Атомная школа возвращение часть 2 фильм 2018 смотреть

Закрыть ... [X]

 

атомная школа возвращение часть 2 фильм 2018 смотреть

 

Критика сочинений и выступлений Светланы Алексиевич

Сборник статей и комментариев

 

 

Содержание сборника

1. За что дают Нобелевские премии. Светлана Алексиевич - антисоветчик и русофоб? Вы нам подходите!

2. Отзыв на книгу Светланы Алексиевич "Чернобыльская молитва".

3. Нобелевская премия по русофобии.

4. Комментарий: Светлана! Уделите несколько часов, погуглите и найдёте много интересного. Не будете выглядеть… неинформированной.

5. Алексиевич призналась в любви к русскому народу". Комментарии к статье.

6. Игорь Потапов.  За какую литературу Алексиевич получила Нобелевскую премию.

7. Сергей Зеленин.  Нобелевка за русофобию.

8. Анатолий Андреев.  Не женское лицо. Как Нобелевский комитет из Светланы Алексиевич символ сотворил.

9. Владимир Бондаренко.  Почем ненависть к России?  Как белорусская писательница Алексиевич бьется за Нобелевскую премию.

10. Светлана Алексиевич и ее литературный Нобель.

11. Егор Холмогоров.  Вручена Нобелевская премия по нелитературе.

 

 

№ 1

За что дают Нобелевские премии. Светлана Алексиевич - антисоветчик и русофоб? Вы нам подходите!
 

9 октября  2015 года. at 11:09 AM  URL:  http://antiseptic.livejournal.com/644995.html

URL:  http://uznai-pravdu.ru/viewtopic.php?f=40&t=6064

gi-12715-59204-big
 


Есть такая писательница - Светлана Алексиевич. Кто ее знает? Кто читал ее последний шедевр? Однако именно ее вчера наградили Нобелевской премией по литературе.
Сделала она себе "имя" еще в перестроечные годы, выпустив книгу воспоминаний женщин о трагедии Великой Отечественной, о страданиях обычных людей от гитлеровцев. Собственно, литературной обработки там практически нет, просто сведены и оформлены рассказы очевидцев и участников событий.  В общем, в книге присутствует оголенный нерв, подлинность - в силу того, опять же, что она на 90 % состоит из воспоминаний участников событий. Литературного таланта г-жи Алексиевич в этой книге лично мне найти не удалось.
Затем Алексиевич выпустила еще несколько книг, в которых "срывала покровы" с "преступной афганской войны", резала "правду-матку" о Чернобыльской трагедии, о чеченской войне.

Но лейтмотивом ее сегодняшней деятельности звучит антипутинизм майданного разлива, наложившийся на хронический антисоветизм и русофобию.

За что же нынче дают нобелевки? А вот за это:
Светлана Алексиевич: «Путин сегодня в каждом русском сидит»
О войне России против Украины (25% нобелевки).

- Как можно заливать страну кровью, производить преступную аннексию Крыма и вообще разрушать весь этот хрупкий послевоенный мир? Нельзя найти этому оправдания.
Я только что из Киева и потрясена теми лицами и теми людьми, которых я видела. Люди хотят новой жизни, и они настроены на новую жизнь. И они будут за нее драться.
А сотни российских танков в Донбассе — это не разговор, и натравливать братские народы друг на друга — это смерть для политика.
(про Югославию гражданка Алексиевич уже не помнит. Про Вильнюс и польскую Солидарность - оперативная память не удержала. Про границы СССР в контексте "хрупкого послевоенного мира" - тс-с-с! Майданные лица, сотни российских танков, хех...)
- Тем, кто сегодня выступает в защиту сепаратистов в Донбассе, стоит посмотреть, что рассказывают украинские солдаты, которых эти так называемые ополченцы, а скорее всего русские контрактники, брали в плен. Как они над ними издевались.
Как русских везут обратно убитых? Их тихонько, тайком хоронят, как преступников. В то же время в интернете я видела документальное видео: огромные рефрижераторы развозят по Украине тела украинских солдат и офицеров.
Экая зрадища. Огромные украинские рефрежираторы есть, да. А все остальное укрофольклор.
Про Путина (50 % от нобелевки)

- Путин — не политик. Путин — кагэбэшник. И то, что он делает, это провокационные вещи, которыми обычно занимается КГБ.
О прошлом и будущем (10 % от нобелевки):

-Я одну мать спросила: почему вы молчите, ведь погиб ваш сын? А она говорит: мне тогда не дадут миллион, а за этот миллион я хочу купить дочке квартиру.

Когда я писала книгу об Афганистане «Цинковые мальчики», люди были честнее, матери орали, кричали.

Это нельзя назвать чистым страхом, очень много чего смешалось. Люди разочарованы в тех 20 годах, которые прошли после развала Советского Союза.

Это мы, элита, хотели «перестройки», а народ молчал.

А сейчас, когда Путин заговорил на их языке, оказалось, что вместо будущего люди выбирают прошлое.

И это самое страшное открытие последних лет.
"Мы, Элита". Ну, вы понимаете. Расслоение на "людей" и "быдло" уже произошло в извилинах Алексиевич. Ну и конечно, "самое страшное" в том, что народ начал понимать, как эта "элитная" сволочь его кинула в ту самую перестройку.
Далее:

Снова о главном "укробожестве":
- Мы можем говорить сегодня о коллективном Путине, потому что Путин в каждом русском сидит. Мы столкнулись с тем, что Красная империя ушла, а человек остался.
Пассаж про жертв и палачей, обязательный элемент программы, (5% от нобелевки):
- Любой, кто жил в советской стране, подтвердит, что мы жили среди жертв и палачей. Например, в той деревне, где я жила, все знали, что этот полицаем был во время войны, этот — во времена ГУЛАГа предавал людей. Мы все время жили среди таких людей... В моей книге есть один потрясающий рассказ, когда человек говорит: «Нет химически чистого зла». Когда он был маленьким, то был влюблен в тетю Олю — дивный голос, длинные волосы... И вот «перестройка», все начали говорить то, о чем молчали, и он узнает, что тетя Оля в 1937 году донесла на родного брата и тот погиб в лагерях. Когда тетя Оля заболела раком и умирала, он задал ей вопрос, который его все время мучил: «Зачем ты предала своего брата?» Тетя Оля сказала: «Попробуй найти в сталинские годы честного человека. Честных людей не было». Уходя, он спросил ее: «Что ты помнишь о 1937-м годе?» А она говорит: «Это был лучший год в моей жизни, я была любима, я любила, я была счастлива».
Вот такие люди в окружении г-жи Алексиевич. Полицаи и предатели. Подобное тянется к подобному, что тут поделаешь. Рассказ тоже прекрасен в книжке, многое говорит об авторе - шизоид, добивающий умирающего человека вопросами про 37 год. "Нет вообще честных людей в то время". И войну выиграли нечестные люди нечестно, видимо. Нечестно умирали за Родину. Шиза в чистом виде. Кристальная.
Про бандеровский "музей" Пермь-36 (еще +5%):

Нам важно понять, откуда мы вышли. Это должно объяснить многое из того, что с нами сегодня происходит. Но по большому счету, не отрефлексированы ни ГУЛАГ, ни война. Об этих темах откровенно не поговорили.[Как это? То есть, видимо, мало гадили на историю] А сегодня - вплоть до уголовной ответственности. То, что говорил Сталин — эта версия опять принята за главную. [А можно конкретнее, что там он говорил, и где был неправ?]
Например, единственный в России музей жертв ГУЛАГа — в Перми. Сейчас там всех сотрудников уволили, на этой основе делают музей работников ГУЛАГа. То есть уже не жертв, а палачей. Главная государственная идея, как эпидемия, заразила всех — якобы была великая Россия, которую потеряли в 1990-е, а сейчас должны восстановить.
Как же они ссут (другого слова просто нет) МИНИМАЛЬНЫХ признаков ресоветизации. Называется, "чует кошка, чью мясу съела", да. "Элита" - она все-все понимает.

Про Пермь-36 рекомендую почитать здесь, это мерзость просто феерическая, "музей" открыто прославляет бандеровщину и коллаборационизм.

Беларусь — это смесь мафиозного и советского государства (и еще 5 %, пнула Батьку зачетно)

- Это смесь мафиозного и советского государства. Это коктейль, которого даже историческая наука не знает, как назвать и определить.
Ну а что А.Лукашенко? А ничего. Поздравляет. Видимо, устраивает формулировочка сути белорусской государственности.
«Ваше творчество не оставило равнодушными не только белорусов, но и читателей во многих странах мира», — отметил Лукашенко.

В общем, что тут скажешь.

Литературное творчество г-жи Алексиевич - это конъюнктурщина в чистой воде. Выскочив на описании (смаковании?) деяний фашистов на советской земле, дальше сия госпожа начала обильно гадить в каждую рану страны и на советский период истории в особенности. На том и заработала себе имя, так сказать.
Нобелевская премия по литературе по-прежнему остается оружием информационной войны против России (Пастернак-Солженицын-Бродский-Алексиевич).

Кроме того, нобелевка, конечно, щедрый "грант" для матерых антисоветчиков-русофобов.

Ну и, понятное дело, теперь к критериям, позволяющим претендовать на нобелевку, впервые причислен пещерный "антипутинизм" майданного образца.
Вот вам и суть Нобелевской премии по литературе.

 

 

№  2

Отзыв на книгу Светланы Алексиевич "Чернобыльская молитва"

URL:  http://komariv.livejournal.com/21285.html

 

 

Периодически возникает необходимость рассказать, что я думаю о книге "Чернобыльская молитва" Светланы Алексиевич. Произведение это состоит из воспоминаний пострадавших в результате Чернобыльской аварии людей. К сожалению, автор не потрудилась хоть сколько-нибудь изучить историю процесса ликвидации последствий аварии, и отсеять из свидетельств  явно ошибочные, а порой и просто нелепые моменты. В итоге, книга "Чернобыльская молитва" вместо сборника воспоминаний превратилась в подборку бреда, излагаемого с серьезным лицом и  трагическим надрывом в голосе.


Общий вывод - книга не просто не рекомендуема к прочтению, а вредна, поскольку содержит не просто неверную информацию, а глупости, что формирует неправильное восприятие трагических последствий Чернобыльской аварии. Ниже приведу несколько наиболее запомнившихся моментов со своими комментариями.
Из "Интервью с автора с самим собой":

Я  долго  писала эту  книгу...  Почти  двадцать  лет...  Встречалась  и разговаривала  с  бывшими работниками станции, учеными, медиками, солдатами, переселенцами, самоселами...

Запомним эти слова. Двадцать лет.
...Первый  раз  сказали, что у нас радиация, так мы думали: это болезнь какая-то, кто заболеет -- сразу помирает. Нет, говорят, что-то такое, что на земле лежит и в землю лезет, а увидеть нельзя. Зверь, может, видит и слышит,а человек  нет. А  это неправда! Я видела...  Этот цезий у меня  на  огороде валялся,  пока дождь его не намочил. Цвет у него такой чернильный... Лежит и переливается  кусочками...  Прибежала  с колхозного  поля и  пошла  на  свой огород...  И  такой  кусочек  синий...  А  через  двести  метров еще один... Величиной  с  платочек, что  у меня  на  голове.  Крикнула я соседке, другим бабам,  мы все оббегали. Все  огороды, поле вокруг... Гектара  два... Может, четыре  больших  кусочка  нашли...  А один  был красного  цвета...  Назавтра посыпал дождь. С самого утра. И к обеду их не стало. Приехала милиция, а уже не   было  чего  показать.  Только  рассказывали...  Кусочки  вот   такие... (Показывает руками.) Как мой платочек. Синие и красные.

Тут все ясно, кроме одного: зачем придумки малограмотного человека в книге приводить? Жалко, милиция приехала, надо бы скорую. По их линии есть учреждение, где и не такие истории всерьез слушают.
А  гребешки у кур  были  черные, а не красные  -- радиация.  И сыр не получался. Месяц жили без  творога и сыра.  Молоко не  кисло, оно в  порошок сворачивалось, белый порошок. Радиация...

Эта  радиация  у  меня  на  огороде   была.  Огород  весь  побелел, беленький-беленький, как чем-то посыпанный. Какими-то кусочками... Я думала, может, что-то из лесу принесло. Ветер насыпал.

Из той же оперы. И это не в контексте выдумок, это все начало книги такое.
Вот пеночка. Из воспоминаний ликвидатора:

Возвратились домой. Все  с себя снял, всю одежду, в  которой там был, и выбросил в мусоропровод. А пилотку подарил маленькому сыну. Очень он просил. Носил, не снимая. Через два года ему поставили диагноз: опухоль мозга...
Дальше допишите сами... Я не хочу дальше говорить...

Итак, человек зачем-то пронес зараженную форму через дозконтроль и понимает, что ее лучше выбросить. (Уже странно) Но сын просит пилотку, как быть? И ему дают пилотку! Все правильно сделали. Впрочем, папа эту пилотку на голове носил, что во многом объясняет его поведение: все, что могло в той голове думать, излучением поражено.
Мое любимое:

"Что запомнилось...Врезалось в память?
Целый  день мотаюсь  по  деревням... С  дозиметристами... И ни одна  из женщин  не  предложит яблоко...  У мужчин  страха меньше, принесут  самогон, сало: "Давай пообедаем". И отказываться неудобно, и  пообедать чистым цезием -- мало радости. Выпьешь. Без закуски.

Белые  грибы хрустели под  колесами машин.  Разве это нормально? В реке плавали толстые и ленивые сомы, раз в пять-семь больше привычного. Разве это нормально? Разве...

В одной деревне все-таки усадили за стол...  жареная баранина... Хозяин подвыпил и признался: "Молодой  барашек. Зарезал, потому что  не мог на него смотреть.  Ну,  и уродина! Есть даже  неохота". Я  --  хлоп стакан самогона. После этих слов... Хозяин смеется: "Мы  тут адаптировались,  как колорадские жуки."
Поднесли дозиметр к дому - зашкаливает..."

Итак, ездит бригада дозиметристов. Они не просто видят последствия облучения, но и знают его реальные уровни. Их приглашают за стол. Что нужно сделать в зараженной местности? Правильно, измерить сначала радиационный фон. Тем более, аппаратура есть. Но как-то забыли на почве предшествовавших угощений самогоном. Конечно, если стаканами пить. Кстати, что делает дозиметрист, если у него прибор зашкаливает? Правильно, переключает прибор на следующий поддиапазон измерения. Но самогон, видимо, не дает этого сделать.

Кроме того, какой бы ни был дозиметр, если он хоть в каком-то поддиапазоне зашкаливает, то фон слишком велик для проживания там людей. А тут речь не о самоселах, а о целых деревнях, причем уже через некоторое время после аварии, ведь упомянутые мутанты-сомы и барашек успели вырасти.

Вывод прост: то ли автор врет, а Алексиевич в силу своей некомпетентности этого не видит, либо она сама это все придумала. В любом случае, зашкаливает тут не дозиметр, а дурь.
В хате  печка  топится, сало жарится. Дозиметр приставишь: не печка,  а маленький реактор.
Вот у Алексиевич если дозиметры, так зашкаливают. Каких-то показаний у них нет на всем протяжении книги. Серьезно.
А я как раз  перед этим  прошел  курсы  по  гражданской  обороне,  нам  выдавали информацию  тридцатилетней давности: пятьдесят рентген -- смертельная  доза.

Ну да. Не знает ни автор, ни рассказчик, что самая легкая степень лучевой болезни развивается при дозе вдвое большей. Расказчик-то ладно, мы уже привыкли, что интервью брались то ли у помешанных, то ли у алкоголиков. Но "книга писалась почти двадцать лет". И за это время не ориентироваться в дозах хотя бы примерно...
Через два месяца мы  уже начали что-то понимать. Давай  спрашивать: "Мы же  не   смертники.   Побыли  два   месяца,  хватит.  Пора  нас   поменять". Генерал-майор Антошкин проводил с нами беседу, откровенничал: "Нам невыгодно вас менять. Мы  вам  дали один  комплект одежды. Второй,  третий. Вы  навыки приобрели.  Менять вас -- дорогое дело, хлопотное". И  упор на то, что мы -- герои.


Во-первых, срок пребывания в Зоне определялся не количеством дней, а накопленной дозой облучения. Получил 25 рентген - езжай домой.

Во-вторых, спустя два месяца от своего появления в Зоне рассказчик с Антошкиным говорить не мог, его уже там не было. Ладно рассказчик перепутал Антошкина с Таракановым (я так думаю, что с Таракановым), но Алексиевич могла примерно хронологию представлять?!
В общем, хватит. И так понятно, что книга представляет собой откровенную халтуру и попытку (успешную) сколотить на человеческом горе свой капитал, приобрести популярность. До написания этого поста я предлагал экземпляры "Чернобыльской молитвы" сжигать. Теперь я предлагаю воздвигнуть из них памятник самой Светлане Алексиевич. И пусть ей будет стыдно.

Анатолий Краснянский: Восьмого октября 2015 года Нобелевский комитет присудил белорусской писательнице Светлане Алексиевич премию по литературе.


Приложение

Скриншот (сделан 15.10.2015) страницы: http://komariv.livejournal.com/21285.html

 

KL61

 

 

 

№ 3

Нобелевская премия по русофобии

9 октября 2015 года.  Отдел информаци. URL:   http://www.segodnia.ru/content/167339

 


Шведу Нобелю неспокойно на том свете. Не для того он учреждал свою премию, что бы ее использовали в политических интересах. Одна только победа в номинации по литературе чего стоит. Присудили ее белорусской писательнице Светлане Алексиевич не за талант, а за русофобию. Фемина со своими неадекватными высказываниями в адрес России и русских оказалась в тренде сезона. Примечательно, что пишет она свои тексты на русском языке.
Как заявила постоянный секретарь Шведской академии Сара Даниус, Алексиевич заслужила награду «за её полифонические сочинения, памятник страданий и мужеству в наше время». За что же на деле Алексиевич получила премию?
Содержание ее книг явно русофобское, а сама писательница заявила в Минске журналистам, что «три четверти граждан России рады убийствам «хохлов» и недостойны любви». И, конечно, Алексиевич отметила, что любит Украину, была на киевском «майдане» и «плакала над фотографиями «Небесной сотни».
Почти сразу после известия о новом лауреате Нобелевской премии по литературе фамилия писательницы вошла в число самых употребляемых в Twitter хэштегов. А МИД Белоруссии заявил: «Эта первая премия, полученная гражданином нашей суверенной страны, войдет в историю становления белорусской нации, общества и государства».
В России, естественно, реакция иная. «Нобелевские премии в политике, а теперь и литературе дают за идеологию. Обаме дали за слова, но не дела. Алексиевич — за набор идеол. штампов», — написал в своем официальном Twitter глава Госдумы по международным делам Алексей Пушков («Единая Россия»).
Один из блогеров так прокомментировал Нобелевскую награду Алексиевич: «Надеюсь, на полученную премию Алексиевич вылечится, — иронизирует пользователь, — Объясните ей, что 84% не любят Порошенко и его округу и обожают братьев украинцев!».
«Альбац и Веник светятся от счастья. В лице алексиевич нобелевку дали всему коллективному эху русофобов», — заметил еще один комментатор.
Известный русский писатель Эдуард Лимонов считает творчество победительницы второсортным.
«Не ценю и Светлану Алексиевич. Я считаю, что она литератор третьего-четвертого ряда, - констатирует Лимонов. - А Нобелевская премия превратилась в светское мероприятие, похожее на выборы «Мисс Вселенной». Такая же пошлятина. Только вместо жюри из стилистов и модников, которое выбирает красотку, здесь декоративный Нобелевский комитет, где имеется король-королева и так далее. Они устраивают пышные церемонии в смокингах, да. Но при чем здесь литература? Ни при чем. И о политике здесь тоже говорить несерьезно. Политика, это когда были Солженицын, Бродский, Иван Бунин, которого предпочли в 1933-м году, чтобы Горькому Нобелевку не давать. А Шолохову наоборот вручили. Просто не могли не вручить. Так это были большие люди! И такие решения можно было уважать. А нынче: где Шолохов и Солженицын и где Алексиевич? Она — звезда для домохозяек»

 

№ 4

Светлана! Уделите несколько часов, погуглите и найдёте много интересного. Не будете выглядеть… неинформированной

15 октября 2015 года. Комментарий za_protiv. URL:  http://blog.spchat.ru/?p=47453
  


Светлана, не скажу, что прочитал все ваши книги, но «У войны не женское лицо» оставила у меня впечатление как об одной из лучших книг о Великой Отечественной.

Кстати, не припомню, чтобы Вы в ней хоть единожды акцентировали национальность героев.

И, для меня вдруг, в вашем интервью после получения Нобелевской премии высказывания о том, что «русские радуются каждому убитому украинцу» показались не только не справедливыми, а и оскорбительными. Я уж не говорю о разжигании национальной вражды.

Моё недоумение вызвали ваши высказывания всвязи с вашим плачем над «Небесной сотней».

Я тоже скорблю о «Небесной сотне», также как о тысячах погибших и изуродованных Донбасса, погибших в бездарных «котлах». Я сопереживаю бежавшим из Украины. Куда бы они ни бежали.

Но, вернёмся к «Небесной сотне». Я скорблю. Только, в отличие от Вас, я знаю, что «Майдан» и переворот в Украине подготовили и совершили США, при покорном содействии одних и молчаливом попустительстве других стран ЕС. Так вот о «Небесной сотне» я скорблю по иному, зная кто её убил (конспективно):

— «Парубий, Пашинский и Аваков виновны в гибели «небесной сотни»? Фотофакты для укроскептиков» 24.02.2015. http://jpgazeta.ru/parubiy-pashinskiy-i-avakov-vinovnyi-v-gibeli-nebesnoy-sotni-fotofaktyi-dlya-ukroskeptikov/

18 февраля около часа дня, активисты евромайдана и журналисты обнаружили на улице Институтской автомобиль «Хонда» с госномерами АА4774СО (зарегистрированный на гражданку Украины Бойко Елену Степановну), в багажнике которого лежала снайперская винтовка с оптическим прицелом и глушителем – Фото.

Водитель автомобиля (опознанный как Барладин Петр Александрович) прятал лицо за медицинской повязкой, а на вопросы активистов не мог и не хотел давать внятных ответов. Почти сразу на месте событий появился народный депутат от партии «Батькивщина» Пашинский Сергей Владимирович. Он помешал активистам задержать автомобиль, а потом руководил его бегством – Фото.

Вместе с Пашинским на место событий прибыло доверенное лицо Арсена Авакова, сотрудник спецподразделения «Барс» и по совпадению любитель снайперских винтовок Соболта Юрий Мирославович – Фото.

По приказу Сергея Пашинского Соболта садится в машину и уводит её в неизвестном направлении – Фото.

Спустя короткое время Соболта оказывается личным телохранителем нового министра МВД Арсена Авакова. А через месяц за неизвестные заслуги получает от него личный наградной пистолет «Форт 1705» №110448 с разрешением №3625 от 28.03.2014. Фото Собалта с другими нынешними лидерами хунты.

После ни Пашинский, ни другие фигуранты дела никак толком не объяснили, откуда взялась на Институтской снайперская винтовка, зачем она там была, почему её скрытно вывезли и куда она потом делась. Равно как и не было произведено должное расследование о причастности этой винтовки к последующим событиям, а также не установлены алиби фигурантов.
Видео.


Вторая часть фактов касается непосредственно расстрела на Институтской 20 февраля.

«Неизвестные снайперы», как утверждают авторы нескольких независимых расследований, работали из гостиницы «Украина» и соседнего с ней здания. Это можно было достаточно легко отследить по траекториям полёта пуль, застрявших в деревьях и стенах, а также заметно на известном видео, где пуля попадает в дерево сзади от атакующих активистов евромайдана.

Здание гостиницы «Украина», как и смежные, контролировалось на тот момент бойцами коменданта евромайдана Парубия Андрея Владимировича. До сих пор не идентифицированные бойцы, которые также участвовали в стрельбе, носили жёлтые повязки. Очень похожие на ту, которая была у Соболты – Фото.

Третья часть расследования касается событий послерасстрела на Институтской.

Вот фотографии того, как народный депутат и комендант евромайдана Андрей Парубий лично курирует эвакуацию снайперов из здания филармонии.

Фото, подтверждающие идентификацию жёлтых повязок и шарфов. В т.ч. и жёлтый шарф у Порубия.

— «Депутат Европарламента рассказал о польских снайперах на Майдане» 20.04.2015. http://lenta.ru/comments/news/2015/04/20/polish_snipers/

Депутат Европарламента и кандидат в президенты Польши Януш Корвин-Микке заявил, что снайперы, стрелявшие в Киеве во время событий на Майдане в феврале 2014 года, были обучены в Польше, передает Wiadomosci.

«Майдан — это наша работа. Я сидел в Европарламенте рядом с министром иностранных дел Эстонии Урмасом Паэтом. Это он в разговоре с тогдашним главным дипломатом ЕС Кэтрин Эштон признал, что наши люди стреляли на Майдане, а не люди президента России Владимира Путина или бывшего украинского лидера Януковича», — сообщил политик. По его словам, террористы расстреляли на Майдане 40 демонстрантов и 20 полицейских, чтобы спровоцировать беспорядки.
На вопрос журналиста, какие интересы преследовала Варшава, Корвин-Микке ответил: «Мы делаем это, чтобы заручиться благосклонностью со стороны Вашингтона».

