось в Полуре. База каждого, это его база. А ещё через минуту в общее помещение выглянул Алексей.    - Борис Геннадьевич, зайди к нам..., - и скрылся в кабинете, который делил с начальником отдела продаж "Пром Полов".    - Слушаю..., - сказал я, усевший за стол, хотя уже прекрасно знал, что мне скажут.    - Борис Геннадьевич, я считаю, - важно начал Масленников, откинувшись на спинку кресла и приняв позу начальника, - что вы исчерпали свой ресурс в компании "Полур".    - Это ты считаешь...!? А ты кто такой чтобы определять этот ресурс. Его может определять только Перминов.... Хотя..., хотя..., наверно действительно соглашусь с тобой. Я ухожу.    Встал, вышел из кабинета, написал заявление об уходе и ушёл. А на следующий день, перед обедом, мне позвонил из Москвы Сергей Дмитриевич: - Борис Геннадьевич, спешу сообщить вам приятную весть. По итогам собеседования вы приняты на работу в наш новый филиал в вашем городе. Только не техническим консультантом, как вы хотели, а всё-таки начальником отдела. Так что можете спокойно увольняться со своей компании.    - Что ж, весть действительно приятная, тем более что я вчера уволился с Полура. Но, наверняка я вас сейчас удивлю, но я отказываюсь от вашего предложения.    - Как отказываетесь? - Удивился невидимый собеседник.    - Ну как!? Вот так. Просто оно мне не интересно.    - Вы так легко отказываетесь от 50 тысяч белой зарплаты? От хорошего соц. пакета, от машины...???    - Да.    - Тогда я не понимаю, а зачем вы два раза проходили собеседование?    - Как я вам говорил, мне 52 года и решил проверить себя - А имею ли я ещё какой-то потенциал? А могу ли я соревноваться в полную силу с перспективной молодёжью? Оказывается могу. А 50 тысяч я и так заработаю, да и машина у меня есть....    - Постойте, Борис Геннадьевич, встречное тогда предложение. Давайте поработайте у нас хотя бы полгода, пока раскручивается наш филиал в вашем регионе и потом можете увольняться. А так может ещё и понравиться.    - Нет, Сергей Дмитриевич, решение я уже принял и хочу поработать немного на себя.    А вечером новый звонок, но уже от Перминова: - Борис Геннадьевич, это правда, что ты отказался от работы в "Зике"?    - Правда...    - Тогда я не понял, зачем ты собеседования проходил?    - Да хотел проверить себя, нужен ли я кому в свои 52 года?    - А чего тогда заявление на стол бросил? Ты нам нужен.    - Это вы так считаете, а вот Масленников считает, что я исчерпал свой ресурс в Полуре.    - Да это я его ресурс сейчас исчерпаю и завтра утром он проснётся безработным... Давай возвращайся обратно.    - Не... Вячеслав Леонидович, что я мальчик? Сегодня бросил заявление на стол, завтра забрал...    - Плохо..., плохо... Вообще херово. Ладно. Когда за расчётом приедешь?    - Да как будете готовы, так и приеду.    - Завтра к обеду приезжай.    У фирмы скопилось долгов к моим деньгам около сотни тысяч и я переживал - всё ли отдадут? Приехал к обеду, прошёл в кабинет к Перминову: - Чем заниматься думаешь?    - Да пока отдохну, осмотрюсь кругом.    - А чего ты про собеседование ничего не говорил, если ты заранее знал что откажешься? А то мы тут очень переживали о твоём таком поступке.    - Так, Вячеслав Леонидович, нужно было просто спросить открыто, я бы также открыто и ответил. А то всё за моей спиной все судили и рядили....    - Да..., это наша ошибка. Ладно, вот твои деньги, - Вячеслав Леонидович повернулся к сейфу и достал оттуда, к моему удивлению, довольно увесистую пачку денег и протянул её мне. Я то ожидал более худую, - твои, честно заработанные. Считать будешь?    - Нет. Вам доверяю.    Мы распрощались и, уже сидя в машине, достал деньги и пересчитал. Как и предполагал, денег было гораздо больше. Я набрал номер Перминова.    - Вячеслав Леонидович, вы наверно пачкой ошиблись. Тут денег гораздо больше, чем положено.    В трубке послышался доброжелательный смех: - Нет, не ошибся. Это твои честно заработанные деньги и премия от фирмы.    Я откинулся на спинку сиденья. Что ж закончился ещё один яркий этап моей жизни и начинается новый. Но пока отдохну. А потом - "И вновь продолжается бой.....".         Продолжение следует.                По всем вопросам, связанным с использованием представленных на ArtOfWar материалов, обращайтесь напрямую к авторам произведений или к редактору сайта по email
(с) ArtOfWar, 1998-2017
Источник: http://artofwar.ru/c/cehanowich_b_g/text_1240.shtml



Рекомендуем посмотреть ещё:



Николай Коляда улетит
Новые фильмы комедия 2018 года список которые уже вышли смотретьСмотреть фильмы корейские сериалы 2018Сериалы выходящие в мае 2018Матрица времени фильмы 2018Новая церато 2018 официальный сайт


Сколько лет екатеринбургу сейчас в 2018 году Сколько лет екатеринбургу сейчас в 2018 году Сколько лет екатеринбургу сейчас в 2018 году Сколько лет екатеринбургу сейчас в 2018 году Сколько лет екатеринбургу сейчас в 2018 году Сколько лет екатеринбургу сейчас в 2018 году


ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