Польский политик отметил в интервью изданию, что хотел бы видеть Украину независимой, но вместе с тем как можно более слабой. Корвин-Микке также добавил, что текущие события на Украине — это агрессия США против России.
— «Порошенко против «Свободы»: кто кого съест» 14.10.2015. http://ria.ru/analytics/20151014/1301700154.html
Обвинения нацистов из украинской партии «Свобода» в расстреле участников майдана в 2014 году — упреждающий удар Порошенко с целью ликвидировать угрозу своей власти.

Самые честные, профессиональные и неподкупные украинские прокуроры обнаружили достаточные основания для проведения следственных действий в отношении представителей партии «Свобода». Есть подозрения, что именно последние организовывали расстрел пресловутой «небесной сотни» майдана.
Первый мой порыв – вычеркнуть в стоящей у меня на полке книге «У войны не женское лицо» имя и фамилию автора.

Светлана, если Вас действительно до глубины души затрагивает судьба «небесной сотни» и многотысячные жертвы Донбасса, а также бессмысленные жертвы «котлов», уделите несколько часов, погуглите и найдёте много интересного. Не будете выглядеть… неинформированной.

 

 

№ 5

Алексиевич призналась в любви к русскому народу

8 октября 2015 года. URL: http://vz.ru/news/2015/10/8/771299.html

 

Белорусская писательница Светлана Алексиевич, удостоенная в этом году Нобелевской премии по литературе, заявила, что любит русский народ.
По мнению ряда комментаторов, Нобелевскую премию Алексиевич получила якобы благодаря ярко выраженной антироссийской позиции.
«Я люблю русский народ, я люблю белорусский народ, мои родственники со стороны отца были белорусами, мой любимый дедушка. И вообще я в четвертом поколении сельский учитель. То есть мой прадед учился вместе с Якубом Коласом. Так что я чувствую, что это моя родина, моя земля», - приводит слова Алексиевич белорусское «Радио Свобода».
«И в то же время моя бабушка, моя мать - украинки. Я очень люблю Украину. И когда я недавно была на Майдане и видела фотографии «Небесной сотни», я стояла и плакала. Это тоже моя земля», - призналась писательница.
«Я люблю русский мир, только я не могу до сих пор понять, что они имеют в виду. Я люблю хороший, гуманитарный русский мир. Тот мир, перед которым преклоняется весь мир. Перед той литературой, балетом, великой музыкой - да, я этот мир люблю. Но я не люблю мир Берии, Сталина, Путина, Шойгу. Это не мой мир», - заявила лауреатка.
Алексиевич родилась в 1948 году в Станиславе (ныне Ивано-Франковск, Украина). Отец – белорус, мать – украинка. После демобилизации отца из армии семья переехала в Белоруссию.
Напомним, Нобелевская премия по литературе этого года досталась белорусской писательнице Светлане Алексиевич за «ее полифонические сочинения, памятник страданий и мужеству в наше время», награду ей прочили уже несколько лет.


Комментарии (не все) к статье "Алексиевич призналась в любви к русскому народу"

URL: http://vz.ru/news/2015/10/8/771299.html
Примечание Анатолия Краснянского: Я вынужден был удалить часть букв в некоторых словах - оскорблениях. Оскорбление не является аргументом и свидетельствует только о неспособности автора привести достаточно аргументов для доказательства своего тезиса.  

 

Никита Евграфов. Москва. 21 день назад.

Да никого она не любит кроме себя и бабла. Забыла все свои корни, теперь она – обычный русофобный западоид.

Алексей Логов. Москва. 22 дня назад.

Не любишь мира Путина и Шойгу, живи в мире Порошенко и Яроша.
Алексей Александрович. 22 дня назад.

Тем более что она там теперь своя.

Владимир Пермяков. Краснодарский край. 22 дня назад.

Копни любого Коласа Якуба, там обязательно сидит Мицкевич, у которого губа была не дура, все они были лицедеи. А потомки все адепты Опус Деи, против России креатура. Алексиевич упомянула о корнях отцовских, в Германии много растаковских, плюс западынской матери натура, вот и гавкает на вождей московских. Белоруссия, не дай Бог, на это поведётся, в капкан, как Украина, попадётся, Сказал же устроитель мира, не создавай себе кумира, иначе будешь очередною жертвой. Приманка, миллион долларов от Нобеля в конверте, поэтому не взял их гений Перельман, они от дьявола, поверьте!

Irina Pung. 22 дня назад. 

Немного о лауреате:

Из русской Википедии:

"С начала 2000-х годов живёт в Италии, Франции, Германии."
"В марте 2006 года уехала на два года жить в Швецию. Много ездит по миру, встречается с издателями, читателями, выступает с лекциями."

Заметим, что Швеция -- страна дорогая и довольно холодная: без особых оснований Италию на Швецию не меняют. И, кстати, как раз в Швеции раздают Нобелевские премии. И ещё вспомним, что именно шведский ПЕН-клуб всё выдвигал и выдвигал Алексиевич на вожделенного жирненького "Нобеля".


Продолжение об антисоветскости Алексиевич в советское время.

Википедия:

"В 1976-84 годах - руководитель отдела очерка и публицистики журнала 'Нёман'."

Напомним себе, что в совесткое время в советских литературных журналах публицистика могла быть только советской: пронизанной партийным духом и всё такое. Советская журналистско-писательская карьера "антисоветчицы" Алексиевич была очень даже СТРЕМИТЕЛЬНОЙ. В 1972 году (возраст 23 года) Алексиевич закончила университет и была направлена в провинциальную районную газету "Маяк коммунизма". Всего через год она уже работала в белорусской центральной "Сельской газете". Ещё через три года, в 1976 году (возраст 28 лет) она -- начальник отдела очерка и публицистики белорусского литературного журнала "Нёман".

В 1984 г. не уволили Алексиевич с должности начальника отдела за антисоветскость и диссидентство, а она смогла позволить себе уйти на чисто писательскую работу, точнее, на довольно жирный советский писательский паёк, обеспечивавшийся "Литературным фондом" при Союзе писателей.

Советские премии антисоветчицы:

- имени Николая Островского, 1985;
- имени Константина Федина, 1985;
- имени Ленинского комсомола, 1986.(с)

Может, нобелевку исторической родине всё же отдаст? В знак бесконечной любви.
Андрей Бармалей. Екатеринбург. 22 дня назад.

Премия по литературе как и премия Мира давно ПОЛНОСТЬЮ себя дискредитировали....
Я даже не собираюсь разбираться что за лауреат эта писательница....
Вариантов всего два....
1) Ее творчество очень нравится людям типа Маккейна
2) Ее творчество имеет определенную художественную ценность (не большую чем еще у 2000-50000 тысяч писателей из большинства стран), но контролирующие принятие решений люди решили что ПОРА ВСЕРЬЕЗ заняться Белоруссией...
Аleksandra romanova. Краснодар. 22 дня назад.  

Её мир не мир Сталина, Шойгу и Путина, а мир Гитлера, Бандеры и Шушкевича, она не белоруска, она жидобандеровка, смесь майдана и гремучей змеи.
Дмитрий Иванов. Ницца. 22 дня назад.  

Родилась 31 мая 1948 года в западноукраинском городе Станиславе (ныне — Ивано-Франковск). Плачет она о небесной сотне, а о детях Донбаса она не плачет. Свь.
Gennadiy 5555522 дня назад 

Странная женщина. Любит тот хороший, гуманитарный русский мир, перед которым преклоняется весь мир, но только не может до сих пор понять, что они имеют в виду. Кто нибудь понял? Эта женщина романтик? И вообще, почему она назвала фамилии двух разных эпох, мир которых она не любит, при этом являясь гражданкой Белорусии. Почему не мир Лукашенко? Почему Шойгу и Путин и при чем сдесь вообще Шойгу? Тогда почему бы не назвать фамилии руководителей того любимого гуманитарного русского мира?
Мария Светлова. Москва. 22 дня назад.

А ещё Алексиевич признается, что она не любит 84 % россиян! А ничего, если среди них - и украинцы, и белорусы? СССР - многонациональный был. Эта бесстыжая графоманка заявляет, что российские граждане, которые входят в эти 84 %, призывают убивать украинцев. Вот за эту клевету натовцы и нобеля ей. СССР держал в узде таких промндовок. А без Союза и НАТО уже ниже плинтуса опустилось, не на кого стало равняться, совсем в разнос ушло...
Мария Светлова. 22 дня назад.

--> Niki Nik olaeva,

Вот интересно, какая биография родственников у таких бесовок, не официальная, а бытовая. Если правдиво выяснять, то 200 % окажется, что она - франковская бандеровка, всю советскую жизнь заметавшая следы и замаливавшая грехи своих родственников..., что национальность реальная у ней - по маме, которая хоть и из Франковска, но, явно, не украинка. По партийной и литературной работе получила эта продажная дурында стремительный взлет и привилегии сразу же после инст-та... но ненавидит всё советское, а в нынешнем свете и российское...

Ведь, без СССР ей вообще ничего не светило из благ. Она жировала в СССР и жирует сейчас, только обмусоливая советские темы. Ни в какой натовской стране в её молодые годы ей бы ничего не обломилось... никто бы не печатал то единственное, чему она научилась и эксплуатирует - советские проблемы. Теперь эта твь перепродалась и зарабатывает уже у натовцев, поливая помоями то государство, которое её сладко кормило в молодые годы. Вот бесовское отродье.
Niki Nik olaeva.  22 дня назад. 
--> Мария Светлова,

Это как Далька Грибова.
Не воспринимаю я серьёзно эту Нобелевку.
А БиБиСи стыдливо уводило камеру от неё, ибо понимали, что даже обыватель Великобритании будет, мягко говоря, в шоке недоумевать.
Мария Светлова. 22 дня назад.
--> Niki Nik olaeva,

Это - да, Нобелевка уже стала как метка на поеце.
Владимир Пермяков. Краснодарский край. 22 дня назад.  

Спросите эту нобеличку, что сделал Сталин плохого белорусским партизанам, посылая в непокоренные фашистами болотные районы через линию фронта самолёты с оружием и прочим грузом, вывозя на обратных рейсах детей,  раненных и уцелевших жителей сгоревших деревень? И что сказал бы ей Машеров за лизоблюдство перед недобитками бендеровцев западных, присоединённых после войны, областей областей.

Не знаю биографию её матери. но явно не без интереса она использовала унизительный для западынки замуж за могуля, скрываясь от возможных связей в юности с полицаями от бдительных сотрудников Берии. Как сказал Михаил.Жванецкий, только мать знает, кто отец ребёнка, и сдаётся мне, что нобеличка это знает, унижая Белоруссию этой поганой премией, как Горбачёв и другие лауреаты, типа Обамы, о которых Нобель не имел представления.
....
Я Снова Я. Тюмень. 22 дня назад.  

"Но я не люблю мир Берии, Сталина, Путина, Шойгу. Это не мой мир». Видимо "мир порося с бандерятами" ближе, да и понятнее. Как всё перевернулось в наше время, теперь убийцу целых сотен тысяч людей, гражданина фашистского государства Обаму назначают "голубем мира", любой мошенник и вор, как Навальный, станет жертвой политических репрессий, лишь объявив себя "оппозицией Путину". А лучший писатель МИРА - русофобка - для этого видимо нужен "большой талант".
Gensher. Москва. 22 дня назад 

Мир Гитлера, Порошенко, Обамы и прочих яйценюхов-трупчиновых она, получается, любит.. Вот за это премия, всё ясно.
Slava Kopach. Великий Новгород. 22 дня назад. 

Премию мира. дайте после этому чучелу Маккейну! Справедливость!
Михаил Сергеевич. 22 дня назад.

"Но я не люблю мир Берии, Сталина, Путина, Шойгу, а также Брежнева, Ленина, Петра I, Екатерины II, Дмитрия Донского и прочий русский мир. Это не мой мир", - заявила лауреатка.
Гена Бугаенко. Питер. 22 дня назад 

Светлана, осталось только ответить на вопрос - любите ли Вы мир Порошенко и Авакова.
Олег Ионе. 22 дня назад.

Она любит правый сектор и земелю Яроша.
Игорь Прокофьев. Московская область. 22 дня назад 

Спасибо, Света, просветила дурака.
Теперя буду знать: Путин с Шойгу - плохие, а Вы, Света - хорошая.


№ 6

Игорь Потапов

За какую литературу Алексиевич получила Нобелевскую премию

17 октября 2015 года. И. Н. Потапов, член Координационного совета руководителей общественных организаций российских соотечественников в Белоруссии. URL:   http://www.imperiyanews.ru/details/21770d86-799f-4a5b-aedc-f1db22be75a0


Лауреатом Нобелевской премии по литературе в 2015 году стала белорусская писательница Светлана Алексиевич «за её полифонические сочинения, памятник страданий и мужеству в наше время»

Светлана Алексиевич в числе прочих «перестроечных разоблачителей» несёт свою долю вины в дискредитации советского государства, в разрушении СССР и в кровавых событиях, сопровождавших развал или последовавших за ним. Не о том ли «мужестве», с которым Алексиевич и ей подобные обрекали миллионы наших соотечественников на вечные (вот оно «увековечивание») страдания в разгромленной перестроечниками стране, говорит формулировка награды?
Согласен, заслужила Алексиевич от Запада награду — бывает, дело житейское, на войне как на войне. Когда-то именно под таким предлогам «нобеля» за литературу и Пастернак получал, и Солженицын.
Да и сами западные СМИ не стали скрывать политическую причину этого награждения. На первой встрече с иностранными журналистами 10 октября с.г. в Берлине большинство вопросов Алексиевич были откровенно политическими. Например, почему в России считают, что премию ей дали за позицию против Путина…
Пришлось ещё раз перечитать её книгу «Цинковые мальчики». Первые, давние впечатления и оценки только усилились. Идеологическая диверсия против государства и одного из её институтов — армии, осуществлённая литературными средствами, антисоветский спецпроект наподобие «Архипелага ГУЛАГ». У Солженицына ложь по рецепту Геббельса — чем неправдоподобнее, тем сильнее действует. С этой целью Солженицын почти весь СССР в ГУЛАГ отправил. Алексиевич во лжи так просто не обвинить — у неё реальные интервью, но подобранные и изложенные так, чтобы на эмоциональном уровне вызывать гнев и возмущение преступной политикой Советского Союза в Афганистане.
Чтобы не быть голословным, вот три отрывка из «Цинковых мальчиков».
Первый отрывок. Записано со слов медсестры.

«Вызвал главврач:
— Поедете в Афганистан?
— Поеду…
Мне надо было видеть, что другим хуже, чем мне. И я это увидела.
Война, нам говорили, справедливая, мы помогаем афганскому народу покончить с феодализмом и построить светлое социалистическое общество. О том, что наши ребята погибают, как-то умалчивалось, мы поняли так, что там много инфекционных заболеваний — малярия, брюшной тиф, гепатит. Восьмидесятый год… Начало… Прилетели в Кабул… Под госпиталь отдали английские конюшни. Ничего нет… Один шприц на всех… Офицеры выпьют спирт, обрабатываем раны бензином. Раны плохо заживают — мало кислорода. Помогало солнце. Яркое солнце убивает микробы. Первых раненых увидела в нижнем бельё и сапогах. Без пижам. Пижамы не скоро появились. Тапочки тоже. И одеяла…
Весь март тут же, возле палаток, сваливали отрезанные руки, ноги, остатки наших солдат, офицеров. Трупы лежали полуголые, с выколотыми глазами, с вырезанными звёздами на спинах и животах… Раньше в кино о гражданской войне такое видела. Цинковых гробов ещё не было. Ещё не заготовили.
Тут начали понемногу задумываться: кто же мы? Наши сомнения не понравились. Тапочек, пижам не было, а уже развешивали привезённые лозунги, призывы, плакаты. На фоне лозунгов — худые, печальные лица наших ребят. Они остались в моем сознании такими навсегда…
Два раза в неделю — политическая учёба. Нас учили все время: священный долг, граница должна быть на замке. Самая неприятная вещь в армии — доносительство: начальник приказывал доносить. По каждой мелочи. На каждого раненого, больного. Это называется: знать настроение… Армия должна быть здоровой… Положено было «стучать» на всех. Жалеть нельзя было. Но мы жалели, на жалости там все держалось…
Спасать, помогать, любить. За этим мы ехали. Проходит какое-то время, и я ловлю себя на мысли, что ненавижу. Ненавижу этот мягкий и лёгкий песок, обжигающий, как огонь. Ненавижу эти горы. Ненавижу эти низкорослые кишлаки, из которых в любой момент могут выстрелить. Ненавижу случайного афганца, несущего корзину с дынями или стоящего возле своего дома. Ещё неизвестно, где они были этой ночью. Убили знакомого офицера, недавно лечившегося в госпитале… Вырезали две палатки солдат… В другом месте была отравлена вода… Кто-то поднял красивую зажигалку, она разорвалась в руках… Это же все наши мальчики гибли… Свои мальчики… Надо это понять… Вы не видели обожжённого человека… Лица нет… Тела нет… Что-то сморщенное, покрытое жёлтой коркой — лимфатической жидкостью… Не крик, а рык из-под этой корки…
Там жили ненавистью, выживали ненавистью. А чувство вины? Оно пришло не там, а здесь, когда я уже со стороны посмотрела на это. За одного нашего убитого мы иногда убивали целый кишлак. Там мне это казалось справедливостью, здесь я ужаснулась, вспомнив маленькую девочку, лежавшую в пыли без рук, без ног… Как сломанная кукла… А мы ещё удивлялись, что они нас не любят. Они лежали в нашем госпитале… Даёшь женщине лекарство, а она не поднимает на тебя глаз. Она тебе никогда не улыбнётся. Это даже обижало. Там обижало, здесь — нет. Здесь ты уже нормальный человек, к тебе возвратились все чувства.
Профессия у меня хорошая — спасать, она меня и спасла. Оправдала. Мы там были нужны. Не всех спасли, кого могли спасти, — вот что самое страшное. Могла спасти — не было нужного лекарства. Могла спасти — поздно привезли (кто был в медротах? — плохо обученные солдаты, научившиеся только перевязывать). Могла спасти — не добудилась пьяного хирурга. Могла спасти… Мы не могли даже правду написать в похоронках. Они подрывались на минах… От человека часто оставалось полведра мяса… А мы писали: погиб в автомобильной катастрофе, упал в пропасть, пищевое отравление. Когда их уже стали тысячи, тогда нам разрешили сообщать правду родным. К трупам я привыкла. Но то, что это человек, наш, родной, маленький, с этим невозможно было смириться.
Привозят мальчика. Он открыл глаза, посмотрел на меня:
— Ну все… — И умер.
Трое суток его искали в горах. Нашли. Привезли. Он бредил: «Врача! Врача!» Увидел белый халат, подумал — спасён! А рана была несовместимая с жизнью. Я только там узнала, что это такое: ранение в черепную коробку… У каждого из нас в памяти своё кладбище…
Даже в смерти они не были равны. Почему-то тех, кто погиб в бою, жалели больше. Умерших в госпитале — меньше. А они так кричали, умирая… Помню, как умирал в реанимации майор. Военный советник. К нему пришла жена. Он умер у неё на глазах… И она начала страшно кричать… По-звериному… Хотелось закрыть все двери, чтобы никто не слышал… Потому что рядом умирали солдаты… Мальчики… И их некому было оплакивать… Умирали они одни. Она была лишняя среди нас…
— Мама! Мама!
— Я здесь, сынок, — говоришь, обманываешь. Мы стали их мамами, сёстрами. И всегда хотелось оправдать это доверие.
Привезут солдаты раненого. Сдадут и не уходят:
— Девочки, нам ничего не надо. Можно только посидеть у вас?
А здесь, дома, у них свои мамы, сестры. Жены. Здесь мы им не нужны. Там они нам доверяли то о себе, что в этой жизни смотреть никому не расскажешь. Ты украл у товарища конфеты и съел. Здесь это чепуха. А там — страшное разочарование в себе. Человек в тех обстоятельствах просвечивался. Если ты трус, то скоро становилось ясно — трус. Если это стукач, то сразу было видно — стукач. Если бабник, все знали — бабник. Не уверена, признается ли кто-либо здесь, а там не от одного слышала: убивать может понравиться, убивать — удовольствие. Знакомый прапорщик уезжал в Союз и не скрывал: «Как я жить теперь буду, мне же убивать хочется?» Говорили об этом спокойно. Мальчики — с восторгом! — как сожгли кишлак, растоптали все. Они же не сумасшедшие были все? Однажды в гости к нам пришёл офицер, он приехал из-под Кандагара. Вечером надо прощаться, а он закрылся в пустой комнате и застрелился. Говорили, что пьяный был, не знаю. Тяжело. Тяжело прожить каждый день. Мальчик на посту застрелился. Три часа на солнце. Мальчик домашний, не выдержал. Было много сумасшедших. Вначале они лежали в общих палатах, потом поместили их отдельно. Они стали убегать, их пугали решётки. Вместе со всеми им было легче. Одного очень запомнила:
— Садись… Я спою тебе дембельскую… — Поёт-поёт и заснёт.
Проснётся:
— Домой… Домой… К маме… Мне здесь жарко…
Все время просился домой.
Многие курили. Анашу, марихуану… Кто что достанет… Становишься сильным, свободным от всего. В первую очередь от своего тела. Как будто ты на цыпочках идёшь. Слышишь лёгкость в каждой клеточке. Чувствуешь каждый мускул. Хочется летать. Как будто летишь! Радость неудержимая. Все нравится. Смеёшься над всякой ерундой. Слышишь лучше, видишь лучше. Различаешь больше запахов, больше звуков… Страна любит своих героев!.. В этом состоянии легко убивать. Ты обезболился. Жалости нет. Легко умирать. Страх уходит. Такое чувство, что на тебе бронежилет, что ты бронированный…
Обкуривались и уходили в рейд… Я два раза попробовала. В обоих случаях — когда своих, человеческих сил не хватало… Работала в инфекционном отделении. Должно быть тридцать коек, а лежит триста человек. Брюшной тиф, малярия… Им выдавали кровати, одеяла, а они лежали на голых шинелях, на голой земле, в трусах. Наголо остриженные, а с них сыплются вши… Платяные… Головные… Такого количества вшей я никогда не увижу… Рядом в кишлаке афганцы ходили в наших больничных пижамах, с нашими одеялами на голове вместо чалмы. Да, наши мальчики все продавали. Я их не осуждаю, чаще не осуждаю. Они умирали за три рубля в месяц — наш солдат получал восемь чеков в месяц… Три рубля… Их кормили мясом с червями, ржавой рыбой… У нас у всех была цинга, у меня выпали все передние зубы. Они продавали одеяла и покупали анашу. Что-нибудь сладкое. Безделушки… Там такие яркие лавки, в этих лавках так много привлекательного. У нас ничего этого нет. И они продавали оружие, патроны… Чтобы самих себя убивать…
После всего там я другими глазами увидела свою страну.
Страшно было сюда возвращаться. Как-то странно. Будто с тебя сорвали всю кожу. Я все время плакала. Никого не могла видеть, кроме тех, кто там был. С ними бы проводила день и ночь. Разговоры других казались суетой, вздором каким-то. Полгода так длилось. А теперь сама в очереди за мясом ругаюсь. Стараешься жить нормальной жизнью, как жила «до». Но это не получается. Я стала равнодушной к себе, к своей жизни. Жизнь кончена, ничего дальше не будет. А у мужчин это приживание ещё мучительнее. Женщина может зацепиться за быт, за чувство, а они возвращаются, влюбляются, у них рождаются дети, а все равно — Афганистан для них выше всего. Мне самой хочется разобраться: почему так? Что же это было? Зачем это все было? Почему так это меня трогает? Там это загонялось вовнутрь, тут вылезло.
Их надо жалеть, жалеть всех, кто там был. Я — взрослый человек, мне было тридцать лет, и то какая ломка. А они — маленькие, они ничего не понимают. Их взяли из дому, дали в руки оружие и научили убивать. Им говорили, им обещали: идёте на святое дело. Родина вас не забудет. Теперь от них отводят глаза: стараются забыть эту войну. Все! И те, кто нас туда послал. Даже мы сами при встречах все реже говорим о войне. Эту войну никто не любит. Хотя я до сих пор плачу, когда играют афганский гимн. Полюбила всю афганскую музыку. Я её во сне слышу. Это как наркотик.
Недавно в автобусе встретила солдата. Мы его лечили. Он без правой руки остался. Я его хорошо помнила, тоже ленинградец.
— Может, тебе, Серёжа, чем-нибудь помочь надо?
А он зло:
— Да пошли вы все!
Я знаю, он меня найдёт, попросит прощения. А у него кто попросит? У всех, кто там был? Кого сломало? Не говорю о калеках. Как надо не любить гной народ, чтобы посылать его на такое. Я теперь не только любую войну, я мальчишеские драки ненавижу. И не говорите мне, что война эта кончилась. Летом дохнет горячей пылью, блеснёт кольцо стоячей воды, резкий запах сухих цветов… Как удар в висок… И это будет преследовать нас всю жизнь…»
Второй отрывок. Записано со слов рядового, гранатомётчика.
«Для людей на войне в смерти нет тайны. Убивать — это просто нажимать на спусковой крючок. Нас учили: остаётся живым тот, кто выстрелит первым. Таков закон войны. «Тут вы должны уметь две вещи — быстро ходить и метко стрелять. Думать буду я», — говорил командир. Мы стреляли, куда нам прикажут. Я был приучен стрелять туда, куда мне прикажут. Стрелял, не жалел никого. Мог убить ребёнка. Ведь с нами там воевали все: мужчины, женщины, старики, дети. Идёт колонна через кишлак. В первой машине глохнет мотор. Водитель выходит, поднимает капот… Пацан, лет десяти, ему ножом — в спину… Там, где сердце. Солдат лёг на двигатель… Из мальчишки решето сделали… Дай в тот миг команду, превратили бы кишлак в пыль… Каждый старался выжить. Думать было некогда. Нам же по восемнадцать — двадцать лет. К чужой смерти я привык, а собственной боялся. Видел, как от человека в одну секунду ничего не остаётся, словно его совсем не было. И в пустом гробу отправляли на родину парадную форму. Чужой земли насыпят, чтобы нужный вес был…
Хотелось жить… Никогда так не хотелось жить, как там. Вернёмся из боя, смеёмся. Я никогда так не смеялся, как там. Старые анекдоты шли у нас за первый сорт. Вот хотя бы этот.
Попал фарцовщик на войну. Первым делом выяснил, сколько чеков стоит один пленный «дух». В восемь чеков оценён. Через два дня стоит пыль возле гарнизона: ведёт он двести пленных. Друг просит: «Продай одного… Семь чеков дам». — «Что ты, дорого. Сам за девять купил».
Сто раз будет кто-нибудь рассказывать, сто раз будем смеяться. Хохотали до боли в животах из-за любого пустяка.
Лежит «дух» со словарём. Снайпер. Увидел три маленькие звёздочки — старший лейтенант — пятьдесят тысяч афгани. Щёлк! Одна большая звезда — майор — двести тысяч афгани. Щёлк! Две маленькие звёздочки — прапорщик. Щёлк. Ночью главарь расплачивается: за старшего лейтенанта — дать афгани, за майора — дать афгани. За… Что? Прапорщик? Ты же нашего кормильца убил. Кто сгущёнку, кто одеяла даёт? Повесить!
О деньгах говорили много. Больше, чем о смерти. Я ничего не привёз. Осколок, который из меня вытащили. И все. Брали фарфор, драгоценные камни, украшения, ковры… Кто на боевых, когда ходили в кишлаки… Кто покупал, менял… Рожок патронов за косметический набор — тушь, пудра, тени для любимой девушки. Патроны продавали варёные… Пуля варёная не вылетает, а выплёвывается из ствола. Убить ею нельзя. Ставили ведра или тазы, бросали патроны и кипятили два часа. Готово! Вечером несли на продажу. Бизнесом занимались командиры и солдаты, герои и трусы. В столовых исчезали ножи, миски, ложки, вилки. В казармах недосчитывались кружек, табуреток, молотков. Пропадали штыки от автоматов, зеркала с машин, запчасти, медали… В дуканах брали все, даже тот мусор, что вывозился из гарнизонного городка: консервные банки, старые газеты, ржавые гвозди, куски фанеры, целлофановые мешочки… Мусор продавался машинами. Вот такая это была война…
Нас зовут «афганцами». Чужое имя. Как знак. Метка. Мы не такие, как все. Другие. Какие? Я не знаю: кто я? Герой или дурак, на которого надо пальцем показывать. А может, преступник? Уже говорят, что это была политическая ошибка. Сегодня тихо говорят, завтра громче. А я там кровь оставил… Свою… И чужую… Нам давали ордена, которые мы не носим… Мы ещё будем их возвращать… Ордена, полученные честно на нечестной войне… Приглашают выступать в школе. А что рассказывать? О боевых действиях не будешь рассказывать. О том, как я до сих пор боюсь темноты, что-нибудь упадёт — вздрагиваю? Как брали пленных, но до полка не доводили? Их затаптывали. За все полтора года я не видел ни одного душмана живого, только мёртвых. О коллекциях засушенных человеческих ушей? Боевые трофеи… О кишлаках после артиллерийской обработки, похожих уже не на жильё, а на разрытое поле? Об этом, что ли, хотят услышать в наших школах? Нет, нам нужны герои. А я помню, как мы разрушали, убивали и — строили, раздавали подарки. Все это существовало так рядом, что разделить до сих пор не могу. Боюсь этих воспоминаний… Ухожу, убегаю от них… Не знаю ни одного человека, кто бы вернулся оттуда и не пил, не курил. Слабые сигареты меня не спасают, ищу «Охотничьи», которые мы там курили. Мы их называли «Смерть на болоте».
Не пишите только о нашем афганском братстве. Его нет. Я в него не верю. На войне нас объединил страх. Нас одинаково обманули, мы одинаково хотели жить и одинаково хотели домой. Здесь нас соединяет то, что у нас ничего нет. У нас одна проблема: пенсии, квартиры, хорошие лекарства, протезы, мебельные гарнитуры… Решим их, и наши клубы распадутся. Вот я достану, пропихну, протолкну, выгрызу себе квартиру, мебель, холодильник, стиральную машину, японский «видик» — и все! Сразу станет ясно, что мне в этом клубе больше делать нечего. Молодёжь к нам не потянулась. Мы непонятны ей. Вроде приравнены к участникам Великой Отечественной войны, но те Родину защищали, а мы? Мы, что ли, в роли немцев — так мне один парень сказал. А мы на них злы. Они тут музыку слушали, с девушками танцевали, книжки читали, пока мы там кашу сырую ели и подрывались на минах. Кто там со мной не был, не видел, не пережил, не испытал — тот мне никто.
Через десять лет, когда у нас вылезут наши гепатиты, контузии, малярии, от нас будут избавляться… На работе, дома… Нас перестанут сажать в президиумы. Мы всем будем в тягость… Зачем ваша книга? Для кого? Нам, кто оттуда вернулся, все равно не понравится. Разве расскажешь все, как было? Как убитые верблюды и убитые люди лежат в одной луже крови, их кровь перемешалась, А больше кому это нужно? Мы всем чужие. Все, что у меня осталось, — это мой дом, жена, ребёнок, которого она скоро родит. Несколько друзей оттуда. Больше я никому не поверю…»
Третий отрывок. Записан со слов рядового, водителя.
«Уже отдохнул от войны, отошёл — не передам все как было. Эту дрожь во всем теле, эту ярость… До армии закончил автотранспортный техникум, и меня назначили возить командира батальона. На службу не жаловался. Но стали у нас настойчиво говорить об ограниченном контингенте советских войск в Афганистане, ни один политчас не обходился без этой информации: наши войска надёжно охраняют границы Родины, оказывают помощь дружественному народу. Мы стали волноваться: могут на войну послать. Чтобы обойти солдатский страх, нас решили, как я теперь понимаю, обмануть. Вызывали к командиру части и спрашивали:
— Ребята, хотите работать на новеньких машинах?
Разумеется, в один голос:
— Да! Мечтаем.
Дальше следовало:
— Но сначала вы должны поехать на целину и помочь убрать хлеб.
Все согласились.
В самолёте случайно услышали от лётчиков, что летим в Ташкент. У меня невольно возникли сомнения: на целину ли мы летим? Сели действительно в Ташкенте. Строем отвели в огороженное проволокой место недалеко от аэродрома. Сидим. Командиры ходят какие-то возбуждённые, шепчутся между собой. Подоспело время обеда, к нашей стоянке один за другим подтаскивают ящики с водкой.
— В колонну по два ста-а-ановись!
Построили и тут же объявили, что, мол, через несколько часов за нами прилетит самолёт — мы направляемся в Республику Афганистан выполнять свой воинский долг, присягу.
Что тут началось! Страх, паника превратили людей в животных — одних в тихих, других в разъярённых. Кто-то плакал от обиды, кто-то впал в оцепенение, в транс от невероятного, гнусного обмана, совершенного над нами. Вот для чего, оказывается, приготовили водку. Чтобы легче и проще с нами поладить. После водки, когда в голову ударил ещё и хмель, некоторые солдаты пытались убежать, бросались драться к офицерам. Но лагерь оцепили солдаты других частей, они стали теснить всех к самолёту. В самолёт нас грузили, как ящики, забрасывали в железное пустое брюхо.


Комментарий  Анатолия Краснянского к фрагменту из книги "Цинковые мальчики"

"Что тут началось! Страх, паника превратили людей в животных — одних в тихих, других в разъярённых..."

 

Мой брат, Валерий Краснянский, рассказывал, что на учениях (в 1961 году(?)) их танковой дивизии дали приказ пройти через эпицентр ядерного взрыва спустя небольшой промежуток после взрыва, и никто из наших солдат не отказался выполнять приказ.
Конечно, военнослужащие знали, что танк частично защищает от ионизирующего излучения (мощность дозы от гамма-излучения внутри танка раз в десять меньше, чем снаружи), но если бы танкисты были трусами, они отказались бы выполнять приказ.

 

 

На мой взгляд, взорвали, наверное, не ядерный заряд, а обычный (тротиловый), только очень мощный, то есть командиры обманули солдат. Но танкисты этого, конечно, не могли знать. 

 

Военнослужащих, которые отказались исполнять приказ и "бросались драться к офицерам",  должны были судить по статьям 238, 239 и  242 Уголовного кодекса РСФСР.  (Введен в действие с 1 января 1961 года. Первая редакция).

Статья 238. Неповиновение

а) Неповиновение, то есть открытый отказ от исполнения приказа начальника, а равно иное умышленное неисполнение приказа -
наказывается лишением свободы на срок от одного года до пяти лет;

б) то же деяние, совершенное группой лиц либо повлекшее тяжкие последствия, -
наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет;

в) неповиновение, совершенное в военное время или в боевой обстановке, -
наказывается смертной казнью или лишением свободы на срок от пяти до десяти лет.
Статья 239. Неисполнение приказа
а) Неисполнение приказа начальника, совершенное при отсутствии признаков, указанных в пункте "а" статьи 238 настоящего Кодекса, -
наказывается лишением свободы на срок от трех месяцев до трех лет;

б) то же деяние при наличии смягчающих обстоятельств -
влечет применение правил Дисциплинарного устава Вооруженных Сил Союза ССР;

в) деяние, предусмотренное пунктом "а" настоящей статьи, совершенное в военное время или в боевой обстановке, -
наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет.
Статья 242. Насильственные действия в отношении начальника
а) Нанесение телесных повреждений или побоев начальнику в связи с исполнением им обязанностей по военной службе -
наказывается лишением свободы на срок от двух до десяти лет;

б) те же деяния, совершенные в военное время или в боевой обстановке, если они повлекли тяжкие последствия, -

наказываются смертной казнью или лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет.

Так мы оказались в Афганистане. Через день уже видели раненых, убитых. Услышали слова: «разведка», «бой», «операция». Мне кажется, со мной случился шок от всего происшедшего, я стал приходить в себя, осознавать ясно окружающее лишь через несколько месяцев.
Когда моя жена спросила: «Как муж попал в Афганистан?» — ей ответили: «Изъявил добровольное желание». Такие ответы получили все наши матери и жены. Если бы моя жизнь, моя кровь понадобились для большого дела, я сам сказал бы: «Запишите меня добровольцем!». Но меня дважды обманули: мне ещё не сказали правду, какая это война, — правду я узнал через восемь лет. Лежат в могилах мои друзья и не знают, что их обманули с этой подлой войной. Я иногда им даже завидую: они никогда об этом не узнают. И их больше уже не обманут…»
Ненавистью автора к Советской власти, а вовсе не «любовью и состраданием к людям» пропитаны «Цинковые мальчики» Алексиевич.
Иностранная поддержка как отягощающие обстоятельства. Разве не иностранной поддержкой являются многочисленные иностранные премии Алексиевич?
Премия имени Курта Тухольского Шведского ПЕН-клуба (1996) — «За мужество и достоинство в литературе».
Лейпцигская книжная премия за вклад в европейское взаимопонимание (1998).
Премия Гердера (1999).
Премия Ремарка (2001).
Национальная премия критики (США, 2006).
Премия Центральноевропейской литературной премии Ангелус (2011) за книгу «У войны не женское лицо».
Премия имени Рышарда Капущинского за книгу «Время секонд хэнд» (Польша, 2011).
Премия мира немецких книготорговцев (2013).
Премия Медичи за эссеистику (2013, Франция) — за книгу «Время секонд хэнд».
Офицерский крест ордена Искусств и литературы (Франция, 2014).
Обличительный антисоветский литературный жанр — изобретение не Алексиевич, не она первопроходец в этом деле. Были учителя (своими наставниками она называет Адамовича с Быковым), но были и высокие покровители.
Призыв к творческой интеллигенции начать работу по очернению Советской власти прозвучал ещё во времена Хрущева. Это был, в известном смысле, заказ тех клановых сил в руководстве КПСС, которые по наводке Запада готовили гибель СССР. Целая колонна творческой интеллигенции откликнулась на этот призыв, и одной из участниц этой колонны разрушителей является Светлана Алексиевич. Надо признать, свой творческий вклад в разрушение СССР Светлана Александровна внесла.
Одурманенное атисоветчиками население не встало на защиту государства, и в 1991 году Запад отпраздновал свою победу над СССР.
Шведские академики считают, что за этот вклад в разрушение СССР антисоветская, русофобская литература Алексиевич заслужила «нобеля» — вот и дали премию.
Почему премию не дали раньше, ещё при СССР? Потому, что в те годы Солженицын (а как же, жертва режима) был вне конкуренции. А после гибели СССР, в годы правления Ельцина, творчество Алексиевич потеряло на Западе острую политическую востребованность. Так бы и осталась Алексиевич без премии, если бы не Путин.
Заметив признаки возрождения РФ при президенте Путине, Запад вновь начал холодную войну против России, уже постсоветской. Сомнения в успехе не было. Откуда могли появиться сомнения, когда за плечами был победный опыт борьбы с СССР? Мировую сверхдержаву СССР во главе с многомиллионной КПСС одолели, а уж РФ с её, как они считают, еле живой экономикой и разваленной армией, где якобы всё держится на одном Путине, и подавно одолеют.
По опыту борьбы с СССР цены на нефть обрушили и теперь, санкции вводили тогда (а как же, помним КОКОМ) — и теперь этих санкций и не пересчитать, да ещё и новыми постоянно угрожают. Бойкот Олимпиады в Москве был — был, теперь собираются бойкотировать ЧМ-2018 в РФ по футболу. Ещё Афганистан был, очень хотели и это повторить на Украине — сорвалось.
Что осталось не востребованным из прошлого опыта, так это Нобелевская премия по литературе. Очень помогла тогда солженицынская «нобелевка» усилиям творческой интеллигенции нести смуту в народ внутри страны и сплочению антисоветчиков на Западе. Теперь пришло время применить этот «приём с нобелем» против Путина, а то рейтинг его народной поддержки в России зашкаливает.
Тут-то и пригодилась Алексиевич. Вероятно, ветераны холодной войны на Западе решили, что если добавить к антироссийским санкциям и информационной войне ещё и «нобеля» Алексиевич, то шансы на успех спецоперации по разрушению Российской Федерации должны возрасти. Вот только ей надо усилить «антипутинизмом» уже освоенный антисоветизм и русофобию. Алексиевич и усилила «я не люблю мир Берии, Сталина, Путина, Шойгу — это не мой мир». Усилив свою деятельность «антипутинизмом», Алексиевич стала фигурировать среди претендентов на Нобелевскую премию 2015 года.
Интригу с премией закрутили ещё в 2013 году, но не дали — вероятно, посчитали, что рано. Однако после Крыма и Донбасса даже Меркель не смогла остановить шведов. Конечно, там понимают, что Алексиевич — не Солженицын, но других-то писателей в этой номинации у них нет. Вот и дали Нобелевскую премию Алексиевич по литературе в номинации за антисоветизм и русофобию.
P.S.
Ruposters знакомит с самыми яркими цитатами Алексиевич последних лет. Они достойны внимания. Не исключено, что их будут цитировать учащиеся белорусских школ и вузов, которым предписано в рамках обязательной учебной программы изучать творчество «белорусской писательницы».
О Москве и КНДР
«Я недавно вернулась из Москвы, застала там майские праздники. Слышала, как неделю гремели по ночам оркестры и танки по мостовым. Ощущение, что побывала не в Москве, а в Северной Корее»
О Победе и пустоте
«В огне войны сгорели миллионы, но и в вечной мерзлоте ГУЛАГа, и в земле наших городских парков и лесов тоже лежат миллионы. Великую, несомненно, Великую Победу сразу предали. Ею заслонили от нас сталинские преступления. А теперь победой пользуются, чтобы никто не догадался, в какой пустоте мы оказались»
О радости после возвращения Крыма
«Митинг за победу в Крыму собрал 20 тысяч человек с плакатами: «Русский дух непобедим!», «Не отдадим Украину Америке!», «Украина, свобода, Путин». Молебны, священники, хоругви, патетические речи — какая-то архаика. Шквал оваций стоял после выступления одного оратора: «Русскими войсками в Крыму захвачены все ключевые стратегические объекты…» Я оглянулась: ярость и ненависть на лицах»
Об украинском конфликте
«Как можно заливать страну кровью, производить преступную аннексию Крыма и вообще разрушать весь этот хрупкий послевоенный мир? Нельзя найти этому оправдания. Я только что из Киева и потрясена теми лицами и теми людьми, которых я видела. Люди хотят новой жизни, и они настроены на новую жизнь. И они будут за неё драться»
О сторонниках президента
«Даже страшновато разговаривать с людьми. Только и твердят «крымнаш», «донбасснаш» и «Одессу несправедливо подарили». И это всё разные люди. 86% сторонников Путина — это реальная цифра. Ведь многие русские люди просто замолчали. Они напуганы, как и мы, те, кто находится вокруг этой огромной России»

Об ощущении от жизни
«Один итальянский ресторатор вывесил объявление «Русских не обслуживаем». Это хорошая метафора. Сегодня мир снова начинает бояться: что там в этой яме, в этой бездне, которая обладает ядерным оружием, сумасшедшими геополитическими идеями и не владеет понятиями о международном праве. Я живу с ощущением поражения»
О русских людях
«Мы имеем дело с русским человеком, который за последние 200 лет почти 150 лет воевал. И никогда не жил хорошо. Человеческая жизнь для него ничего не стоит, и понятие о великости не в том, что человек должен жить хорошо, а в том, что государство должно быть большое и нашпигованное ракетами. На этом огромном постсоветском пространстве, особенно в России и Беларуси, где народ вначале 70 лет обманывали, потом ещё 20 лет грабили, выросли очень агрессивные и опасные для мира люди»
О свободной жизни
«Взгляните на Прибалтику — там сегодня совсем другая жизнь. Нужно было последовательно строить ту самую новую жизнь, о которой мы столько говорили в 90-е годы. Мы так хотели действительно свободной жизни, войти в этот общий мир. А сейчас что? Секонд-хенд полный»

О новых точках опоры для России
«Ну уж точно не православие, самодержавие и что там… народность? Это тоже такой секонд-хенд. Надо искать эти точки вместе, а для этого — разговаривать. Как польская элита говорила со своим народом, как немецкая элита говорила после фашизма со своим народом. Мы эти 20 лет пребывали в немоте»
О Путине и церкви
«А Путин, похоже, пришел надолго. Опрокинул людей в такое варварство, такую архаику, средневековье. Вы знаете, это надолго. И ещё церковь в этом участвует… Это не наша церковь. Церкви нет»
О Майдане
«Они там, в Кремле, не могут поверить, что на Украине произошёл не нацистский переворот, а народная революция. Справедливая… Первый Майдан вырастил второй Майдан. Люди сделали вторую революцию, теперь важно, чтобы политики её опять не проиграли»
ИА Регнум


№ 7 
Сергей Зеленин    

Нобелевка за русофобию

 8 Октября 2015 года. Независимый общественно-политический портал Воронежа "Четыре Пера". URL: http://www.4pera.ru/news/picture_of_the_day/nobelevka_za_rusofobiyu/


Премия по литературе досталась Светлане Алексиевич.
Еще накануне объявления результатов Светлана Алексиевич считалась наиболее вероятным кандидатом на нобелевку по литературе, хотя, конечно, была надежда, что премию дадут по старой традиции какому-нибудь малозначительному писателю типа Нгуги Ва Тхионго или Юн Фоссе. Первый - представитель африканского континента, второй - скандинавский писатель, которых очень любят члены нобелевского комитета. Лично мои симпатии были на стороне японца Харуки Мураками, давно претендующего на премию. Но выбрали Алексиевич, что стало неприятным сигналом, уколом в сторону нашей страны.
Светлана Алексиевич - наполовину украинка, рожденная в Галичине (Ивано-Франковск), жившая десять лет на Западе и теперь снова проживающая в Белоруссии. Пишет она, однако, вовсе не на белорусском, а на русском языке. Казалось бы, ее должны считать русской писательницей. Но Алексиевич таковой, по сути, не является, так как уже довольно давно она страдает пламенной русофобией, которую всячески отображает в своих книгах и не стесняется говорить о ненависти к русским открыто, причем с каждым годом ее русофобия усиливается и нарастает.
«За ее полифонические произведения о страданиях и трудностях нашего времени», - с такой формулировкой присудил нобелевский комитет премию Светлане Алексиевич. В чем заключаются «страдания и трудности нашего времени» и выражается «полифония» ее произведений - несложно догадаться.

В ее произведениях - конкретные антисоветские мысли, которые плавно перетекают в русофобию. И своих взглядов она не скрывает. Несложно понять ее позицию, если прочесть хотя бы вот такие ее слова: «Я всегда чувствую себя белорусской, но воспитана я на русской культуре. Все книги, которые я написала, - невозможно было бы сделать в рамках белорусской культуры. У нас говорят, что белорусский взгляд не выше осиного гнезда. Мы - маленькая нация, которую русские всегда уничтожали…»

Последняя фраза специально выделена курсивом, поскольку ясно дает нам понять, кто она и что за человек. После подобных заявлений не остается никаких иллюзий, кто перед нами. А перед нами - именно русофоб.
Разумеется, Алексиевич сразу же поддержала Украину, разумеется, она выступила против воссоединения России с Крымом, что даже и не удивительно, конечно. В марте 2014 года в одной из немецких газет вышла ее статья под названием «Коллективный Путин», надо сказать, довольно показательная. Она безоговорочно поддержала Евромайдан и новую украинскую власть. Поэтому ее совершенно справедливо называют украинской писательницей, что, по сути, вполне логично.
Надо заметить, что, как и подобает всем подобным писателям, она периодически прогибалась под изменчивый мир. В 1983 году стала членом Союза писателей СССР, в котором состояли в свое время многие из тех, кто потом будет радоваться распаду Союза, а сейчас Алексиевич демонстрирует лояльность Александру Лукашенко, которого представители так называемой прогрессивной демократической общественности считают последним диктатором Европы.

И тут как раз из Светланы Алексиевич выползают весьма и весьма показательные слова: она открыто заявляет, что «Лукашенко выглядит меньшим диктатором, чем Путин». Не будем забывать, что в последнее время батька стал активно заигрывать с Западом, делать реверансы Евросоюзу. Он отказывается признавать Крым российским, он отказывается признавать Донецкую и Луганскую народные республики, не признает он также Абхазию с Южной Осетией.

Непонятно, почему его считают пророссийским политиком, тем более что Лукашенко все больше и больше стал брать курс на сохранение независимости и суверенитета Белоруссии. Русское же движение, несмотря на весьма внушительную электоральную базу, на поддержку которой Россия могла бы опереться, практически там отсутствует, о чем довольно хорошо написал в своей статье «Белоруссия: в ожидании союзника» политолог Кирилл Аверьянов-Минский. Таким образом, есть риск того, что в Белоруссии вполне могут повториться события, подобные украинским, но более тяжелые и ужасные.
Возвращаясь к персоне Светланы Алексиевич, отметим, что никогда еще прежде нобелевская премия не вручалась писателям, пишущим на русском языке и одновременно русофобам. Ни один из пяти русских писателей, которые получали премию ранее, не были таковыми. Четверо из них были убежденными противниками советской власти и коммунизма или же просто вступили в определенный конфликт с нею. Но русофобом не был ни один. Иван Бунин всем сердцем был с Россией во время войны и мечтал когда-нибудь вернуться на Родину. Борис Пастернак являлся прекрасным и талантливым русским поэтом.

Александр Солженицын был убежденным русским националистом, за что его ненавидела наша либеральная русофобская интеллигенция.

Иосиф Бродский написал прекрасные стихи «На независимость Украины», вызвавшую лютую ненависть у все той же общественности, поспешившей от него отречься, особенно после выхода в свет к недавнему юбилею поэта его биографии пера литератора Владимира Бондаренко, где было показано, что тот, несмотря на противоречия с советской властью, оставался до конца дней патриотом России и русским человеком.

Ну а уж про официального советского лауреата Михаила Шолохова я молчу. Так что впервые премию вручили человеку, который, создавая свои книги на русском языке, сознательно и систематически ненавидит русский народ и признается в своей ненависти абсолютно открыто.
Можно сказать, что премия Алексиевич - этакий литературный левиафан по аналогии с выдвигавшимся на премию «Оскар» (по счастью, так ему и не доставшимся) фильмом «Левиафан» режиссера Андрея Звягинцева, который буквально изобилует русофобией и показывает русских как пьяниц, ни на что не способных и заслуживающих того, чтобы ими командовали, чтобы их унижали и всячески сживали со свету.

Абсолютно мерзкая картина пришлась ко двору сейчас, когда между Россией и США вновь возобновилась холодная война, впрочем, никогда и не прекращавшаяся. После воссоединения Крыма с Россией Запад фактически перешел против нас в наступление, не гнушаясь никакими средствами, даже самыми подлыми, низкими, коварными и грязными. И случай Алексиевич - как раз из их числа.
Завершая текст, не могу не отметить реакцию ряда представителей нашей либеральной белоленточной оппозиции и иже с ними.

Скажем, журналист Олег Кашин написал о том, что «сама Алексиевич сегодня воплощает все черты того «русского мира», каким он должен был бы быть, если бы в его развитие в прошлом году не вмешался Путин. С нобелевской премией Алексиевич сегодня же сможет претендовать на лидерство в альтернативном русском мире».

Я так понимаю, что «альтернативный русский мир», о котором пишет Кашин, - мир, где на самом деле никаких русских быть не должно, а должны быть либерально-толерантно-рукопожатные россияне, очень совестливые и постоянно кающиеся за все, что им скажут. Этакие типичные новиопы, используя удачный термин философа Дмитрия Галковского, типа быковых, ахеджаковых, алексиевич и всяких прочих макаревичей. Но при чем тут русские? Все они - не Русский, а Антирусский мир.
Учителями Светланы Алексиевич являются известные белорусские писатели Алесь Адамович и Василь Быков.

Есть один важный момент: в 1993 году они подписали печально знаменитое письмо 42-х, в котором призывали власть усилить репрессии против инакомыслящих, против всех, кто выступал против либеральных экспериментов над русским народом, против тех, кого они с ненавистью называли совками и красно-коричневыми, что говорит о многом.

В том числе и об Алексиевич. Ученица достойна своих учителей.

 


    

Таким образом, мы видим, что война против России активно идет по всем фронтам. Они не гнушаются ничем, воюют против нас не силой, а подлостью. И в войне мы должны выстоять. Несмотря ни на что.

 

 
№ 8

Анатолий Андреев

НЕ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО

Как Нобелевский комитет из Светланы Алексиевич символ сотворил

14 октября 2015 года. Анатолий Андреев, доктор филологических наук, профессор БГУ (Минск, Беларусь). Союз писателей России.  URL: http://rospisatel.ru/

URL: http://www.rospisatel.ru/andreev-alek.htm
Сенсационная новость о присуждении Нобелевской премии по литературе 2015 года советско-белорусской журналистке Светлане Алексиевич сделала нас, ее современников, свидетелями сказочного превращения «писательницы» в феномен.
А что, собственно, произошло? Что случилось? И почему сразу – феномен?
Сенсация была сотворена в формате информационного вброса, по технологии которого предусмотрены парадоксы: у целевой аудитории не должны сходиться концы с концами. Таковы законы жанра. Из-за информационного перекоса возникает интрига. В самом деле, если уже до Нобеля писатель раскрыл свой талант, то присуждение премии должно бы стать приятной неожиданностью, но отнюдь не сенсацией. Если ни таланта, ни писателя не было, то при чем здесь литературный Нобель вообще?
Вброс так вброс, феномен так феномен. Они требуют осмысления и комментариев – на то и рассчитаны. Что ж, мы сыграем в их игру – только по своим правилам.
У интересующего нас феномена существуют, по крайней мере, две составляющие: собственно литературно-художественная (формально – главная, ведь речь все-таки идет о литературной премии) и социально-идеологическая (как бы довесок к главной).
Что касается литературного качества опусов Алексиевич, то здесь с момента появления на свет первой книги «У войны не женское лицо» (1984) все было очевидно. Перед нами проект, который даже с натяжкой сложно назвать литературным. Это документальная журналистика. Ни разу не художественная литература, как бы мы ни оценивали эту книгу.
Причем проект Алексиевич оказался  совершенно советским по замесу, «по родословной»: во-первых, он изготавливался по уже существующим лекалам (образцом послужила документальная книга А. Адамовича, Я. Брыля, В. Колесника «Я из огненной деревни»); во-вторых, была в нужном ключе задействована чувствительная советская (для белорусов вообще магистральная) тема – Великая Отечественная война; в-третьих, идеологический пафос доминировал настолько, что должен был делить мир по черно/белому признаку – на добрых и злых, хороших и плохих, «наших» и врагов. Позже пафос проекта с советского сменится на антисоветский, что только обнажает его непримиримую советскую суть.
Между прочим, в самые идеологически мрачные, «застойные» годы С. Алексиевич, светоч советского культурного официоза, была удостоена высоких советских наград: ордена «Знак Почета» (1984), Премии Ленинского комсомола (1986), Литературных премий имени Николая Островского (1984), имени Константина Федина (1985).  Проект Алексиевич «мои литературные премии за мой страшно талантливый проект», как мы уже знаем, удачно завершится Нобелевским лауреатством – вишенкой на торте.
От Николая Островского (удачный советский литературный проект, «совковый миф», блеф, художественные достижения которого поставлены под сомнение) – до сомнительного Нобеля: это несомненно неординарный путь.
Вот они, этапы пути, если выражаться в стиле советской журналистики. Вспомним книги лауреата, последовательность которых образует своего рода целостность (цикл).
- Документальная повесть «У войны не женское лицо», 1984 (записи рассказов женщин, принимавших участие в ВОВ).
- «Последние свидетели: книга недетских рассказов», 1985 (записи воспоминаний тех, кто пережил ВОВ в детском возрасте).
- «Цинковые мальчики», 1989 (записаны слова матерей, потерявших детей на войне в Афганистане).
- «Зачарованные смертью», 1993 (тема самоубийств, причиной которых стало крушение СССР).
- «Чернобыльская молитва», 1997 (беседы со свидетелями Чернобыльской катастрофы).
- «Время сэконд хэнд», 2013 (проблема «советского человека» в контексте истории страны).
Все. Нобель.
От книги к книге – вот и набежал целый цикл книг, который автору угодно было назвать «Голоса Утопии», где страна Утопия, понятное дело, проект СССР. Запечатлена поступь самой истории. Этап за этапом. Катастрофа за катастрофой. Алексиевич как свидетель развала «империи зла» с течением времени превращается из журналиста в летописца, которого согласно табели о рангах возвели в писатели. Так сказать, за выслугой лет.
Заметим, что к данному проекту можно было бы отнестись без иронии, если бы за обычную работу не всучили «престижного» Нобеля. В этом случае без иронии обойтись совершенно невозможно. Так что ничего личного. Без иронии говорить об Алексиевич – впадать в фальшь. Материал диктует интонацию.
Что бросается в глаза прежде всего, если обозревать «Голоса» с высоты птичьего полета?
События, которые интересуют хрупкую женщину-сказительницу, исключительно апокалиптичны по характеру и значению – войны (Великая Отечественная и Афганская) или социальные катастрофы (Чернобыль, крушение Советского Союза), которые отличаются от войн разве что большим количеством смертей.
Что наша жизнь? Война и катастрофа.
Все ужасы, как правило, мы видим глазами женщин (в «Цинковых мальчиках» – глазами матерей, потерявших сыновей на Афганской войне) или детей («100 недетских рассказов»), что само по себе ужасно – или ужасно выигрышно, это как посмотреть. Восприятие смерти глазами тех, кто призван охранять и сохранять жизнь: это ведь ужас ужасный, а потому брутально-сентиментально-документальный коктейль гарантирован.
С точки зрения ангажированного проекта – удачный угол зрения.
С точки зрения литературы – сомнительный. Где здесь литература? Писатель начинается там, где проявляется его дар творить художественный текст. Нет текста – нет писателя. Где у Алексиевич тексты?
Кстати, ее не вытянуть на разговор о литературе. В лучшем случае она тут же переведет стрелки на многострадального Солженицына, а потом вспомнит о том, что Россия всегда клеймит позором своих лучших сынов.
В общем, сведет все к журналистским штампам. Литература как таковая даже близко не ее епархия.
Поэтому комментарий к ее книгам напрашивается психоаналитический, но никак не литературоведческий. «Голоса», знаете, это еще та история. Бойся слышащих «голоса», а еще пуще – тех, кто их записывает. Мне кажется, для цикла куда более подходит иное название: «Зачарованные смертью». По второму разу читать книги Алексиевич нормальному человеку невозможно. В них нет катарсиса, в них цветет безнадега и дохнет все живое. Про смерть можно писать с позиций живого (и это очень литературная тема), а можно писать про смерть, как-то забывая про жизнь. Эрос и танатос: вот культурный поворот темы. У Алексиевич эроса нет, свирепствует тотальный танатос. Выжженная земля. Алексиевич пишет (записывает) не про социализм и не про советского человека; она фиксирует следы смерти, которые оставляет после себя история. История и смерть – для нее близнецы-братья.
Чтобы книги хоть как-то ожили, надо союзником смерти сделать Советы. Россию. Русский мир. Метишь в смерть – попадаешь в Россию: вот такая сказочная игра для зачарованных. Многим нравится.
Вот и прячется Алексиевич за социальное в себе и в человеке (между прочим, строго по Марксу: человек есть существо социальное, есть «ансамбль социальных отношений»), а человека-то и не видит. Не ужас?
Бедный жизнелюб Бунин, волею судеб оказавшийся в одном списке с Алексиевич, несказанно бы удивился такому скандальному соседству. Вот где подлинный ужас. Так и хочется сказать: мир сошел с ума.
Возможно. Однако это еще не повод не давать Алексиевич Нобеля, а ей, в свою очередь, не пользоваться таким изумительным шансом, который появляется только в мутной социальной атмосфере.
Вторая составляющая феномена Алексиевич – социально-идеологическая – конечно, тесно связана с первой. Все книги цикла сделаны на антисоветском и антироссийском ресурсе – так ведь дух творчества веет, где захочет. Вот хочется ему с позиций двойных стандартов клеймить русский мир – и кто ему, духу этому, запретит?
Никого бы сия летописица не интересовала, если бы не возрождение современной России, которая хочет то ли в СССР опять превратиться, то ли в империю. Благодаря козням Путина, понятное дело. Летописица начеку: она бдительно предупреждает доверчивый Запад о том, что Путин и Шойгу – это реинкарнация Сталина и Берии сегодня.
«Когда я была на Майдане, видела фотографии «небесной сотни», я стояла и плакала».Читать полностью:  http://news.tut.by/culture/467758.html
Это Алексиевич называет «гражданской позицией». Привыкшая по-женски смотреть на вещи, она трогательно полагает, что она «проповедует». «А человек все-таки не меняется. Но хочется думать, что что-то меняется. Хотя события в Донецке меня лично напугали: как быстро слетает культура и вылазит зверь в человеке. Если мы бросим свое дело, будет еще хуже. ”Горе мне, если я перестану проповедовать”».
Что она проповедует, эта мессия, уже примеряющая к себе библейские масштабы?
В цитируемом  интервью, одном из первых после получения Нобеля, – можно обнаружить весь набор ключевых слов, которые произносятся дежурной скороговоркой. Тут и «тяжкое наследие социализма», и «лагерь развращает и палача, и жертву», и «Россия – страна солдат», и «мы живем в военном окружении», и «никто не любит правду», и «я говорю то, что я думаю», и «трудно быть честным человеком в наше время», и «надо иметь мужество», и «я за премии покупаю свободу», и, наконец, «спасение Беларуси – поворот к Евросоюзу».
Получается путаная мантра, смысл которой сводится к следующему: святая, но мужественная женщина, писатель, между прочим, говорит правду, только правду и ничего кроме правды, и правда заключается в том, что Россия, исчадие прошлого и кошмар настоящего, оккупирует страны и народы, а белорусы хотят подальше от России, то есть поближе к Западу. К Европе. К Скандинавии, например.
Вот здесь и лежит ключ к разгадке феномена Алексиевич. Обратим внимание: ни отсутствие признаков литературы в книгах Алексиевич, ни ее прилежная русофобия еще не делают ее феноменом. Ни тем, ни другим мир уже не удивишь. Феноменом ее сделала актуальная геополитика: появление русскоязычного Нобелевского лауреата в Беларуси, где стремительно набирает обороты белорусизация (дерусификация, по версии националистов), должно резко ускорить процесс отделения Беларуси от русского мира.
Алексиевич стала символом стремления белорусов (далеко не всех, конечно) сменить идентичность – из людей «русского мира» превратиться в людей мира западного. Из русских стать антирусскими.
Советский – антисоветский. Русский – антирусский. Знакомый мотивчик, не правда ли?
Вот почему известие о присвоении Нобелевской премии с такой эйфорией, боюсь, не очень понятной в России, воспринято в Беларуси, вот почему новость стала сенсацией, а сама Алексиевич – феноменом. Не было бы Беларуси, члена ЕврАзЭс, феномена Алексиевич бы не возникло, что правда то правда.
Никому уже неинтересно, какой она писатель, и писатель ли вообще. Она – символ прозападной (антирусской) ориентации: это главное. Она – наша, и о ней (о нас, благодаря ей) узнает весь мир. Все. Точка.
Из символа сотворят кумир, можно не сомневаться. Маяк. Именно поэтому даже самые белорусскоязычные белорусы, безнадежно «свядомыя», легко примирились с русскоязычностью (формой предательства, казалось бы) Алексиевич: за русофобию прощается все, даже русский язык.
А долг платежом красен: ностальгическая лояльность всему белорусскому (двадцать лет в комфортном отрыве от некомфортной родины – это тоже ужас) не заставила себя долго ждать. «Я знаю белорусский язык, но не так хорошо, чтобы на нем писать. Тот язык, который я знаю — наркомовка. Меня ему учили в школе, но это не тот язык».http://news.tut.by/culture/467758.html
При русских даже белорусский язык «не тот». Все не так, как надо.
Реакция просвещенного белорусского мира следует мгновенно: пока лауреат дает первое интервью, ее сочинения уже вставляют в школьную программу. По литературе, как ни странно. С пылу, с жару. Маяк должен пробивать путь во тьме подрастающему поколению.
Все это очень, очень поучительно, но не уверен, что педагогично. Алексиевич начинала работу в районной газете «Маяк коммунизма», чтобы дорасти до маяка антикоммунизма. Многовато лиц для одного маяка. То на Восток обернется с распахнутым толерантным сердцем, то на Запад хитро накренится с азиатским прищуром.
На что ориентироваться молодым: уже на Запад или на флюгерность?
С другой стороны, еще десять лет назад имя Алексиевич было под запретом, и к школьной программе ее не подпускали на пушечный выстрел.
Все меняется? Семя упало в подготовленную почву?
Следует отдать должное прозорливости Нобелевского комитета: в нужное время в нужном месте дали премию белоруске – и взорвали русский мир. Никакого добра не жалко для белорусов, чтобы только насолить этим русским!
Скажите после этого, что Нобелевская премия по литературе за 2015 год не смахивает на «европейский проект»! Если все на свете считать «проектами», мотивированными циничным целеполаганием, то почему бы и «нобелевке» не быть чьим-нибудь проектом?
И случилось диво дивное: хрупкая женщина с твердой гражданской позицией в одночасье стала символом войны, против которой она так удачно выступает всю свою жизнь. Она выяснила, что у войны не женское лицо. И не мужское. У войны – русское лицо (бывшее советское).
А дальше – руки прочь от нашего белорусского мира – ну и т.д., в строгом соответствии с советскими идеологическими клише. Люди ведь не меняются, как справедливо, в унисон с баском Мессира, отметила лауреат.
Между прочим, это самое ценное из сказанного Алексиевич, не избежавшей соблазна примерить маску Воланда. Люди не меняются, меняются обстоятельства. И вот уже мы видим, что у войны вполне может быть женское лицо, простое лицо из мирной белорусской глубинки; и вот, в соответствии с какой-то дьявольской логикой, та, которая всю жизнь боролась против войны, на войну и напоролась.
Все может измениться. Внезапно, как известно.
Но люди не меняются. Алексиевич, как убеждает ее творческая биография, всегда была зачарована «зверем в человеке», что, согласно уже упомянутой нами логике, дает ей моральное право исповедовать самый матерый цинизм. «Зверя в человеке» можно списать на социализм, а лучше на «страну солдат»; можно сделать вид, что «зверя в человеке» на Западе не существует, и проливать святые слезы перед фотографиями «небесной сотни»; можно фактически инспирировать белорусский майдан, воркуя при этом птахой-голубицей.
Люди не меняются, поэтому Алексиевич выбрала неизменное, вечное: деньги. За которые, как она считает, можно купить даже свободу. Тут уже то ли обыкновенный цинизм переходит в глупость, то ли необыкновенная глупость – в цинизм. Боюсь, даже Мессир был бы обескуражен таким смелым поворотом мысли. Он все же был по-своему последователен, чтобы не сказать консервативен, – полагал, что людей (не русских, не белорусов, не эллинов, не иудеев – именно людей) квартирный вопрос испортил. Так, мелочь. Алексиевич пошла дальше и, несомненно, глубже. Она настаивает, что людей испортил русский утопический социализм, а национальный вопрос должен их исправить. В связи с чем выступает буревестником нового социального проекта. Чтобы изменить людей.
Вот она, мутная вода; вот он, исторический шанс.
Можно поздравить Светлану Алексиевич с завершением ее прежнего проекта, Нобелевской премией и новым стартапом в карьере. Пусть служит кумиром. Маяком. Она это заслужила сполна. Только это уже больше напоминает карму, нежели проект. Не ужасно?
Люди не меняются, но времена меняются и люди меняются вместе с ними. Как-то так. И со временем, не сомневаюсь, будет по достоинству оценен феномен Алексиевич, который при ближайшем рассмотрении оказывается пшиком-казусом. Многоликим казусом, радужным в своей беспринципной многовекторности. И кумир, который сегодня безбожно пиарится (ловит шанс!), завтра будет изумлять ликом жалкого идола. Со знаком минус вместо рта. Кумир – антикумир. Советский – антисоветский. Русский – антирусский. Писатель – журналист. Боролась – напоролась. Уж Светлане ли Алексиевич этого не знать…
А уж она так сражалась. Карабкалась на баррикады. Там, за бугром.
И ведь точно же выучила русскую поговорку (когда осваивала правильный русский язык еще там, в русском мире, тогда, при социализме): не торопись, а то успеешь.
Боюсь, однако, что успела.
А ведь учили правильно.

 

Комментарии (не все) к статье Анатолия Андреева "Не женское лицо"

URL:  http://www.rospisatel.ru/andreev-alek.htm

 

По списку книг - стервятница. Просто у таких людей нет Родины: ни своей, ни чужой. Потому и будущее их незавидно. Надежда Мирошниченко Нынешнюю премию оформили красиво: "За увековечивание страдания и мужества". Безграмотность или тугость на ухо малоизвестных стокгольмских старцев из комитета (их средний возраст за 70) поразительна. Как можно "увековечивать страдания?!" Нормальные люди против них протестуют, а умные борются. Но я уж писал год назад, что формулировки присуждения премий до отчаяния глупы. Типа "за противостояние варварскому произволу истории". Чего же они Карла XII так любят!? Заодно и почти нашего современника Черчилля, великого писателя земли английской, удостоенного Нобелевской премии по литературе? Из 18 старцев комитета четверо уже сбежало (хотя им отбывать эту постылую повинность придется до смерти, таков регламент). Один (Анлунд) даже плюнул: вы - не комитет, вы - масонская ложа. И правда. Вся информация о работе строго секретна, "особая папка": результаты голосования разрешено печатать через 50 лет, строго запрещено оглашать обсуждения и т.д. Во главе комитета по лит-ре стоит некий Эпсмарк, сами о нем и пишут с горечью или с гордостью, не поймешь: "его поэзию знают в узких литературных кругах". Пойди туда в калашный ряд сунься! Но техника берет свое: с 2001 года комитет рассматривает сетевые тексты. В том же году премию Нобеля получил неведомый никому и имя которого мало кто выговорит Видьядхар Сурайпрасад Найпол из дикого Тринидада. За интернетовский текст. Теперь соотношение "цифры" и "бумаги" 6 к 2. О, наши графоманы с "Прозы.Ру"! Какая для вас радостная весть! Я не писал, что в начале года, в середине августа это было, хотя ваше утверждение по части "знания" шведским ТВ верное! На сайте РП Смолин из Вологды писал уже, что Алексиевич была в начале года на выступлении в городе вместе со Шведским телевидением. В эти же дни выступал в Вологде и еще один номинант Евтушенко, но без Шведского телевидения. А номинантов в этом году за 200. Только через 9 месяцев собрался Комитет по литературе и присудил Алексиевич премию. А что - телевидение уже тогда знало? И пусть Алексиевич не делает удивленное лицо: ах, какая неожиданность! Когда в одном купе ехала за тысячи километров на север со шведами, уже никакой неожиданности для нее не было. Всё было, неизвестно кем, решено заранее. Писать можно обо всём. Вопрос - как? Для чего? С болью или с упоением? Дьяволу служить или Пророку? Но даже и это, по большому счёту, не столь уж важно, мало ли что надиктует досужий ум. Или вовсе продажный, как у нашей новоиспечённой лауреатки. Да и нобелевка уж столько раз себя дискредитировала! (Барак - Ой, мама! - тому ярчайший пример)... А вот подхватывать написанное, чтобы насолить кому-то, или погреться у коптящего костерка - мелко и недостойно. Вот и батька Лукашенко не смог устоять: уж очень лакомой оказалась наживка... А как высоко мог бы подняться в Истории! И сыну был шанс преподнести урок чести. Не допрыгнул.
Владимиру
Неужели вы замечаете, как в вашей записи явно и тенденциозно сдвинуты акценты? Этот выплеск негатива в отношении Аврутина в первую очередь демонстрирует неприятие вами его личности, и не более. И о причине догадаться нетрудно. Главной мысли в его комментарии вы предпочли не заметить, зато прогулялись по душе как по аллее и заодно восстановили творческие силы. А что ещё можно ожидать от скрывающего лицо?
Мне жаль Дорошенко. Потому что его детище часто считают своим вот такие "интеллигенты". Уважающий себя литератор, если вы им являетесь, никогда не позволит себе подобного тона в отношении соплеменника. Тем более такого как русский поэт Анатолий Аврутин. Аврутину. "Двойственность" вашего отношения к лже-лауреатке умиляет,поскольку попахивает гнилью либеральной толерантности. И потом - не этой ли толерантностью обьясняется включение вами в один ряд, по формальному признаку, Бунина и Шолохова с Пастернаком, Солженицыным и Бродским? Вы не можете не знать, что давно опороченную премию последняя тройка получила при активном участии ЦРУ и международных сионистских структур. Что между Буниным, Шолоховым и тройкой - пропасть, в которую провалились Быков и Астафьев, поскольку недоподличали по отношению к своему народу, к Русскому миру. Белорусский народ мудр, цену западному соседу знает, и лжелауреатство Алексиевич воспримет правильно. Лена 16.10.15 10:49 Типичная русофобка - с желудолчно-кишечно-генитальным мировосприятием и жаждой крови.... Хотя бы только русской, но нет - у русофобов жажда человечьей крови. Алексиевич - дочь сатаны.
А Нобелевская премия - это не Божий дар, а притешка дьявола. Он притешит, а потом надсмеется. Несчастная женщина, ей не пережить ни премию, ни свое мировосприятие. Олег 16.10.15 10:14 "У войны не женское лицо"
У войны не женское лицо
У войны не женское начало
Помнишь, шли мы всем смертям назло
Шли мы в бой, а было нам так мало
Помнишь было трудно убивать
Хоть и враг, мы были человечней
В грязь болота падать и вставать
И при этом, оставаться женщиной
Застилало дымом все вокруг
Только в небе журавлиным клином
Улетали птицы в дальний путь
Чью то, чуя скорую кончину
Спрессовалось время, нервы в жгут
Бой прошел так быстро, не заметно
Три часа как будто пять минут
А уже кого-то с нами нету
Помнишь слезы, горести потерь
Боевых подруг мы хоронили
Хоть прошло с тех пор не мало дней
Мы всех помним, мы их не забыли
Не забыть нам грохот канонад
До сих пор, хотя войны нет в мире
Нам при громе, хочется бежать
Позабыв, что мы в своей квартире
У войны не женское лицо
И ведь с этим многие согласны
И уходит время сквозь песок
Но года над памятью не властны!
Вот первоисточник такого удивительного и точного названия. Юлия Друнина. Действительно, более политизированной Нобелевской премии в литературе ещё не было, хотя почти все из её номинантов, кто покинул Россию, какой-то особый пункт в своей биографии и творчестве имели. Даже у И. Бунина были "Окаянные дни", но были и гениальные "Тёмные аллеи" и ещё много по-настоящему талантливого. Уникальность С. Алексеевич в её рассказах о человеческой боли можно понять и принять в первых книгах, где-то закрыть глаза на столь большую награду, если бы не сплошная чернуха дальше, словом, время сплошного "сэконд-хэнда", ненависти ко всему русскому. Только автор забыла, кто в это время нас окунул. Европа, морально деградируя, пытается нам навязать совсем "не женское лицо", как тонко заметил А. Андреев, остроумно перефразировав название её произведения, лицо Кончиты, точный образ, уже метко определённый А. Аврутиным, безликое лицо, которое никогда не станет светочем славянских культур: ни русской, ни белорусской, ни украинской. Оно лишь будет олицетворять грязные политические игры, которые Европа и США развязывают против наших стран, в первую очередь, против России, по их мнению, виновной перед всем миром уже за то, что до сих пор она есть на планете, а значит, и мы с вами. Среди авторов "Российского писателя" точно нет будущего лауреата Нобелевской премии. Потому что все они в большинстве своём талантливые достаточно воцерковлённые писатели и поэты, а не алексиевичи с её сатанинской тягой к смерти. С большой долей уверенности могу сказать, что следующим обладателем Нобелевки станет какой-нибудь малограмотный провинциальный блогер, ненавидящий всё русское, в первую очередь деревенское, и по-настоящему патриотическое. На классической литературе мировая закулиса уже готовится поставить крест. Понятно, не православный. А какой-нибудь мальтийский. Что, садисты перестанут быть садистами, если их будут воспитывать на книгах Алексиевич? А вот психика нормальных людей такого объемного протокола страданий не выдерживает. Кого ни спросишь, признаются: «Да, читал Алексиевич, фрагментарно, имею представление. Но все прочесть не мог». И мне доводилось делать болевые материалы, от которых надо было приходить в себя месяцами, и осталась зарубка на всю жизнь. Нечеловеческой психикой нужно обладать, чтобы всю свою творческую жизнь собирать и перерабатывать в книги подобное. Да и знаю, что люди неохотно выставляют на всеобщий показ свою боль. Их надо на подобные откровения еще раскрутить! На все это многоголосие страдальцев эмпатии не наберешься. А если ее нет, то тогда получатся уже ненормальный интерес. Настоящим кошмаром для школьников было изучение того, как мучили пионеров-героев. Теперь этому нашлась замена -- произведения Алексиевич появятся в школьной программе. По моему мнению, воспитать нормального человека можно лишь приобщая его к высокому и прекрасному. Это нынче в дефиците – тонкое чувствование. Кто способен прочесть книги Алексиевич от корки до корки, имеет некрофилические наклонности. Хлесткая статья. И ведь не возразишь. Новоиспеченную лауреатку ловят на слове даже ее западные коллеги: "Мадам Алексиевич, Вы не просто лжете..." http://www.liveinternet.ru/users/zinur/post374000122/ Что уж так яростно ополчились на бедную старушку неопределенной национальности и гражданской принадлежности? Разве не были до нее столь же вожделевшие при-нобель "великие" Быков и Астафьев, разве не потряс Русский мир нобелиат Солженицын? Генезис очевиден. Винить только нобелевский комитет в "ангажированности" несправедливо: были, есть и будут двоедушные! А следовательно - бери,Светик, иудины грошики и плюй на все комментарии! Помни - солженицынские опусы в школьную программу включили. А это "проектик" покруче - бьет в молодые,незрелые умы! Виват, старушка!
"У войны не женское лицо". И как апофеоз повести, какими бы художественными достоинствами она ни обладала, Германия в ней представляется ярчайшим символом беснующихся демонских сил на века. Но это нисколько не помешало Светлане Александровне уютно обустроиться в одном из ее чистеньких уголков с его милым сердцу очажком.
И что такое Беларусь! Разве не географическая родина для нобелевского лауреата, которой он обязан по священному долгу обретенного статуса воздать свою несомненную дань в виде смиренного поклона наряду с несколькими словами любви и почтения?
Я восхищена отзывом Анатолия Аврутина, который с блеском поддержал друга и единомышленника Анатолия Андреева. То, что оба - граждане Беларуси, материал как одного, так и другого, возводит в особый статус беспристрастной честности их гражданскую позицию.
Невозможно также не выразить огромную признательность Николаю Дорошенко за его фантастически чуткое ощущение царящего времени. Это удивительнейший человек и литератор. И, кажется, ещё не оценен.
Прочитав глубокую, аналитическую и – краткую! – статью-эссе Анатолия Николаеевича Андреева, поняла: именно её ждала! Спасибо!
Благодарю и любимого моего поэта Анатолия Аврутина.
Поздравляю Беларусь с успешными выборами президента: Александра Григорьевича Лукашенко! Здоровья, сил, мужества!
Успехов Тебе, родная Беларусь!
С благодарностью, теплом, Л. Владимирова (Одесса). Замечательно высказался земляк "лавурыатки" Анатолий Аврутин!
Но где калининградец Дмитрий Воронин обнаружил "ангельское обличие", мне понять трудно: вполне плутоватое лицо у мадам, такие звонят в квартиры к подслеповатым старикам, чтобы их облапошить. Во первых строках хочу выразить искреннюю благодарность Николаю Ивановичу Дорошенко за то, с какой оперативностью он разместил этот блистательный материал моего давнего коллеги и друга -- буквально часа не прошло с момента отправки статьи. Низкий поклон!
Что же касается самой истории с присуждением С.Алексиевич Нобелевской премии по литературе, могу разве что повторить некоторые моменты из того, что уже высказал ранее в полемике на сайте "Западная Русь".
Если говорить честно, без всякого политеса, то известие о том, что с какого-то дня я стал согражданином нобелевского лауреата вызвало у меня двойственные чувства. С одной стороны, страна, у которой появился свой нобелевский лауреат, да еще по литературе, сразу обретает некий дополнительный вес в международном сообществе. Что, кстати, очень тонко почувствовал А.Г.Лукашенко, все же направивший свое президентское поздравление человеку, в разное время адресовавшему в его адрес немало недобрых слов. В этой ситуации Президент, к своей чести, оказался выше личных взаимоотношений.
Но есть и вторая сторона вопроса… Давайте посмотрим, кто этому событию возликовал? В подавляющем большинстве -- либеральная националистическая оппозиция, для которой, как известно, главный принцип отношения к своей Родине: «Чем хуже, тем лучше!». Но даже там радовались далеко не все -- скажем, для художника А. Марочкина важнее оказалось то, что пишет С. Алексиевич на ненавистном для него русском языке. Единственном, замечу, языке на постсоветском пространстве, который не разъединяет, а, наоборот, объединяет людей.
Впрочем, использование С. Алексиевич в своем «творчестве» русского языка отнюдь не делает ее русской писательницей. Ведь та чернуха, которую автор ушатами обрушивает на читателя, стремясь как можно сильнее измарать и советское прошлое, и русский народ, никаким вкладом в русскую культуру назвать невозможно… А потому пристраивание Алексиевич, пусть и с оговорками, к ряду русских писателей -- нобелевских лауреатов: Бунин, Шолохов, Пастернак, Солженицын, Бродский выглядит примерно так же, как поименование бородатой дамы Кончиты Вудс, ставшей победительницей конкурса «Евровидение», великой исполнительницей… Или великим исполнителем -- как там, в современной гей-Ропе кому больше нравится. По большому счету С. Алексиевич и оказалась своего рода Кончитой Вудс от словесности (язык не поворачивается сказать «от литературы»). У перечисленных выше русских нобелиантов и слог изысканный присутствует, и слово, особенно у первых троих, сочное, вкусное, несущее свет даже тогда, когда авторы повествуют отнюдь не о веселом. Алексиевич же - это человек с диктофоном, записывающий показания людей, ставших свидетелями или участниками определенных событий, хитроумно выбирающий затем только то, что можно использовать, порой приукрасив чужую речь собственными измышлениями, в деле опорочивания собственного Отечества, давшего ей, замечу, не только образование, но и первоначальную славу, несколько авторитетных на тот момент литературных премий и устойчивое положение в обществе… Добавьте сюда враждебность к государственной власти, неприкрытую русофобию, откровенную неприязнь к современной России и ее внешней политике, крайне негативную словесную реакцию на возвращение Крыма и совсем недавние рассуждения о «баррикадном настроении»… Одним словом, все то, что так ласкает слух гей-ропейской общественности. Причем, вряд ли эта дама когда-нибудь поедет в Донбасс записывать показания детей, оставшихся инвалидами во время АТО украинских властей…
В итоге окажется, что второго такого человека, да еще нечто там пописывающего, что, как выяснилось, вообще никакого определяющего значения не имеет, сыскать не так уж просто. Хотя, конечно, до некоторых нобелиантов ей и в своем извращенном понимании действительности далековато. Например, до Г. Мюллер (2009), тоже дамы и автора, среди прочих, такой книги: «Странный взгляд, или Жизнь – это пердёж в фонаре»… Так что резервы еще не исчерпаны…
Выдающийся белорусский писатель Василь Быков, также в свое время выдвинутый на «нобеля», но так его и не получивший, даже в самых своих антироссийских статьях ничего подобного писаниям Алексиевич о русском народе себе не позволял…Но то Быков…А здесь писательница «секон-хэнд», форменная Кончита Вудс от европейской «словесности»… Осталось лишь отрастить бороду…

"Алексиевич стала символом стремления белорусов (далеко не всех, конечно) сменить идентичность – из людей «русского мира» превратиться в людей мира западного. Из русских стать антирусскими.
Советский – антисоветский. Русский – антирусский. Знакомый мотивчик, не правда ли?
Вот почему известие о присвоении Нобелевской премии с такой эйфорией, боюсь, не очень понятной в России, воспринято в Беларуси, вот почему новость стала сенсацией, а сама Алексиевич – феноменом. Не было бы Беларуси, члена ЕврАзЭс, феномена Алексиевич бы не возникло, что правда то правда.
Никому уже неинтересно, какой она писатель, и писатель ли вообще. Она – символ прозападной (антирусской) ориентации: это главное. Она – наша, и о ней (о нас, благодаря ей) узнает весь мир. Все. Точка."
Вот это-то и страшно!!!!! Иметь такой "СИМВОЛ"! Дьявольская игрушка в ангельском обличии в один миг становится почти идолом для Беларуси. И кто посмеет сегодня отобрать этот "символ" у белорусов, ведь "Нобель" - это ого -го, по представлениям обывателя! Вот так и раскачивают лодку братских народов, вот так и разводят нас по разные стороны баррикад. А сама "героиня" даже не понимает, какую подлость сотворила в отношении белорусов и русских, согласившись принять эту премию. Страшно!

 

 

 


   
№ 9

Владимир Бондаренко

Почем ненависть к России?

Как белорусская писательница Алексиевич бьется за Нобелевскую премию

25 июля 2015 года. Свободная Пресса. URL:  http://svpressa.ru/culture/article/128116/
Якобы белорусская писательница Светлана Алексиевич нынче ездит по всей Европе и митингует против Владимира Путина. По сути, она призывает к войне с Россией. Проблемы Беларуси ее мало интересуют, ибо и Европа ничего не знает о Беларуси, а быть маленькой белорусской диссиденткой Алексиевич не хочется. Она спит и видит, чтобы ее и впрямь выдвинули вновь на Нобелевскую премию. И даже присудили ее.
Самое страшное, что такое в нынешней Европе возможно. И потому процентов девяносто этих пламенных проповедей новой войны Алексиевич посвящает России. С чего бы это?
«Рейтинг Путина зашкаливает. До оккупации Крыма довольны деятельностью президента были 27%, а сейчас — 67% населения. После долгих лет унижения все хотят „маленькой победоносной войны“. Все настроены на реванш за 1991 год. Поражает, что даже молодежь заражена имперскими амбициями. „Классный мужик Путин, — это первое, что я услышала на московском вокзале. — Севастополь — русский город. Крым должен быть наш“…»
Вот это главное в ее выступлениях. Неистовая воительница не против Путина выступает, а против «рабского русского народа», и не скрывает, не стыдится этого. Она воспитывает в европейском обществе ненависть не к конкретному неугодному властителю, а ко всему русскому.
Похоже, белорусский народ ее давно уже не интересует. Впрочем, она же признает, что ее бабка по матери, украинка, ненавидела ее отца-москаля. И она на стороне бабки.
«Один итальянский ресторатор вывесил объявление «Русских не обслуживаем». Это хорошая метафора. Сегодня мир снова начинает бояться: что там в этой яме, в этой бездне, которая обладает ядерным оружием, сумасшедшими геополитическими идеями и не владеет понятиями о международном праве. Я живу с ощущением поражения.
Романтика 90-х, чувство того, что скоро начнется новая удивительная жизнь — откуда мы это взяли? Мы не знали мир, не знали ничего о людях… И все произошло не так, как мы представляли. Я была в Москве и испытала сильное потрясение. Умные интеллектуалы, писатели разделяют эту ненависть, патриотический угар… Это страшно. Вообще, мне кажется, мой читатель на Западе стремится понять. А здесь я часто слышу, что мое творчество унижает и оскорбляет Россию. Как говорил Лимонов: «У нас была великая эпоха». Но мои книги абсолютно о другом. У нас была кровавая эпоха. Мы вышли из этой крови, вылезли из ямы. И мы, вероятно, все еще больны. В общем, мне кажется, будет большая война. Я думаю, что империя еще не ушла…"
Недавно эта литераторша неизвестно по каким причинам вернулась из Европы, где жила больше десяти лет, в Беларусь. Тем самым она признала, что никто ее оттуда и не выгонял, живет себе под крылом батьки Лукашенко преспокойненько.
«Я вернулась, потому что очень соскучилась… 11 лет я жила в разных странах Европы — существует очень мощная поддержка и солидарность писателей всего мира. Я вернулась, потому что мне как писательнице важно дышать этим воздухом, разговаривать с этими людьми, видеть их»…
Дышит белорусским воздухом, а пишет с ненавистью о России и русском народе. Зачем?
Видимо, ей натовские хозяева объяснили: чтобы всерьез претендовать на Нобелевскую премию, ей надо жить там, в Беларуси. А писать о России, куда Алексиевич регулярно ездит.
И ведь, я понимаю, что это делается всерьез, и вполне может быть, что лютая русофобка впрямь получит Нобелевскую премию по литературе.
Самое парадоксальное, что как литератор Светлана Алексиевич достаточно посредственный. По сути и пишет не прозу, а документальные очерки на заданную тему. То об Афганистане — «Цинковые мальчики», беря интервью у воевавших ребят. То о женщинах на войне — «У войны не женское лицо». То о Чернобыле — «Чернобыльская молитва». То о перестройке — «Время секонд хэнд».
Темы отбирались самые важные, и подход был всегда антирусский, отстраненный. Это загадка, почему ее определили не «смелой журналисткой», а — писательницей, хотя она за всю жизнь ничего художественного и не написала. И с каждой книгой Алексиевич становилась все более враждебной к России и к русскому народу.
В то же время о своей родной Беларуси ничего не писала. Называет себя белорусской писательницей, но пишет только на русском языке, другого не знает. «Да, я пишу на русском языке, но во многих странах родившиеся в одной стране пишут, например, на немецком или в Ирландии пишут на английском. Я думаю, эти процессы нельзя так резко очертить, как хочется нам в Беларуси — или ты белоруска, или ты русская. Тем более в современном мире… На протяжении 20 лет мне задают один и тот же вопрос… Я очень болею за белорусский язык и культуру, и очень хотела бы, чтобы это была отдельная независимая страна, и чтобы она уцелела в этом надвигающемся кошмаре, и мы ничего не можем сделать.
Но я родилась в то время, когда существовала эта утопия, я шла за ней, и утопия говорила на русском языке. Сделать то, что я сделала, на белорусском языке было невозможно. Я занималась всем огромным советским миром".
Занимается этим советским миром и сейчас, добивает его.
Белорусский масштаб явно не для нее, маловат. Очень быстро она почувствовала, что белорусская тема мир не интересует, важнее — Россия. Россия, увиденная с заднего хода, чужими глазами, но знающими все русские подробности. Она и не скрывала: «Я всегда чувствую себя белорусской, но воспитана я на русской культуре. Все книги, которые я написала — это мировоззрение — невозможно было бы сделать в рамках белорусской культуры. У нас говорят, что белорусский взгляд не выше осиного гнезда. Мы маленькая нация, которую всегда русские уничтожали…»
Вот тебе сразу же и объяснение, почему пишет лишь о большой имперской России, и объяснение, почему ненавидит ее. «Я с детства помню как бабушка рассказывала про Голодоморы, как не любила моего отца-москаля…Там всегда была нелюбовь. Она была на всех уровнях. Ведь почему не было большого партизанского движения на Украине? Потому что все тихо поддерживали бандеровцев. И даже после войны, когда я слушала рассказы о крестьянах… Бабушка меня маленькую тащит на поле, они там собирают эти бураки (свекла — ред.)… и им копейки платили. За все лето работы два мешка чего-нибудь привезут — и все. Так что не за что было любить…»
Масштаб ненависти рос с притязаниями на Нобелевскую премию, которую получить можно только на антирусской основе. Увы, зря надеются наши русофобы, те же Дмитрий Быков или Михаил Шишкин, до Нобеля их русофобия не дорастет, они все же чересчур русские, а вот взгляд у Светланы Алексиевич и на самом деле абсолютно чуждый на Россию, хоть и мелковатая фигура будет для премии, но давали и более ничтожным писателям.
Ненависти к самому Путину для премии маловато, мало ли было разных правителей на Руси? Надо ненавидеть сам народ. Что Светлана Алексиевич и делает. «Вы знаете, я опять недавно была в России. Люди этому верят, говорят „что там у хохлов“, „эти хохлы“. …И то, что 86% поддерживают Путина, я хочу вам сказать, что это правда. Они искренне его поддерживают. Они унижены, обмануты сегодня, а он дает то, что давала коммунистическая идея — что-то великое. Я думаю, что русская культура очень склонна к сверхидеям. Так произошло во время революции, это происходит сейчас — опять русская культура стала жертвой этой сверхидеи. Опять подключается церковь…»
Алексиевич прямо пишет, что сама тяга к величию замысла, к большим идеям у русского народа недопустима. Надо жить лишь потребительскими ценностями, как в Европе и делают. А что-то великое они всегда ненавидят, вот и ненавидят нынче все русское.
«Мы имеем дело с русским человеком, который за последние 200 лет почти 150 лет воевал. И никогда не жил хорошо. Человеческая жизнь для него ничего не стоит, и понятие о великости не в том, что человек должен жить хорошо, а в том, что государство должно быть большое и нашпигованное ракетами. На этом огромном постсоветском пространстве, особенно в России и Беларуси, где народ вначале 70 лет обманывали, потом еще 20 лет грабили, выросли очень агрессивные и опасные для мира люди…». Значит, их пора уничтожать…
А заодно писательница «с мировой известностью» начинает заигрывать и со своим былым недругом Лукашенко, натравливая его на Россию. «10 лет назад Лукашенко мечтал, что будет хозяином Руси. Это уже похоронено. Он уже понимает, что так никогда не будет. Я вижу, что сейчас начинается трагедия Беларуси. И личная трагедия Лукашенко. Ему уже не раз намекнули, „батька, определись, или ты с нами или — в Европу“. Но никто его, конечно, туда не пустит…Кремль не пустит… Конечно. Они сейчас начинают его душить. Они не дали ему никаких денег. Они не дали ему никаких нефтепродуктов, как это было раньше. Он, я думаю, скоро оседлает и национальную идею. Лукашенко никогда не говорил о том, что мы должны говорить по-белорусски, а теперь — говорит. И министр образования говорит. Этого ничего раньше не было. Я думаю, что он чувствует опасность. На наших глазах эта трагедия ведь развивалась. Он видел, как Путин грязно играет…»
Вместе с ненавистью к русскому народу, Алексиевич прививает и ненависть к православию, обязательно во всех своих сегодняшних беседах и интервью добавляя грязные слова или о патриархе Кирилле, или вообще о русской церкви.
«А Путин, похоже, пришел надолго. Опрокинул людей в такое варварство, такую архаику, средневековье. Вы знаете, это надолго. И еще церковь в этом участвует… Это не наша церковь. Церкви нет. Церковь сегодня — это один из институтов власти…»
Вот так и создаются в мире новые литературные кумиры. Думаю, если этот американский проект Алексиевич удастся осуществить, Нобелевская премия будет навсегда покрыта позором. Ибо давать премию человеку, откровенно расистских взглядов, унижающему один из великих народов мира, это значит — унижать и саму премию. Для нее весь русский народ, включая и либеральную интеллигенцию, это «коллективный Путин».
«Почему наше страдание не конвертируется в свободу, достоинство? Это рабство, которое сидит в людях, этот Сталин, который мгновенно сейчас возродился. Сейчас полное возрождение Сталина. Уже 5 его музеев по России. Сейчас будут обсуждать памятник Дзержинскому — вернуть или нет на Лубянку. Я думаю, что это имеет глубокие исторические корни. Опыта свободы в России не было. Люди не знают, что это такое. У меня в книжке есть история, когда мы в Смоленске, в какой-то деревне. 10 утра. Мужики уже сидят под магазином. Ну и начали говорить о свободе. Мы как инопланетяне были. „Какая свобода? Че ты несешь? Водка — какая хочешь: Путинка, Горбачевка… Есть бананы, колбаса — это и есть свобода“. Речь идет о коллективном Путине…»
Самое унизительное то, с каким мазохизмом ту же Светлану Алексиевич пропагандируют и издают в самой России. Недавно целый пятитомник издали. Очевидно, от избытка несвободы в себе.

 

№ 10

Светлана Алексиевич и ее литературный Нобель

Опубликовано 13  октября 2015 года.  Западная Русь. URL:  http://zapadrus.su/zaprus/filzr/1343-svetlana-aleksievich-i-literaturnyj-nobel.html

 
  

На прошлой неделе случилось событие, касающееся, как русской литературы, так и Республики Беларусь – Нобелевский комитет присудил литературную премию белорусской гражданке Светлане Алексиевич.
Сайт «Западная Русь» не только исторический, но, пожалуй единственный, рассказывающий о русской литературе в Республике Беларусь.  Поэтому редакция решила попросить у ряда наших авторов: Анатолия Юрьевича Аврутина, Дмитрия Александровича Дарина, Вячеслава Васильевича Бондаренко, Олега Борисовича Неменского, Всеволода Владимировича Шимова, Владислава Александровича Гулевича, Игоря Федоровича Зеленковского.

 ответить на вопрос:
"Что вы подумали в тот момент, когда узнали о присуждении Нобелевской премии Светлане Алексиевич и каково ваше личное отношение к этому событию?"

 

Анатолий Юрьевич Аврутин - Поэт, переводчик, критик, публицист. Автор двадцати книг, изданных в Беларуси, России и дальнем зарубежье. Главный редактор журнала «Новая Немига литературная», в 2005-2008гг. – Первый секретарь Правления Союза писателей Беларуси. Глава Представительства русских писателей Беларуси при Санкт-Петербургском городском отделении Союза писателей России. Член-корреспондент Академии поэзии и Петровской Академии наук и искусств. Лауреат большого числа международных литературных премий.

Если говорить честно, без всякого политеса, то известие о том, что с какого-то дня я стал согражданином нобелевского лауреата вызвало у меня двойственные чувства. С одной стороны, страна, у которой появился свой нобелевский лауреат, да еще по литературе, сразу обретает некий дополнительный вес в международном сообществе. Что, кстати, очень тонко почувствовал А.Г.Лукашенко, все же направивший свое президентское поздравление человеку, в разное время адресовавшему в его адрес немало недобрых слов. В этой ситуации Президент, к своей чести, оказался выше личных взаимоотношений.

Но есть и вторая сторона вопроса…  Давайте посмотрим, кто этому событию возликовал? В подавляющем большинстве -- либеральная националистическая оппозиция, для которой, как известно, главный принцип отношения к своей Родине: «Чем хуже, тем лучше!». Но даже там радовались далеко не все -- скажем, для художника А. Марочкина важнее оказалось то, что пишет С. Алексиевич на ненавистном для него русском языке. Единственном, замечу, языке на постсоветском пространстве, который не разъединяет, а, наоборот, объединяет людей.

Впрочем, использование С. Алексиевич в своем «творчестве» русского языка отнюдь не делает ее русской писательницей. Ведь та чернуха, которую автор ушатами обрушивает на читателя, стремясь как можно сильнее измарать и советское прошлое, и русский народ, никаким вкладом в русскую культуру назвать невозможно… А потому пристраивание Алексиевич, пусть и с оговорками, к ряду русских писателей --нобелевских лауреатов: Бунин, Шолохов, Пастернак, Солженицын, Бродский выглядит примерно так же, как поименование бородатой дамы Кончиты Вудс, ставшей победительницей конкурса «Евровидение», великой исполнительницей… Или великим исполнителем -- как там, в современной гей-Ропе кому больше нравится. По большому счету С. Алексиевич и оказалась своего рода Кончитой Вудс от словесности (язык не поворачивается сказать «от литературы»). У перечисленных выше русских нобелиантов и слог изысканный присутствует, и слово, особенно у первых троих, сочное, вкусное, несущее свет даже тогда, когда авторы повествуют отнюдь не о веселом. Алексиевич же - это человек с диктофоном, записывающий показания людей, ставших свидетелями или участниками определенных событий, хитроумно выбирающий затем только то, что можно использовать, порой приукрасив чужую речь собственными измышлениями, в деле опорочивания собственного Отечества, давшего ей, замечу, не только образование, но и первоначальную славу, несколько авторитетных на тот момент литературных премий и устойчивое положение в обществе… Добавьте сюда враждебность к  государственной власти, неприкрытую русофобию, откровенную неприязнь к современной России и ее внешней политике, крайне негативную словесную реакцию на возвращение Крыма и совсем недавние рассуждения о «баррикадном настроении»… Одним словом, все то, что так ласкает слух гей-ропейской общественности.  Причем, вряд ли эта дама когда-нибудь поедет в Донбасс записывать показания детей, оставшихся инвалидами во время АТО украинских властей…

В итоге окажется, что второго такого человека, да еще нечто там пописывающего, что, как выяснилось, вообще никакого определяющего значения не имеет, сыскать не так уж просто. Хотя, конечно, до некоторых нобелиантов ей и в своем извращенном понимании действительности далековато. Например, до Г. Мюллер (2009), тоже дамы и автора, среди прочих, такой книги: «Странный взгляд, или Жизнь – это пердёж в фонаре»… Так что резервы еще не исчерпаны…

Выдающийся белорусский писатель Василь Быков, также в свое время выдвинутый на «нобеля», но так его и не получивший, даже в самых своих антироссийских статьях ничего подобного писаниям Алексиевич о русском народе себе не позволял…Но то Быков…А здесь писательница «секон-хэнд», форменная Кончита Вудс от европейской «словесности»… Осталось лишь отрастить бороду…

 

 

 Дмитрий Александрович Дарин -  Член Союза писателей России, член Высшего Творческого Совета МГО Союза писателей России, член Союза журналистов России, лауреат Всероссийской литературной премии им. Сергея Есенина "О, Русь, взмахни крылами...". Член редколлегии всероссийских лит. Журналов "Российский колокол", "Дом Ростовых", "Невский альманах". Доктор экономических наук. Автор шести поэтических сборников.

Я посмотрел интервью этой нобелиарки до 15-й минуты. Потом услышал смысловой ряд ответа по отношении к власти: Берия, Сталин, Путин. До этого шли рассуждения о любви ко всем народам, составляющим ее кровь и происхождение- русскому, украинскому и белорусскому. Старая либеральная песня - целить в режим, но попадать непременно в народ.

Нобелевка - не просто ангажированная премия, это эвфемизм для обозначения продажности - как продает свои услуги наемник, "солдат удачи". Но наёмников кличут и иначе - "псы войны". Вот и эта либерастическая журналистка, не имеющая никакого отношения к литературе, просто выделена европейскими вассалами США как пример выгодности ненависти к русскому миру, не только несмотря, но и даже благодаря писанию на языке того самого мира. Так нагляднее... поэтому белорусская лауреатка - власовка от литературы, пёс...вернее - сука уже почти горячей мировой войны против России.

 

 

 

Вячеслав Васильевич Бондаренко - Писатель, поэт, журналист, киносценарист, музыкант, актер, радио- и телеведущий. Член Союза писателей Беларуси, член Союза писателей России, лауреат премии Президента Республики Беларусь «За духовное возрождение». Автор 20 книг, изданных в России и Беларуси. Дипломант Всероссийской литературной премии «Эврика», номинант Всероссийской литературной премии имени Л.Н.Толстого «Ясная Поляна».

 

Ну а кому ж еще?..

     Кажется, только ленивый в последние дни не рассуждал о том, что Нобелевская премия уже давным-давно не является главной литературной премией мира, что времена, когда ее получали действительно величайшие писатели современности, давно прошли. И это действительно так: теперь это – просто средство поощрения нужных людей, чаще всего оппозиционного толка. Но в то же время почтенная история премии невольно заставляет и следить за процессом, и испытывать какие-то чувства, когда в Стокгольме звучит та или иная фамилия. Ведь волей-неволей лауреат оказывается в ряду таких Личностей, как Бунин, Шолохов, Бродский – а значит, его книги будут переиздаваться еще долго-долго, автоматически будут признаны классикой и войдут в школьные программы, даже если самим школьникам это не нужно.

     Чаще всего в последние годы чувства были двух видов: привычный вопрос «А кто это?», после чего следовали Гугл и Википедия, терпеливо объяснявшая, что это, оказывается, дивный гений, всю жизнь положивший ради того, чтобы его свободолюбивый народ etc.; либо не менее привычное «Ну а кому ж еще?..» Алексиевич исключением не стала. Второй вариант. Плюс грустная улыбка: Бунин, Шолохов, Бродский, Алексиевич… Гомер, Мильтон и Паниковский, ей-Богу.

     Действительно, ну а кому ж еще?..

     Представим себя на месте людей, решающих, кого поощрить. Вот они сидят над анкетой Алексиевич, или что у нее там было. Место рождения – Ивано-Франковск, Западная Украина - отлично!.. Наполовину украинка, наполовину белоруска – просто замечательно!.. Подборочка высказываний про Путина и Крым – то, что надо!.. Не любит Лукашенко – мо-ло-дец! И выборы через несколько дней. Это ж какая красивая картинка складывается… А, ну да, она еще что-то там понаписала. Тоже нужное, можно будет использовать.

     В СССР, чтобы вступить в партию, нужна была соответствующая анкета. Чтобы получить сегодня литературную Нобелевку, анкета нужна посильнее, чем «Фауст» Гёте. Поэтому Алексиевич для Европы сегодня – просто находка, начиная с места рождения и заканчивая темами книг и цитатами.

     Жаль только, что власти вынуждены делать хорошую мину при плохой игре и включились в кампанию поздравлений лауреатши. В теленовостях прозвучала даже такая растерянная дикость, как «присвоение премии Алексиевич глубоко закономерно в год 70-летия Великой Победы» (если она слышала эту фразу, то наверняка посмеялась от души). Никуда не денешься – она гражданка Беларуси, хотя к Беларуси ни малейшего отношения не имеет и ни в коей мере не олицетворяет собой ни белорусскую культуру, ни народ, ни ценности, а представляет, в сущности, только саму себя и свой взгляд на мир. Более того, всем своим творчеством, всеми высказываниями она планомерно ломает эти самые ценности (включая Великую Победу), заставляя своих читателей почувствовать себя такими же, как она сама, - людьми без роду без племени, жалкими человечками, чьи судьбы в той или иной степени искалечены безжалостным монстром по имени Государство. У которых нет ни истории, ни предков, ни веры, ни будущего, а только постоянная унылая озабоченность и разочарование в том, что «не срослось» (что – неважно).

     Как революция 1917 года вынесла на поверхность миллионы духовных и телесных монстров, так и перестройка породила таких, как Алексиевич, - либеральных журналистов, уверенных в том, что «правду жизни» легко постичь, если свести воедино жалобы тысяч «маленьких людей» (себя они таковыми, понятное дело, не считают) на беспросветность их существования. И сразу возникнет Настоящая Литература Факта. Между тем в народе такому «творчеству» давно уже нашли короткое обозначение – чернуха. Именно то, что нужно в мире о нас. Никак не рассказы о наших подвигах и достижениях, кому это интересно?.. А вот стоны полураздавленных, изверившихся, упавших духом, трупный яд уныния под обложкой, - самое то. В конце 1980-х многим это казалось ошеломляюще свежим и новым, многим так кажется до сих пор. Советского Союза давно нет, но премии за его развал дают до сих пор. Алексиевич в это дело внесла немалый вклад и наверняка этим гордится…

     Но самое интересное – это даже не сам факт присуждения премии, а реакция на это разных людей, как близких к литературе, так и далеких от нее. Которые искренне радовались и поздравляли друг друга с победой, с тем, что «наконец-то и нашей чего-то дали». Или осторожно замечали, что с Алексиевич не согласны, но ведь с Нобелем не спорят, она получила, а ты-то кто такой?.. Вот и радуйся, а за что дали – дело десятое…

     Сколько таких людей при этом не читали Алексиевич и вообще впервые услышали ее фамилию? Уверен, что большинство. Не далее как вчера довелось общаться с работником крупной минской библиотеки; эта добрая и милая женщина была искренне рада за Алексиевич, хотя, как призналась, творчество ее знает смутно и, в принципе, согласна с тем, что премию ей дали за антирусскую позицию, а это неправильно. Но – всё равно приятно, потому что наша же!.. Такая логика.

     Так это, скажут мне, нормальная провинциальная логика. У нас всегда хают все свое, но стоит человеку получить признание за рубежом, его тут же начинают ценить и у нас… А вот ничего подобного. Пример приведу из личного опыта, просто чтобы не ходить далеко. Год назад Ваш покорный слуга за книгу «Герои Первой мировой», вышедшей двумя изданиями в серии ЖЗЛ, был удостоен Всероссийской историко-литературной премии «Александр Невский» - одной из самых значимых премий России. Впервые за историю премии ее присудили не гражданину России, впервые она уехала за рубеж, точнее, в Беларусь. И что – был в нашей стране по этому поводу всеобщий восторг и ликование? Да нет, конечно. Потому что премия ведь не та. За книгу о наших победах, наших достижениях, нашей доблести, наших плюсах, в конце концов. И ведь кто еще дал – русские!.. Вот они дали, они пускай и ликуют. А тут же – Европа, что ты!.. Любой итальянский портной и повар для нас авторитет, любой Шнобель – повод плакать и обниматься на улицах.

      Проклятое холопство, которое не выбьешь из нас никакой палкой.

      Кстати, отличный сюжет для Алексиевич, нет?..

 

 

 

Олег Борисович Неменский - Историк, политолог, публицист, научный сотрудник Института славяноведения РАН, автор работ по истории этнического и исторического самосознания православных и униатских жителей Западной Руси в XVI-XVII вв., а также по истории становления национальных проектов у славянских народов в XIX-XX вв.

 

 

Присуждение Нобелевской премии Светлане Алексиевич трудно не воспринимать с юмором. Конечно, оно политическое, но фактически оно означает круглый «неуд.» всей постсоветской украинской и белорусской литературе. Была задача вручить премию какому-нибудь украинскому или белорусскому писателю, занимающему в современных политических вопросах антироссийскую позицию, и не смогли найти ни одного подходящего автора, пишущего на украинском или белорусском языках! И ведь действительно, национальные культуры народов бывшего Советского Союза после его распада не только не стали процветать, но как раз наоборот - сильно сжались в объёмах и провинциализировались. Не могут теперь не только украинцы и белорусы, но и вступившие в ЕС прибалты позволить себе даже небольшую часть от того богатства и разнообразия национальной культурной жизни, которая была им доступна в прежнее время. В результате выбрали русскую писательницу, соответствующую всем остальным критериям: и родилась на Украине, и гражданка Белоруссии, и вроде как оппозиционерка, и даже русофобка. Разве что не очень писатель, скорее журналист, но это для нобелевки не впервой. Однако в целом никуда не деться от того факта, что это премия в копилку наград именно русской литературы. И её вручение русскому писателю, живущему за рубежами России и являющемуся гражданином другой страны, тоже не ново. При этом культурная и политическая значимость Алексиевич столь невелика, что вряд ли её удастся раскрутить до политически значимого голоса. Так, хотели насолить России, а опять не вышло – скорее наоборот, очередной раз отметили русскую литературу.

 

 

 

 

Всеволод Владимирович Шимов – Политолог, публицист, кандидат политических наук, доцент кафедры политологии БГУ.

 

Я от творчества Алексиевич далек, а ее гражданскую позицию не разделяю. Особых эмоций решение о присуждении ей "литературного Нобеля" у меня не вызвало, так как оно полностью укладывается в идеологическую линию Запада относительно государств бывшего СССР, и в общем было вполне предсказуемым.
Хотел бы обратить внимание на другое. Алексиевич - русскопишущий автор и, так или иначе, является частью русского мира (судя по ее недавним высказываниям, она и сама этого не отрицает). Ведь русская культура неоднородна, как и любая большая культура, и либеральное западничество, которое представляет Алексиевич, также является ее частью (хоть и глубоко нездоровой на мой взгляд). Так что Нобелевский комитет, сам того, может, и не сознавая, признал Белоруссию частью русского мира. 

Впрочем, повторюсь, воспринимать эту премию слишком всерьез не стоит, т.ак как она давно стала частью политических игрищ, далеких от литературы как таковой.

 

 

 

Владислав Александрович Гулевич - Политолог, публицист, член Союза журналистов Украины, член экспертной команды внешнеполитического издания МИД РФ "Международная жизнь", аналитик Центра консервативных исследований фак-та социологии международных отношений МГУ им. Ломоносова.

 

Присуждение Нобелевской премии белорусской писательнице Светлане Алексиевич – признак вырождения само института этой премии. Она давно превратилась в элемент пропаганды.

Нобелевскую премию присуждали Александру Солженицыну, Михаилу Горбачеву, и т. д., не за их выдающиеся способности, а за участие в пропагандистской войне против СССР (Солженицын) и его развале (Горбачёв). ЦРУ финансировало издание книг Солженицына и Пастернака (тоже лауреата Нобелевской премии), стараясь всучить их чуть ли, не каждому приезжему из Советского Союза.

Отныне мерилом одарённости лауреата становится не его талант, а градус его русофобии. Западу удалось создать интеллектуально-политический ландшафт, при котором русофобия превращена в доходное ремесло.

Алексиевич – всего лишь очередной писарь Чумичка, заигрывающий с Западом.

 

 

 

Игорь Федорович Зеленковский – Публицист, член Союза писателей России, руководитель проекта «Западная Русь». 

 

"Не читал, но осуждаю" — это фраза, сказанная в отношении Б. Л. Пастернака, когда тому присудили Нобелевскую премию, и ставшая крылатой в СССР, принадлежала кому-то из членов Союза писателей СССР.

И вот недавнее известие – белорусской гражданке, пишущей на русском языке в жанре журналистских расследований,  присудили Нобелевскую премию аж за литературу. Когда об этом узнал, то первой  промелькнувшей мыслью было, что Алексиевич имеет к литературе такое же отношение, как Барак Обама к «миру во всем мире».

 Затем пожалел белорусских школьников, которых заставят читать эту нобелиарку без права осуждать.  И точно - на днях Минобр РБ известил, что со следующего года Алексиевич включается в учебную программу.

Читал ли я сам Алексиевич? Пролистывал много лет назад ее «Неженское лицо», и отложил, поскольку если «необязательно», то в такое не вчитываюсь. Тогда, слава Богу, она была «необязательной».

Третье, о чем уже улыбнулось - как же сейчас возмущаются белорусские писатели, ведь «мовной» литературе уже никогда не светит получить Нобеля. Простая арифметика – в третьем мире, где в любой момент может потребоваться «цветная революция», более сотни стран, и следующий раз до Белоруссии очередь дойдёт только через сто лет с гаком. Будет ли тогда кому присуждать? Возможно, «творчае супольнасць» успокоятся если Алексеевич выучит «мову» и исполнит давнее пожелание «пісьменнікам» от  президента Беларуси, написав что-то равное Толстому или Шолохову, например - «Ціхі Нёман» или «Вайну і мір». Но в ее-то годы выучить «мову»?

А если серьезно, то из этой прозападной русофобствующей дамочки белорусам лепят непререкаемый авторитет в последней инстанции. Увы, но до сих пор Нобелевская премия работает как охранная грамота, и общественный статус нобилиара возносится выше президентского.  А впереди парламентские выборы, которые Запад требует провести по его правилам. Для Алексиевич в Белоруссии запрограммирована роль примерно такая, как у Сахарова в деле уничтожения СССР. Так что белорусам, сказав спасибо за такой «подарочек», надобно крепко призадуматься…. 

 

 № 11

Егор Холмогоров

Вручена Нобелевская премия по нелитературе

8 октября 2015 года. URL:  http://vz.ru/columns/2015/10/8/771276.html

 

Нобелевская премия белорусской писательнице Светлане Алексиевич – явление политическое. Формируется некий морально-гуманитарный авторитет «европейского образца», который должен оказывать давление на Лукашенко.

Единственная асcоциация с творчеством Светланы Алексиевич у меня такая. Школа. Шестой класс. Выставка рисунков, посвященных Дню Победы. Нарисована театральная афиша, на ней женское лицо в красноармейской каске: половина лица молодая и красивая, вторая – почерневшая и сморщенная. И надпись: «У войны не женское лицо».
Впрочем, при чем тут Алексиевич? Это был спектакль Театра на Таганке «про войну». Автора документальной повести, по которой был поставлен спектакль, никто, кажется, не запомнил.
Поэтому 99,9 % граждан нашей страны и 95 % представителей нашей интеллигенции будут сегодня с мучительным стыдом вспоминать, кто такая Светлана Алексиевич и как такое может быть, что десятилетиями рядом с нами жила великая писательница, удостоенная Нобелевской премии, а мы ее не заметили и не оценили.
Самое большое давление будет оказываться, конечно, на читателя российского. Ему будут объяснять, что именно пишущая на русском языке Алексиевич и есть истинный «русский мир», не то что ваши ополченцы и дети Донбасса.
Соответствующие заявления уже начались. Олег Кашин, сделавший своим «Письмом вождям» собственную заявку на «нобеля» по литературе (в конечном счете должно же быть больше ада), уже так и объясняет, вспоминая самые мощные из приемов того далекого времени, когда он был «путинским пропагандистом».
Алексей Навальный заходится от счастья, что украинская писательница с белорусским паспортом, живущая в ЕС и пишущая на русском языке, получила Нобелевскую премию.
Подскажу ему лайфхак: если украинский политик Навальный, имеющий российский паспорт, переедет в Польшу и начнет выступать исключительно на белорусском языке, Нобелевская премия мира ему гарантирована.
Хотя в этом есть некоторый риск. Всего три дня назад лауреат Нобелевской премии мира 2009 года разбомбил лауреата Нобелевской премии мира 1999 года. 22 погибших. Так что, получив премию, нужно еще убедиться в том, что это ты будешь бомбить, а не тебя.
Поэтому давайте установим раз и навсегда. По отношению к русской литературе творчество Алексиевич – явление глубоко периферийное. В России есть примерно сотня писателей, превосходящих ее по литературному мастерству, независимо от того, читать их в оригинале или переводе.
Даже в довольно узкой нише документальной прозы Алексиевич не выдерживает сравнения ни со сравнительно рукопожатным Леонидом Юзефовичем, ни с духоносным архимандритом Тихоном. Я уж не говорю о достопочтенном старце Данииле Гранине, из которого Алексиевич вырастает, как из шинели.
Даже среди наших шумливых либералов-антипутинистов, ратующих за европейские ценности, каждый второй пишет лучше. То есть если считать, что Алексиевич дали премию как писательнице на русском языке, то, если считать ее творчество нижней планкой, Нобелевскому комитету придется лет двадцать выдавать по десять премий в год, чтобы наградить всех, кто пишет не хуже.
Если считать, что Алексиевич наградили как белорусскую писательницу – ситуация меняется. Несмотря на вроде бы союз, белорусская литература, оторванная от русской, оказалась в каком-то гетто. Василь Быков и Алесь Адамович, производным явлением от которых является Алексиевич, уже умерли. На том холодном небосклоне новая нобелевская лауреатка, конечно, звезда, даже если и карликовая.
Поэтому понятно, что, как это в последние годы для Нобелевского комитета и обычно, премия Светлане Алексиевич – явление политическое. Формируется некий морально-гуманитарный авторитет «европейского образца», который должен оказывать давление на Лукашенко.
По отношению к белорусскому президенту, ославленному «последним диктатором Европы», позиция Алексиевич вполне негативна, и в самой Белоруссии она рассматривается как оппозиционерка, «змагарка» (что-то вроде «бандеровки», только, в общем-то, еще хуже).
Несколько лет назад этот жест Нобелевского комитета был бы воспринят президентом Белоруссии как оскорбительный вызов. Но сегодняшняя Белоруссия ощутимо меняется.
Флирт Лукашенко с Западом заходит все дальше, антироссийские жесты и пропаганда становятся все более часты, отмежевание от «русского мира» и стремление переоформить Белоруссию в наследницы Великого Княжества Литовского – все более напористы.
Довольно комичные поездки Лукашенко по европам и америкам с наследником Колей похожи на попытки заручиться поддержкой для долгосрочного сохранения режима. И на этом фоне премия для Алексиевич, уже заявившей, что на фоне Путина Лукашенко не совсем уже и диктатор, вполне может стать своеобразным мостиком на пути дальнейшего отступничества белорусского лидера.
Идеологическая эволюция белорусского режима в сторону русофобии и то, что Москва опять проворонила этот процесс, понадеявшись на то, что «все схвачено», и вообще не ведя проросийскую работу, – это вообще отдельная грустная тема. Но, может быть, хотя бы история с нобелевкой Алексиевич (западной украинке по происхождению и определенной еврорусофобке) заставит наши идеологические департаменты зашевелиться.
А надо-то в Белоруссии не так уж и много. Постоянная поддержка той части интеллигенции, которая ориентирована на Россию и русский мир. Последовательное поддержание идеи единства русской земли и русского православия во все эпохи. Защита памяти о русских героях, защищавших белорусский народ от полонизации – митрополите Иосифе (Семашко) (постыдно, что он до сих пор не канонизирован РПЦ), Михаиле Муравьеве, которому нет ни одного памятника, историке Михаиле Кояловиче...
Ну и самое главное – создание атмосферы единства и равенства в культурном пространстве между Брестом и Москвой, так, чтобы выходцы из Белоруссии не чувствовали себя мигрантами, чтобы именно Москва, а не Варшава и не Стокгольм, была для них культурной столицей.
Что же касается России, то для нее премия Алексиевич никакого значения не имеет. Нобелевский комитет давно уже превратился в этом смысле в номенклатурное учреждение, далекое от живого слова отдельных наций. Особенно это касается русской. Вы можете себе представить, чтобы Нобелевскую премию дали, к примеру, Валентину Распутину, который еще полгода назад был жив?
А ведь их литературный масштаб несопоставим. Да что там, даже Нобелевская премия Пелевину была бы совершенно пелевинским абсурдом.
Все случаи литературных нобелевок русским писателям имели отчетливый политический контекст. Премии Бунину, Пастернаку, Солженицыну были антисоветской пропагандой, премия Шолохову – умиротворением просоветских левых в Европе, премия Бродскому – своеобразной зарисовкой в «цивилизованный мир» эпохи перестройки.
Но в целом, в длительной временной протяженности, те, кто давал эти премии с политическим расчетом, должны были пожалеть. Достаточно вспомнить метаморфозу Солженицына, который именно после «нобеля» стал резко праветь, перестал скрывать свое славянофильство, и сегодня его поздние идеи и тексты лежат одним из краеугольных камней в фундаменте «путинизма». Или Бродский, чье убийственное стихотворение «На независимость Украины» проштамповано «лауреат Нобелевской премии по литературе».
Светлана Алексиевич вряд ли проделает сходную эволюцию, поскольку она не русский писатель, не имеет особого отношения к русской литературе. Однако определенных неприятностей ожидать от нее, несомненно, следует. «Незалежные» русскоязычные авторы очень любят вмешиваться в политику страны и народа, от которого они отнезалежились.
Достаточно вспомнить, как наставники Алексиевич – Адамович и Быков – в октябре 1993-го подписали «Письмо 42» с требованием стрелять и вешать всех, кто не согласен был с либеральным госпереворотом в Москве. И это при том, что уже два года были иностранцами.
Так что, если вы обнаружите подпись Алексиевич под призывом убивать «ватников и колорадов», проштампованную «лауреат Нобелевской премии по литературе», тоже не особо удивляйтесь. Это не наша Нобелевская премия.
Восторги нашей демшизы можно понять. Они в полной уверенности, что бледнолицые братья подогнали им мощный таран против «режима». Но вот беда – машина репутаций сломалась. Во-первых, по объективным причинам: нельзя до бесконечности давать премии политкорректным третьеразрядностям, в то время как рядом с ними в списке, к примеру, Том Стоппард, абсолют ныне существующей элитарной литературы, или Джордж Мартин, абсолют литературы массовой.
Вы помните, кто получил «нобеля» по литературе в прошлом году? А кто в позапрошлом? Как «всемирная литературная премия» нобелевка превратилась в какой-то филологический хоспис и в этом смысле никому не интересна. Вторая причина – это то, что рукопожатные герои перестают быть интересными в самой России кому-то, кроме узкой тусовки.
При помощи западных фондов и премий российская оппозиция лепит параллельный мир, где над умами властвуют титаны Звягинцев, Немцов, Алексиевич. И надеются, что однажды при помощи митингов и абрамсов навяжут этот параллельный мир всей нации, как вторую ложную память.
Но этого уже не будет. Провал «арабской весны» показал, что даже обществам с гораздо менее разработанным культурным потенциалом навязать эту жвачку не удается. А Россию они потеряли безвозвратно. Они ей просто скучны.
У нас были Саур-Могила, вооруженный хулиган Лимонов, «Спутник и Погром» и так взбесивший до жалкой болтовни Алексиевич флаг над Крымом. Мы прошли через настоящую боль Одессы и Горловки. Наши ракеты поражают варваров и головорезов с Каспия.
Забыть все это ради нобелевского вторсырья? Даже если наш народ разочаруется, то больше любить этого Навального, Порошенко и Алексиевич он не будет. Гораздо лучше вспомнить о том, что Нобелевские премии были учреждены на деньги, полученные Нобелем с нашей нефтяной и оборонной промышленности.
Не думаю, что даже в нынешние кризисные времена составит проблему вручать миллион долларов в год хорошим писателям и ученым. Моральный вес такой премии даже сегодня будет, пожалуй, побольше, чем у Нобеля..


 

 

 
Внимание!

Актуальная информация!

 

 

Анатолий Краснянский

Лживый "голос" увенчанной лаврами Алексиевич

Системный анализ опуса "Чернобыльская молитва". Часть 1

 

1. Введение

 

 "Чернобыльская молитва"  одно из  сочинений журналиста Светланы Алексиевич. Книга состоит в основном из монологов, два монолога  названы "Одинокими человескими голосами", а один из монологов "Интервью автора с самой собой". [ 1 ]. 

Низкая логическая культура Алексиевич проявляется уже в названии опуса.  Молитва это обращение к Богу,  а монолог пространная речь действующего лица в драматическом, а также других литературных произведениях, обращенная к самому себе, к группе действующих лиц или к зрителю, а также речь наедине с самим собой или продолжительная речь одного лица, обращенная к слушателям. [2]. Монологи Алексиевич содержат философские и политические рассуждения, анекдоты, ложные слухи и, следовательно, не имеют ничего общего с молитвой.

Логическая ошибка: подмена понятия "монолог" на понятие "молитва" приводит к противоречию между названием книги и ее содержанием. Правильное название книги "Чернобыльские монологи": это название соответствует содержанию опуса. 

Словосочетание "одинокий человеческий голос" имеет признаки плеоназма: лишнее слово "человеческий", поскольку из контекста ясно, что "голос" это не лай собаки и не мяуканье кошки.

Слово "голос" лексически плохо сочетается со словом "одинокий".  "Голос" имеет семь значений. [2].  Это слово может означать мнение, суждение и высказывание (значение № 6). Именно эти слова связаны по смыслу со словом "монолог". Но не говорят "одинокое мнение", "одинокое суждение" и "одинокое" высказывание", а говорят "единственное мнение", "единственное суждение" и "единственное высказывание".     Из четырех значений слова "одинокий" [2] стилистичеки согласуются  со словом "голос"  следующие смыловые оттенки значения № 3:  происходящий, совершаемый без других, в отсутствие других.  Но "одинокий голос"  звучит в присутствии Алексиевич (это ясно из текста), и, следовательно, он не одинокий. 

"Одинокий голос" Людмилы Игнатенко в сочинении Алексиевич  это не монолог Людмилы Андреевны Игнатенко, жены  пожарного Василия Игнатенко. То, что рассказывала  Людмила Андреевна,  установить  невозможно, поскольку наверняка нет текста, каждая страница которого была бы подписана Людмилой Андреевной, а подписи удостоверены нотариусом.

Поэтому Людмила Андреевна не может нести ответственность за фантазии Алексиевич. Алексиевич много раз обвиняли во лжи. Смотрите, например, [3].

В данной работе проведен системный анализ "Одинокого человеческого голоса".  Системный анализ включает в данном случае следующие операции: лингвистический анализ,  логический анализ,  юридичесикй анализ и  проверку достоверности физической, химической и медицинской информации, содержащейся в "Голосе".

Любой текст является совокупностью предложений. Каждое предложение содержит  содержит одно или несколько суждений,  или, иначе, одну или несколько мыслей.  Мысли (суждения) в предложении могут быть выражены в явной или неявной форме.  Мысли в неявной форме – это мысли, которые  можно выявить с помощью  анализа. Разумеется, не всегда, чтобы выявить скрытый смысл, нужно проводить анализ.   Например, скрытый смысл метафоры "Россия – это медведь" состоит в том, что  Россия    это "дикая", "неповоротливая", "слишком большая", "опасная" страна. [4].  В этом случае достаточно иметь общее представление о медведе. 

В работе проводится анализ  как суждений, содержащихся в тексте в явной форме, так и суждений в неявной форме.

Ранее было показано, что системный анализ позволяет наиболее полно  выявить скрытый смысл (скрытые смыслы) текстов. [5].

Принятые в статье обозначения, сокращения и определения: 1.  А.К. – Анатолий Краснянский. 2. Людмила (П), Людмила (персонаж) – Людмила Андреевна Игнатенко, за которую говорит Алексиевич. 3. "Одинокий голос", "Голос", "Монолог Людмилы (П)" – "Одинокий человеческий голос".  4. Больница № 6, шестая клиника – Клиническая больница № 6.  5.  ОЛБ  – острая лучевая болезнь.  6.  Знак {...} указывает на удаление части текста. 7. Определения: Ложное утверждение – это суждение, не соответствующее действительности. Лживым следует называть утверждение, когда говорящий знает, что его утверждение является ложным.

 

2. Системный анализ "Одинокого голоса" Людмилы (персонажа)

Сюжет "Одинокого голоса" строится на трех ключевых лживых утверждениях:  1. "Пожарные, в том числе Василий Игнатенко, были  источниками  излучения, опасными для жизни и здоровья окружающих", 2. "Людмиле (персонажу)  разрешили находиться  в асептическом отделении клинической больницы № 6",  3. "В Клинической больнице № 6 приняли роды у Людмилы (персонажа)".

Опровержение этой лжи обрушивает всю  конструкцию "Одинокого голоса".

 

2.1. Опровержение лжи о том, что пожарные были источниками  излучения, опасными для жизни и здоровья окружающих

 Доказательство основано на свидетельствах заведующей в 1986 году клиническим отделом Института биофизики Ангелиной Константиновной Гуськовой и других сотрудников Института биофизики Министерства здравохранения СССР. 

 

Аргумент № 1: Отрывок из беседы журналиста Александра Емельяненкова с членом-корреспондентом РАМН Ангелиной Константиновной Гуськовой. [8].

Емельяненков:    О пострадавших с Чернобыльской АЭС, которые получили смертельные дозы и были доставлены к вам в клинику говорили, что они являли собой источник радиации. Что во избежание опасности даже их могилы перекрыты бетонными плитами.


 Гуськова:   В таких суждениях правда перемешана с откровенными вымыслами и невежеством. Среди поступивших к нам было два больных с активностью по цезию и йоду, которая делала их источниками излучения. Не очень значительного, но все-таки... Это были операторы машинного зала, у которых при взрыве паром сорвало кожу и отмечалось раневое поступление радионуклидов. Но у них была и большая доза внешнего облучения. Один прожил 21 день, второй - 23.  Два смежных с их палатой помещения было решено не занимать. Но вовсе не потому, что остальные могли заболеть или умереть, – такой опасности они не представляли.
Емельяненков:      А врачи как себя вели  –  они ведь тоже рисковали? Никто не отказывался от работы?
Гуськова:      Санитарки – две или три – от нас ушли. И 6-я больница струсила  –  почти все ушли.

Емельяненков:       А кто же занимался лечением?
Гуськова:        Врачи из клиники Института биофизики – нам только здание больницы освободили. Из 6-й остались гинекологи, реаниматоры, два кардиолога и один-два хирурга. Такие страхи среди врачей общего назначения и сегодня существуют, до сих пор боятся, когда к нам привозят радиационных больных.

Аргумент № 2:   Отрывки из монографии  А.К. Гуськовой, И.А. Галстян, И.А. Гусева.  [9].

 "Основой оценки вклада радиационного фактора в последствия для здоровья человека является максимально доступное уточнение уровней доз внешнего и внутреннего облучения"

"При этом внутреннее облучение было реальным в единичных случаях: два случая раневого поступления через поврежденную кожу с формированием на конечный период наблюдения дозы, близкой к разовой дозе внешнего облучения".
"Лишь у двух пациентов была и еще одна составляющая в радиационном воздействии — поступление в организм радионуклидов через раневую поверхность обожженной паром кожи.
 
"Представляется существенным еще раз рассмотреть вопрос о возможной недооценке доз внутреннего облучения у ликвидаторов, как возможном источнике неполноты сведений о совокупности радиационных факторов. Проведенный анализ показывает, что за исключением 2-х пациентов с ОЛБ (2,5 грей), дозы у остальных были существенно ниже десятых долей грей".

"Особые условия размещения с максимальной изоляцией пациентов от окружающих и мерами по ограничению облучаемости персонала касались лишь двух пациентов с реальным поступлением в их организм радионуклидов йода и цезия. Уровни внешнего гамма-излучения от них могли достигать по данным В.Н. Яценко на расстоянии 30 см от тела 3–5 Р/час. Это потребовало соответствующего изолированного размещения двух этих пациентов на значительном расстоянии от окружающих и резкого ограничения времени манипуляций, проводившихся у них медицинскими работниками. Было отмечено повышение уровней доз у некоторых специалистов (окулист, отоларинголог, средний медицинский персонал) именно за счет работы с этими пострадавшими". 


  Аргумент № 3:  Отрывок из выступления А.К. Гуськовой перед молодыми учеными Институт проблем безопасного развития атомной энергетики Российской Академии наук  27 апреля 2012 года. [10].

«Наконец, ингаляционные поступления. Конечно, источником ингаляционных поступлений радионуклидов в организм является не столько грязная одежда или использование загрязненных предметов. Все-таки элементарная, примитивная защита у находившихся на площадке имела место, и она сделала фактор внутреннего поступления радионуклидов малозначимым для персонала АЭС, но он остался значимым для населения. Только относительно двух человек из 134-х можно было говорить о реальном поступлении радионуклидов цезия и йода в организм.
К моменту их ухода из жизни (3-я – 4-я недели) дозы от внутреннего облучения достигли тех минутных доз, которые они получили от внешнего облучения. Но это не за счет ингаляционных поступлений. Эти люди были обожжены паром, их кожа представляла собой обширную раневую поверхность, через которую и проникали радиоактивные вещества. Они были источниками гамма- и бета-излучения — мощность дозы на расстоянии полметра от них могла быть довольно значительной, что требовало их особого размещения и более строгого режима общения медперсонала именно с этими двумя пациентами. Все это было учтено.

 

Аргумент № 4:   Отрывок из лекции А.К. Гуськовой, 18 сентября 2013 года. [11].

"Особо изолировали двух пациентов, у которых кроме внешнего облучения было и внутреннее: радионуклиды поступали через поврежденную ожогом кожу. Чтобы обеспечить безопасность медперсонала при лечении этих пациентов, нужны были дополнительные защитные меры". 

Аргумент № 5:    А.К. Гуськова.  Ответы на вопросы молодых ученых.  [12].

Ответ на вопрос: "Может ли облученный пациент загрязнить или облучить окружающих?":

"Были единичные случаи, при которых человек становился источником радиации. Например, из 134 чернобыльских пациентов с ОЛБ двое имели реальное внешнее загрязнение и радиоактивные вещества внутри. Это мало изменило клиническую картину для самих пациентов, но требовались особые приемы медицинской помощи, позволяющие ограничить контакт других людей с этими пациентами. Таких пациентов нужно помещать отдельно, с максимальной изоляцией и на расстоянии, исключающем опасность для рядом проходящих людей, рядом лежащих пациентов.
Больные с внешним загрязнением особенно опасны для санитаров и врачей, которые должны быть очень близко от пациента, например, отоларингологи, окулисты. За чернобыльскую эпопею такие специалисты получали дополнительно 400-500 мЗв
с неравномерным распределение дозы по телу. Санитарное обслуживание этих пациентов требовало определенных приемов, связанных с их перемещением, сменой белья и так далее. Тем не менее, мне не известны случаи заболевания от контакта с человеком". 

А.К., примечание № 1:

 

Исходя из контекста, можно уточнить ответ А.К. Гуськовой на вопрос: "Может ли облученный пациент загрязнить или облучить окружающих?": "Мне не известны случаи заболевания (ОЛБ - А.К.) от контакта с (облученным - А.К.) человеком". 

 

А.К., примечание № 2:

Можно предположить, что при записи ответов А.К. Гуськовой на вопросы была сделана ошибка.  Гуськова, вероятно, назвала дозу на все тело, равную 40 – 50 миллизиверт,  а записали 400 – 500 миллизиверт (около 40 – 50 рентген в случае гамма-излучения).


Дополнительный аргумент:  Отрывок из   приложения D к  Докладу  НКДАР Генеральной Ассамблее. 2008 год. [13].

"Преобладающее воздействие (радиации – А.К.) было связано с внешним облучением всего тела при высокой мощности дозы и бета-облучением кожи. Внутреннее загрязнение было сравнительно небольшим, а облучение нейтронами – пренебрежимо малым".

Этот аргумент подтверждает мысль о том, что среди больных острой лучевой было мало тех, кто получил большую дозу за счет внутреннего облучения.


 Выводы:

1. Только относительно двух человек из 134-х можно было говорить о значительном поступлении радионуклидов цезия и йода в организм.  Это операторы машинного зала.  В момент взрыва они были обожжены паром, их кожа представляла собой обширную раневую поверхность, через которую и проникли радиоактивные вещества. Операторы получили дозу внутреннего облучения, равную 2,5 грей (один прожил 21 день, второй - 23).  Но у них была и большая доза внешнего облучения.

2. Больные (операторы машинного зала):

2.1. Были источниками гамма- и бета-излучения. Мощность дозы  гамма-излучения  на расстоянии 30 см от тела от них могла достигать 3–5 рентген/час.

2.2. Представляли наибольшую опасность для санитаров и врачей, которые должны были находиться очень близко от пациента, например, отоларингологи и окулисты. За чернобыльскую эпопею такие специалисты получили дополнительно 400 – 500 мЗв с неравномерным распределение дозы по телу.

2.3. Лежали в одной палате. Два смежных с их палатой помещения не заняли. Санитарное обслуживание этих пациентов требовало определенных приемов, связанных с их перемещением, сменой белья и так далее.


 
Хорошо известно, что пожарные специализированной военизированной пожарной части № 6 (СВПЧ-6) приехали к атомной станции после взрыва реактора, сопровождающегося выбросом горячего пара и поэтому  не могли  пострадать от горячего пара. Пожарные,  по-видимому, использовали средства защиты, в том числе органов дыхания и вследствие этого внутрь попало относительно небольшое количестве радионуклидов, и, следовательно, не представляли  опасности для окружающих.    Они получили дозу в основном за счет внешнего облучения.

Первое ключевое истинное суждение:  Пожарные СВПЧ-6 не были источниками излучения, опасными для жизни и здоровья окружающих.

 

2.2. Опровержение лжи о том, что Людмиле (персонажу)  разрешили находиться  в асептическом отделении Клинической больницы № 6

Согласно версии Алексиевич, Людмиле Андреевне Игнатенко официально разрешили (дали постоянный пропуск) находиться  с 9 часов утра до 9 часов вечера в  больнице, в том числе в асептическом отделении. Очевидно, что только руководство больницы № 6  могло дать такое разрешение.  Медсестры, работающие в асептическом отделении, разрешили (без ведома начальства)  ночевать в палате мужа. Людмила (П) не проходила через санитарный пропускник, не меняла уличную обувь на тапочки, не мыла и не обрабатывала руки кожным антисептиком, не переодевалась стерильную одежду (брюки, рубашку, халат, бахилы, маску, косынку или шапочку).  В асептическом отделении Людмила (П) свободно ходила по асептическим палатам, где лежали пожарные. Эти палаты она  называла "барокамерами".

 

 Аргумент № 1:  Извлечения из документа "Методические указания по организации и проведению комплекса санитарно-противоэпидемических мероприятий в асептических отделениях (блоках) и палатах". [7].  

Пункт 1.1. Асептические отделения (блоки), палаты предназначены для госпитализации и специального лечения больных с заболеваниями, протекающими с иммунодефицитным состоянием

Пункт 2.1. Асептические отделения (блоки) или палаты организуют в лечебных учреждениях, {...} занимающихся лечением {...}  острой лучевой болезни  {...}  и других заболеваний, протекающими с иммунодефицитным состоянием.
Пункт 5.1. Заведующий отделением организует ежедневный врачебный осмотр персонала, работающего в отделении, перед выходом на работу (термометрия, осмотр зева и кожи). Лиц с воспалительными или гнойными процессами, недомоганием или лихорадкой, с симптомами гриппа и ОРЗ к работе в асептическом отделении не допускают.
Пункт 5.2. Все сотрудники перед началом работы проходят через санитарный пропускник, раздеваются, меняют уличную обувь на тапочки, моют и обрабатывают руки кожным антисептиком и получают комплект стерильной одежды (брюки, рубашку, халат, бахилы, маску, косынку или шапочку).
Пункт 5.3. В асептических отделениях обслуживающий медицинский персонал должен работать в 4-слойных марлевых масках, закрывающих рот и нос.

Вывод:   Из текста документа "Методические указания..." [7] следует, что для успешного лечения острой лучевой болезни необходимо строгое выполнение асептического режима. 

 

Аргумент № 2: Отрывок из книги "Авария Чернобыльской атомной станции (1986–2011 гг.): последствия для здоровья, размышления врача".  [14].

"Центральное место в лечебных мероприятиях занимало профилактическое ограничение экзогенного (внешнего - А.К.)  инфицирования: асептический режим в палатах, максимальная индивидуализация одежды, белья с частой сменой их, а также всех предметов ухода и одежды обслуживающего персонала.

Большинство манипуляций проводилось в условиях палаты, максимально ограничивалось перемещение пациентов в другие помещения для каких-либо специальных диагностических или лечебных мероприятий".

Вывод: Из текста монографии [14] следует, что в больнице № 6 принимали хорошо продуманные решения для профилактического ограничения внешнего инфицирования больных и строгого выполнения  асептического режима в отделениях и палатах. 

 

 Аргумент № 3: Отрывок из статьи Гаяза Алимова "Исполняя свой долг". [15]. 

 "В первом репортаже из района Чернобыльской АЭС «Известия» уже рассказывали о решительных, мужественных действиях пожарных под руководством майора Леонида Телятникова. Сейчас он находится в Москве в клинической больнице № 6. Врачи разрешили корреспондентам «Известий» короткое свидание с ним.
Нас попросили переодеться. Объяснили: для вас никакой опасности нет, а вот ему можете навредить. Выделили полный комплект новой больничной одежды – от носков и тапочек до респиратора. Спросил: можно ли поздороваться с моим собеседником за руку. Мне хотелось от имени всех читателей пожать Леониду Петровичу руку, поблагодарить за то, что сделали он и его парни. Разрешили. Только профессор Ангелина Константиновна Гуськова очень просила не задавать много вопросов.
  – Не надо, — сказала она.– Поймите: заново пережить случившееся непросто.
Режим есть режим... Врач Людмила Николаевна Петросян повела нас в 842-ю палату. Телятников обедал. Увидел нас, встал, улыбнулся. Невысокого роста, поджарый, крепкий, с открытым русским лицом".

Вывод:  Из статьи Гаяза Алимова следует, что в клинической больнице № 6  выполняли требования асептического режима. Корреспонденты прошли через санпропускник,  сняли повседневную одежду и надели полный комплект больничной одежды. Согласно "Методическим указаниям..." [7],  они должны были помыть и обработать руки  кожным антисептиком. Именно с учетом выполнения этих пунктов журналисту разрешили  поздороваться за руку с  больным.

Аргумент № 4:  Отрывок из статьи Гаяза Алимова и Андрея Иллеша "Они были первыми. [24]. 

Рассказывает профессор Гуськова: "Сейчас на каждого тяжелобольного мы имеем круглосуточного индивидуального врача и сестру. "Раскладка" такая: три смены врачей, четыре смены сестер и у дежурного по больнице работает целое войско. Коллектив проявил себя дружным".

Вывод: Лечением тяжелобольного Василия в течение суток занимались три врача, сменяя друг друга. Согласно версии Алексиевич, Людмила (П) находилась по ночам в палате мужа ([1], стр. 22, 23).  Очевидно, что в первую же ночь Людмилу (П) должны были обнаружить   и вывести ее  из больницы.

Аргумент № 5:  У администрации больницы не было законных оснований для выдачи Людмиле (П) постоянного пропуска. 

Анализ предложения из "Одинокого глоса": "А с девяти утра до девяти вечера у меня пропуск".   ([1], стр. 22).

Это ложное суждение.

Доказательство:

1. Во-первых, пропуск "с девяти до девяти" могли выдать только сотрудникам клиники или прикомандированным к больнице. Людмила (П) не имела московской прописки и оформить ее на работу (постоянную или временную) по этой причине не могли.

2. Во-вторых, у Людмилы (П) не было ни медицинского образования, ни опыта работы санитаром и, следовательно, не было никаких оснований ее принимать на работу, даже если бы у нее была московская прописка.

 Второе ключевое истинное суждение:  Людмиле (персонажу)  не  могли разрешить находиться  в асептическом отделении Клинической больницы № 6. 

 

2.3. Опровержение лжи о том, что в Клинической больнице № 6 приняли роды у Людмилы (П)

В   клинической  больнице № 6 никогда не было родильного отделения. Для доказательства этого тезиса достаточно привести отрывок из статьи Константина Котенко "Первая в стране больница специального назначения", бывшего в 2008 году генеральным директором  ФГУ «ФМБЦ им. А.И. Бурназяна»: 

"Клиническая больница № 6 была создана в 1948 году на базе Московского нейрохирургического госпиталя инвалидов Великой Отечественной войны. В её задачи входила организация стационарного лечения больных, работающих в условиях по добыче и переработке урановых и ториевых руд и других предприятий ядерно-энергетического комплекса. Эта больница специального назначения была первым такого рода медицинским учреждением в СССР и по настоящее время остаётся головным учреждением, созданным для медицинского обслуживания работников атомной промышленности и лиц, пострадавших в результате радиационных аварий".  [6].

 Здесь следует обратить внимание на следующее обстоятельство. Если бы события происходили в сельской местности, далеко от  больницы с родильным отделением, то роженицу повезли бы в ближайшую, пусть и непрофильную больницу. В Москве, где много роддомов и родильных отделений, не имело никакого смысла везти роженицу в непрофильную больницу. 

Третье ключевое истинное суждение: В Клинической больнице № 6 не принимали роды у Людмилы (П). 

 

Заключение

Ключевые истинные суждения: 

1. Пожарные, в том числе и Василий Игнатенко,  не были источниками излучения, опасными для жизни и здоровья окружающих.

2. Людмиле (П) не могли разрешить находиться  в асептическом отделении Клинической больнице № 6.

3. В Клинической больнице № 6 не принимали роды у Людмилы (П).

Ключевые ложные суждения, на которых основано содержание монолога Людмилы (П):

1. Пожарные, в том числе и Василий Игнатенко,  были источниками излучения, опасными для жизни и здоровья окружающих.

2. Людмиле (П)  разрешили находиться  в  асептическом отделении Клинической больнице № 6.

3. В Клинической больнице № 6  приняли роды у Людмилы (П).

Содержание сочинения "Одинокий человеческий голос" противоречит ключевым истинным суждениям.  Следовательно,  все сцены (эпизоды), явно или неявно противоречащие этим суждениям,  не  соответствуют действительности. 

  

2.4. Ложь о гараже на первом этаже жилого дома

 "Жили мы в общежитии пожарной части, где он служил. На втором этаже. И там ещё три молодые семьи, на всех одна кухня. А внизу, на первом этаже стояли машины. Красные пожарные машины. Это была его служба".

Анализ

Анализ  предложений:  "Жили мы в общежитии пожарной части, где он служил. На втором этаже. И там ещё три молодые семьи, на всех одна кухня".

Алексиевич не единственная журналистка, которая беседовала с Людмилой Андреевной Игнатенко.

 Версия Денисовой [16]: «Три года они встречались, а потом поженились и стали жить в новом доме для пожарных. Они очень гордились своей просторной квартирой: из ее окна были видны пожарная часть и станция».

Версия Феофановой [16]: "Они получили однокомнатную квартиру. Во дворе под фруктовыми деревьями делали шашлыки, варили уху на весь дом. За домом ребята выкопали пруд — там плавали черепахи".

По версии Алексиевич, Людмила с мужем жила в общежитии, в котором на четыре семьи была одна кухня.  Согласно Денисовой и Феофановой,  у них была отдельная квартира.

  Анализ  предложений:  "А внизу, на первом этаже стояли машины. Красные пожарные машины".

Первое предложение содержит мысль: "На первом этаже жилого дома стояли пожарные машины". Это ложная мысль.

Доказательство:

Во-первых, в Советском Союзе, чтобы построить гараж на территории (во дворе) жилого дома требовалось разрешение межведомственных комиссий исполкомов местных Советов народных депутатов ("Типовые правила пожарной безопасности для жилых домов...",  пункт 3.1.8.а.).  [17]. Запрета на строительство гаражей на первых этажах жилых зданий в "Типовых правилах..." не было, но не потому, что разрешалось, а потому, что никому в голову не приходило устраивать гаражи в жилых домах. Действительно, найдите хоть один жилое здание, например, в Москве, на первом этаже которого расположены гаражи.

Во-вторых, из фотографии СВПЧ-6 [18] видно,  что  жилой дом и гараж - отдельные здания.  


 

  Самостоятельная военизированная пожарная часть № 6. 

 

СВПЧ-6 расположена на окраине Припяти, на Заводской улице.  На фотографии видны три здания: трехэтажный кирпичный жилой дом (слева), гараж на четыре пожарные машины  и справа – высокое здание (смотровая вышка).  

  
2.5. Фантазии Людмилы (П) о том, как тушили пожар

"Самого взрыва я не видела. Только пламя. Все, словно светилось… Все небо… Высокое пламя. Копоть. Жар страшный.
 А его все нет и нет. Копоть оттого, что битум горел, крыша станции была залита битумом. Ходили, потом вспоминал, как по смоле. Сбивали огонь, а он полз. Поднимался. Сбрасывали горящий графит ногами… Уехали они без брезентовых костюмов, как были в одних рубашках, так и уехали. Их не предупредили, их вызвали на обыкновенный пожар…".


Анализ

Анализ предложений: Самого взрыва я не видела. Только пламя. Все, словно светилось… Все небо… Высокое пламя. Копоть. Жар страшный.

Первые двадцать часов после аварии ветер относил радиоактивные выбросы в сторону от Припяти, затем ветер изменился в направлении Припяти. [19]. Поэтому ощутить "страшный жар" Люмила никак не могла, тем более что находилась в 3 – 4 километрах от места пожара.

 Анализ предложения:  "Сбрасывали горящий графит ногами…".  

Это ложное суждение.

Доказательство:

Во-первых, очистка  крыши третьего блока от реакторного графита - это дезактивация. В тот момент необходимо было потушить пожар, а не проводить дезактивацию.  

Во-вторых, горящий графит (температура горения 1000 оС)  поджигает битум (температура воспламенения 300 оС), в котором (или на котором)  лежит.  Поэтому подойти к куску горящего графита можно было только по слою горящего битума, а это невозможно. 

В-третьих, даже  если бы  куски горящего графита лежали на бетоне, их невозможно было бы "скинуть ногами", поскольку пожарные были либо в резиновой, либо в  кожаной обуви. Работникам профессиональной пожарной охраны Министерства внутренних дел СССР давали в бесплатное пользование резиновые, кирзовые, юфтевые сапоги и хромовые ботинки. [21].  Любые материалы на органической основе при температуре  1000 оС  моментально разрушаются и загораются.

Справка: Температура самовоспламенения битума (около 400 оС) ниже, чем температура самовоспламенения  графита (около 1000 оС), поэтому остановить горение графита легче, чем прекратить горение битума.  Чтобы прекратить горение графита, достаточно его охладить водой  до температуры ниже 1000 оС, а чтобы потушить горящий битум, нужно его охладить до температуры ниже 400 оС. [20].

Анализ предложения: «… Уехали они без брезентовых костюмов, как были в одних рубашках, так и уехали».

Предложение содержит две мысли: "Пожарные уехали на пожар в одних рубашках",  "Пожарные уехали на пожар без брезентовых костюмов".  Обе мысли ложные.

Доказательство № 1:

Во-первых, выполнять боевую задачу пожарные – военнослужащие МВД СССР были обязаны в боевой одежде. Выезд на пожар «в одних рубашках», то есть без средств индивидуальной защиты (специальной одежды, специальной обуви, противогазов, респираторов, защитных очков, рукавиц, перчаток) рассматривалось бы как грубое нарушение Боевого устава пожарной охраны. Тушение пожара на объекте, содержащем радиоактивные вещества, должно проводиться с использованием изолирующих противогазов с масками,  средств индивидуального и группового дозиметрического контроля.  Обеспечение пожарных средствами защиты и контроля радиационной обстановки –  обязанность руководителя тушения пожара (пункт 166 Боевого устава пожарной охраны [22]).  

Горячие потоки воздуха, содержащие бета-излучатели и альфа-излучатели, а также  инфракрасное излучение, которое испускает пламя и раскаленные предметы,  очень быстро привели бы  к термическим и радиационным ожогам обширных участков кожи. В результате пожарные бы погибли, не выполнив боевую задачу.  Им не удалось избежать ожогов,  но это были в основном ожоги лица. 

Во-вторых, не было бы и речи о награждении пожарных (посмертно) государственными наградами. Более того, если бы  начальник караула СВПЧ-6  МВД СССР лейтенант внутренней службы Виктор Николаевич Кибенок  допустил выезд караула "в одних рубашках" и чудом остался жив, его бы судили за  халатное отношение  к службе, которое повлекло тяжкие последствия - статья 2541   Уголовного кодекса Украины.  [23].

Доказательство № 2:

Существует всего две альтернативы: либо дежурный караул выехал на пожар в брезентовых костюмов, либо без них – в "одних рубашках". 

Предположим, что дежурный караул СПВЧ-6: Виктор Николаевич Кибенок, лейтенант в/с, начальник караула; Николай Васильевич Ващук, сержант в/с, командир отделения; Василий Иванович Игнатенко, старший сержант в/с, старший пожарный;  Николай Иванович Тытенок, старший сержант в/с, старший пожарный; Владимир Иванович Тишура, сержант в/с, пожарный; Петр Иванович Пивовар, сержант в/с, старший водитель; Анатолий Дмитриевич Найдюк, сержант в/с, водитель  Михаил Федорович Крысько, сержант в/с, водитель,   в полном составе и "в одних рубашках" действительно выехал тушить пожар на атомной электростанции.

Если  шесть пожарных и двое водителей "в одних рубашках" выехали тушить пожар на атомной электростанции, то они одновременно сошли с ума. Но такого не бывает. Каждый сходит с ума в индивидуальном порядке. Восемь человек не могли одновременно сойти с ума.   

Вывод: Предположение о том, что дежурный караул СПВЧ-6 в полном составе выехал тушить пожар "в одних рубашках", является ложным. Следовательно, истинным является утверждение: дежурный  караул СПВЧ-6 выехал на тушение пожара в брезентовых костюмах. 

Анализ предложения:  «Их не предупредили, их вызвали на обыкновенный пожар…».

Предложение (в неявном виде) содержит мысль: «При тушении «обыкновенного» пожара брезентовые костюмы не нужны». Очевидно, что это ложная мысль. 


 

2.6. Людмила (П) не знает название профессии мужа

"Мать часто вспоминала, как не хотели они с отцом отпускать его в город, даже новый дом построили. Забрали в армию. Служил в Москве в пожарных войсках, и когда вернулся: только в пожарники! Ничего другого не признавал. ( Молчит.)".

Анализ

В  Боевом уставе пожарной охраны (утвержденном приказом МВД СССР от 1 ноября 1985 года № 211) нет слова "пожарник". [22]. Правильное название профессии: пожарный.  Так, в главе V Устава слово пожарный встречается много раз: "При тушении пожара пожарный обязан:..." (пункт 129),  "Пожарный, входящий в состав разведки, обязан:..."  (пункт 130), "При спасании людей пожарный обязан:..." (пункт 131). "При прокладке рукавной линии пожарный обязан:..." (пункт 132) и так далее.

В  "Одиноком голосе" вместо правильного названия профессии – "пожарный" используется слово "пожарник", которое встречается в тексте четыре раза ([1], стр. 12, 14, 16, 29). 

По версии Денисовой [16], Людмила и  Василий три года встречались, а только потом поженились. Людмила Андреевна жила с мужем в доме, построенном для пожарных, семьи пожарных общались,  и она не могла не знать правильного названия профессии мужа. Но если вспомнить, что за Людмилу Андреевну Игнатенко говорит Алексиевич, то ничего удивительного в этом нет.   

 

2.7.  Ложь о врачах, медсестрах и санитарках МСЧ № 126

«Многие врачи, медсёстры, особенно санитарки этой больницы через какое-то время заболеют. Умрут. Но никто тогда этого не знал…».

Анализ

Анализ суждений: "Многие врачи этой больницы через какое-то время заболеют и умрут", "Многие  медсёстры  этой больницы через какое-то время заболеют и умрут", "Многие  санитарки  этой больницы через какое-то время заболеют и умрут". 

Эти мысли содержатся в анализируемом тексте.

В принципе каждый из врачей, медсестёр и санитаров МСЧ № 126 города Припяти через какое-то время (когда-нибудь) заболеет и умрёт.  Некоторые наверняка уже умерли – прошло уже тридцать лет.  В этом смысле эти суждения истинные. Никому не дано избежать смерти. Но из контекста следует, что они умрут из-за того, что получили большие дозы ионизирующего излучения. 

Слово "многие" в данном случае означает  составляющие неопределенно большое число, значительную часть кого-либо, чего-либо.  [2 ].

Следовательно, указанные суждения можно сформулировать так: "Большое число врачей этой больницы через какое-то время заболеют из-за облучения и умрут",  "Большое число медсестёр  этой больницы через какое-то время заболеют из-за облучения и умрут",  "Большое число  санитарок  этой больницы через какое-то время заболеют из-за облучения и умрут".

Это ложные суждения.

Доказательство:

Аргумент № 1:

Людмила (П) могла бы знать что-то о судьбе врачей, медсестер и санитаров МСЧ № 126, если бы: 1)  долго работала в этой больнице; 2) была знакома со многими из медперсонала (следствие из пункта 1); 3)  знала их новые (после эвакуации)  адреса или телефоны (следствие из пункта 2). 

Но Людмила работала в кондитерском цехе  и знала только одного врача из МСЧ № 126  ([1], стр. 12).  Следовательно, Людмила не могла знать судьбы многих врачей, медсестер и санитаров.  

Аргумент № 2:

Среди пациентов шестой клиники было два доктора (врачи «Скорой помощи»). Они получили большие дозы, поскольку много раз выезжали к аварийному блоку для эвакуации пострадавших. Они заболели ОЛБ. [24]. 

Из беседы журналиста Гаяза Алимова с профессором  Гуськовой [24]:

Алимов:   "У вас на излечении только мужчины?"

Гуськова:  "Женщин мало. Из серьезных больных — две. Лежат, в основном, молодые мужчины. Среди них два доктора — оба работники «скорой помощи». Скромные, дельно описавшие нам ситуацию. Их рассказ был нам очень важен. Лежат пожарные... Вертолетчиков нет, они в полетах были достаточно защищены. Повторю: пациенты — в основном, персонал или те, кто в первые часы боролся с огнем, искал в четвертом блоке пострадавших".

Аргумент № 3:  Отрывок из  доклада Михаила Исакиевича Балонова перед Российской научной комиссии по радиологической защите 14 марта 2011 года.  [25]. 

"Не было ни одного случая острой лучевой болезни среди населения: ни среди эвакуированных, ни среди тех, кого не эвакуировали. Это согласуется с оценками облучения, которые дают значения доз во всем теле у населения значительно ниже, чем известные пороги дозы для ОЛБ".

Медицинский персонал МСЧ-126 27 апреля 1986 года был эвакуирован во временное помещение в пионерском лагере «Сказочный», расположенном в 10 км от  Припяти. [38].

Следовательно, врачи (кроме двух, отправленных в Москву), медсестры и санитары МСЧ-126 вошли в число эвакуированных, среди которых, по утверждению М.И. Балонова, "не было ни одного случая острой лучевой болезни". 

 

 

2.8. Выдумка о том, что жены пострадавших "бились и царапались"

"Вечером в больницу не пропустили… Море людей вокруг… Я стояла напротив его окна, он подошёл и что-то мне кричал. Так отчаянно! В толпе кто-то расслышал: их увозят ночью в Москву. Жены сбились все в одну кучу. Решили: поедем с ними. Пустите нас к нашим мужьям! Не имеете права! Бились, царапались. Солдаты, уже стояла цепь в два ряда, нас отталкивали. Тогда вышел врач и подтвердил, что они полетят на самолёте в Москву, но нам нужно принести им одежду, – та, в которой они были на станции, сгорела. Автобусы уже не ходили, и мы бегом через весь город. Прибежали с сумками, а самолёт уже улетел. Нас специально обманули… Чтобы мы не кричали, не плакали…". 

 

Анализ

Анализ предложения:  "Вечером (26 апреля - А.К.) в больницу не пропустили…". 

Вечером 26 апреля в МСЧ-26 уже работала прибывшая из Москвы аварийная бригада из клиники Института биофизики Минздрава СССР.  Они вместе с врачами из медсанчасти отбирали наиболее тяжелых больных для срочной отправки  в Москву, для этого нужно было осмотреть всех обратившихся за помощью. Очень сложно было среди большого числа людей (около 600) – обгоревших или «наглотавшихся» дыма, просто взволнованных, уставших – отобрать нуждающихся в специальном лечении. За короткое время было сделано около 1000 анализов крови. [24, 38].

Всю эту огромную работу в срочном порядке сделали врачи из аварийной бригады и медики МСЧ № 126. Аварийная бригада  обеспечила и транспортировку тяжелых больных в Москву. [24]. 

Для организации посещения больных родственниками нужно время. Этого времени у медперснола припятской больницы и аварийной бригады просто не было.

В Москву двумя самолетами были доставлены 207 человек, в том числе 115 с первоначальным диагнозом острой лучевой болезни, подтвержденным впоследствии у 104.  Поступление пациентов в клинику ИБФ началось в ночь на 27 апреля 1986 года. [26].

Анализ текста: "Жены сбились все в одну кучу. Решили: поедем с ними. Пустите нас к нашим мужьям! Не имеете права! Бились, царапались".

Очевидно, что число мест в самолетах было ограничено и совершенно ясно, что в первую очередь надо было отправлять нуждающихся в срочном лечении, а не их родственников.  Вопреки здравому смыслу,  жены "бились, царапались", чтобы занять места пострадавших в аварии  пожарных и работников атомной станции.

Анализ текста: "Прибежали с сумками, а самолёт уже улетел. Нас специально обманули… Чтобы мы не кричали, не плакали…".   

Наиболее пострадавших необходимо было срочно доставить в Москву для лечения в специализированной клинике. Не до одежды было. Поэтому многих больных повезли в Москву в одних простынях. Было тепло и в Припяти, и в Москве. Поэтому никто не простудился.

 

  2.9.  Фальсифицированное объявление о временной эвакуации 

"По радио объявили, что, возможно, город эвакуируют на три-пять дней, возьмите с собой тёплые вещи и спортивные костюмы, будете жить в лесах. В палатках. Люди даже обрадовались: поедем на природу! Встретим там Первое мая. Необычно. Готовили в дорогу шашлыки, покупали вино. Брали с собой гитары, магнитофоны. Любимые майские праздники! Плакали только те, чьи мужья пострадали".

 

 Анализ

Отрывки из подлинного объявления о временной эвакуации из Припяти, 27 апреля 1986 года

«Внимание, внимание! Уважаемые товарищи! Городской совет народных депутатов сообщает, что в связи с аварией на Чернобыльской атомной электростанции в городе Припяти складывается неблагоприятная радиационная обстановка. Партийными и советскими органами, воинскими частями принимаются необходимые меры. Однако, с целью обеспечения полной безопасности людей, и, в первую очередь, детей, возникает необходимость провести временную эвакуацию жителей города в населенные пункты Киевской области. Для этого к каждому жилому дому сегодня, двадцать седьмого апреля, начиная с четырнадцати ноль ноль часов, будут поданы автобусы в сопровождении работников милиции и представителей горисполкома. Рекомендуется с собой взять документы, крайне необходимые вещи, а также, на первый случай, продукты питания».

"Товарищи, временно оставляя свое жилье, не забудьте, пожалуйста, закрыть окна, выключить электрические и газовые приборы, перекрыть водопроводные краны. Просим соблюдать спокойствие, организованность и порядок при проведении временной эвакуации".
Анализ суждения: «По радио объявили, что, возможно, город эвакуируют на три-пять дней».

Во-первых, в подлинном объявлении нет слова "возможно".

Во-вторых,  в действительности объявили о временной эвакуации жителей города, а не об эвакуации на несколько дней.    Логическая ошибка: подмена родового понятия "временная эвакуация" на видовое понятие "эвакуация на три-пять дней".   Объем понятия ""временная эвакуация" включает множество видовых понятий:   "эвакуация на три-пять дней", "эвакуация на две недели, "эвакуация на полгода" и так далее.

Анализ суждения: «Возьмите с собой тёплые вещи и спортивные костюмы».

Это ложное суждение, оно противоречит подлинному тексту объявления.  Из подлинного объявления: «Рекомендуется с собой взять документы, крайне необходимые вещи, а также, на первый случай, продукты питания».

"Крайне необходимые вещи" – это понятие, относящееся к личности. Для одного крайне необходим спортивный костюм, для другого – альбом с семейными фотографиями. 

Анализ суждений: "Будете жить в лесах",  "Будете жить в палатках".

Это ложные суждения, поскольку в подлинном объявлении  речь шла о населенных пунктах Киевской области.

Ложность этих суждений можно  доказать также, если исходить из здравого смысла. Подробнее: [27].

Анализ суждения: "Люди даже обрадовались: поедем на природу!"

Это суждение связано с ложными суждениями: "Будете жить в лесах",  "Будете жить в палатках" из фальсифицированного объявления о временной эвакуауции..

В суждении подразумевается, что все люди обрадовались объявлению об эвакуации.  Это ложное суждение. Во-первых, в подлинном объявлении не было никаких намеков о жизни на природе. Во-вторых, многие из переживших Великую Отечественную войну  знали тягости  эвакуации.  В-третьих, некоторые специалисты, работающие на ЧАЭС, не могли не понимать,  какую грозную опасность представляет собой разрушенный ядерный реактор и знали, что эвакуация – это надолго.  В-четверых, при отъезде надо было выключить (отключить от сети) электрические приборы, и, следовательно, холодильники. А в холодильниках – продукты, приготовленные к праздникам. И в пятых,  эвакуация – это расставание с  любимыми домашними (комнатными) животными.  


Анализ суждения: "Плакали только те, чьи мужья пострадали". 

 Это ложное суждение.  Плакали не только те, чьи мужья пострадали в аварии. 

Многие жители Припяти восприняли эвакуацию как трагедию.  [28].

2.10. Начало выдуманной истории о жизни Людмилы (П) в Москве

"Встаю я утром с мыслью, что поеду в Москву одна… «Куда ты такая?» – плачет мать. Собрали в дорогу и отца: «Пусть довезёт тебя» Он снял со сберкнижки деньги, которые у них были. Все деньги.
Дороги не помню… Дорога опять выпала из памяти…

В Москве у первого милиционера спросили, в какой больнице лежат чернобыльские пожарники, и он нам сказал, я даже удивилась, потому что нас пугали: государственная тайна, совершенно секретно.

Шестая больница – на «Щукинской»…


Анализ

Анализ текста:  "«Куда ты такая?» – плачет мать. Собрали в дорогу и отца: «Пусть довезёт тебя»".

По версии Алексиевич, Иван Тарасович,  может быть, и не отправился бы в Москву, к сыну, если бы не Людмила. Собрали в дорогу отца только для того, чтобы довезти Люмилу (П) до Москвы...

Анализ текста: "В Москве у первого милиционера спросили, в какой больнице лежат чернобыльские пожарники (пожарные - А.К.), и он нам сказал, я даже удивилась, потому что нас пугали: государственная тайна, совершенно секретно".

Алексиевич мало  заботится о том, чтобы придать своим вымыслам хотя бы видимость правдоподобия: 1.  Первый встретившийся в Москве милиционер утром (?) 28 апреля 1986 года  уже знал  о   чернобыльских пожарных и в какой больнице они лежат; 2. Жителей Припяти, в том числе и Людмилу (П) предупреждали о том, что авария на ЧАЭС является  государственной тайной с грифом "совершенно секретно" ("нас пугали: государственная тайна, совершенно секретно").  

Ошибка – логическое противоречие: "Первый попавшийся милиционер в Москве знает об аварии и  связанных с ней событиях";  "Авария – государственная тайна".

Скрытый смысл утверждения: "Нас пугали" состоит в том, что жителей Припяти якобы не только предупреждали, но и взяли подписку о неразглашении тайны.  Без этой подписки "пугать" не имело смысла. 

Сорок девять тысяч жителей Припяти и тысячи из близлежащих поселков и деревень знали об аварии, а персонаж (П) рассуждает о государственной тайне.  Государственной тайной в то время могли быть какие-то сведения о причинах аварии. Но Людмила (П) об аварии и ликвидации аварии знала только то, что был "страшный жар", пожарные отправились на АЭС "в одних рубашках"  и "сбрасывали ногами горящий графит ногами". 

На самом деле,  врачи МСЧ № 126 вечером 26 апреля уже знали, что пострадавших отправят в специализированную больницу № 6, поскольку они в это время работали совместно с аварийной бригадой из клинического отдела Института биофизики Минздрава СССР. Этот отдел располагался в специализированной больнице № 6. [39].  Следовательно, Людмила (П) легко могла  выяснить у знакомого врача из МСЧ № 126, в какую больницу отправят пострадавших. 

В отличие от  версии Алексиевич, версия Михаила Кучко  о поисках больницы похожа на правду.

Версия  Кучко [29]:  Рассказывает Людмила Ивановна Игнатенко, старшая сестра Василия

"Прилетели мы с Наташей в Москву, а где искать ту шестую клинику? Спасибо таксисту, полгорода с нами объехал, все клиники обошел, но сдал нас из рук в руки профессору Баранову".

Александра Денисова поддерживает вымысел Алексиевич относительно "государственной тайны": только генерал смог узнать "большой-большой секрет" – в какую больницу отправили пострадавших.  

Версия Денисовой [16]:  "Если бы не еще одна случайность, она (Людмила Андреевна Игнатенко - А.К.) не нашла бы мужа так быстро. В припятской пожарной части Люда встретила одного генерала. «Куда их увозят?» –  взмолилась она. «Я пока не знаю, но вот вам мой телефон, это единственная линия, которая будет работать в городе. Позвоните мне, я постараюсь узнать». Люда дозвонилась до него только утром 28 апреля, уже из аэропорта. Он сдержал свое обещание и сообщил ей, что шестерых пожарных привезли в радиологическое отделение шестой клинической больницы".

 


2.11. Начало выдуманной истории о жизни в больнице

 "В эту больницу, специальная радиологическая больница, без пропусков не пускали.
Я дала деньги вахтёру, и тогда она говорит: «Иди». Сказала – какой этаж. Кого-то я опять просила, молила…

И вот сижу в кабинете у заведующей радиологическим отделением – Ангелины Васильевны Гуськовой. Тогда я ещё не знала, как её зовут, ничего не запоминала. Я знала только, что должна его увидеть… Найти…. 

Она сразу меня спросила:
– Миленькая моя! Миленькая моя… Дети есть?
Как я признаюсь?! И уже понимаю, что надо скрыть мою беременность. Не пустит к нему! Хорошо, что я худенькая, ничего по мне незаметно.
– Есть. – Отвечаю.
– Сколько?
Думаю: «Надо сказать, что двое. Если один – все равно не пустит».
– Мальчик и девочка.
– Раз двое, то рожать, видно, больше не придётся. Теперь слушай: центральная нервная система поражена полностью, костный мозг поражён полностью…
«Ну, ладно, – думаю, – станет немножко нервным».
– Ещё слушай: если заплачешь – я тебя сразу отправлю. Обниматься и целоваться нельзя. Близко не подходить. Даю полчаса.

 Но я знала, что уже отсюда не уйду. Если уйду, то с ним. Поклялась себе!

 

Анализ

Анализ текста: "Я дала деньги вахтёру, и тогда она говорит: «Иди». Сказала  – какой этаж. Кого-то я опять просила, молила…"

В первые дни после аварии в  больницу № 6 никого из родственников не пропускали,  кроме тех, кого собирались использовать в  в качестве доноров костного мозга. 28 апреля, наверное, был одним из самых трудных дней для медперсонала больницы, ведь  накануне привезли  207 человек, в том числее 115 с первоначальным диагнозом острой лучевой болезни.  [26].

Так что бесполезно было давать деньги вахтеру.

Ивана Тарасовича (отца Василия)   и  Николая Ивановича  (брата) в клинику не пустили [29], а Людмилу почему-то пропустили. Пропустили, оказывается, только потому, что Людмила (П) опять кого-то "просила, молила".

 Анализ текста: "И вот сижу в кабинете у заведующей радиологическим отделением – Ангелины Васильевны Гуськовой. Тогда я ещё не знала, как её зовут, ничего не запоминала. Я знала только, что должна его увидеть… Найти…".

Анализ суждения: "И вот сижу в кабинете..."

Чтобы попасть в кабинет Гуськовой, надо было сначала проникнуть в здание больницы. Поскольку никаких оснований для выдачи Людмиле (П) пропуска не было, то проникнуть в больницу она не могла.  Если бы она была сестрой Василия, то есть потенциальным донором костного мозга,  ее могли бы вызвать в Москву и дать пропуск в больницу. Следовательно, суждение: "И вот сижу в кабинете..." является ложным.

Умышленная ошибка в имени. Заведущую радиологическим отделением звали Ангелиной Константиновной, а не Ангелиной Васильевной. Алексиевич не могла не знать имени и отчества заведующей клиническим отделом ИБФ. Это умышленная ошибка.

В то время Ангелина Константиновна Гуськова была известным в СССР человеком. 

Почему же Алексиевич "позволила" своему персонажу  сделать ошибку в отчестве?   

Согласно версии Алексиевич, беременная на шестом месяце Людмила Андреевна 14 суток ухаживала за мужем  – опасным для окружающих источником излучения, без применения каких-либо индивидуальных средств защиты от излучения и нарушая асептический режим. В результате облучения ребенок умер. 

В сущности, Алексиевич обвинила должностных лиц шестой клиники, и в первую очередь Ангелину Константиновну Гуськову, в халатности.  

Логично предположить, что Алексиевич изменила отчество  Гуськовой, чтобы избежать обвинения в распространении заведомо ложных сведений, порочащих заведующую  (в то время) клиническим отделом Института биофизики  Ангелину Константиновну Гуськову.   

В 1992 году на Алексиевич подали в суд.   [30].  

Из судебного иска Ляшенко Олега Сергеевича, бывшего рядового, гранатометчика:

"Алексиевич полностью исказила мой рассказ, дописала то, что я не говорил, а если говорил, то понимал это по-другому, сделала самостоятельные выводы, которые я не делал.

Часть высказываний, которые написала С. Алексиевич от моего имени, унижают и оскорбляют мои честь и достоинство".

Алексиевич:  "Поскольку там не твоя фамилия, то  – это собирательный образ... И твои претензии безосновательны...". 

В аналогичной ситуации умышленная ошибка в отчестве  Гуськовой позволит Алексиевич заявить, что "Ангелина Васильевна"  – это "собирательный образ".

  Анализ текста:  "Ещё слушай: если заплачешь – я тебя сразу отправлю. Обниматься и целоваться нельзя. Близко не подходить. Даю полчаса.  Но я знала, что уже отсюда не уйду".

Как было доказано, Людмиле (П) не позволили бы пройти дальше вестибюля.  Поэтому все сцены в больнице являются выдумками, измышлениями.  Тем не менее, необходимо проанализировать эти фантазии для того,  чтобы выяснить скрытые в них мысли. 

Анализ предложения: "Обниматься и целоваться нельзя".

Люди, получившие большую дозу ионизирующего излучения (более одного зиверта) и заболевшие острой лучевой болезнью, Излучение разрушает костный мозг  – основной орган имунной системы. Любой человек, как носитель инфекции, представляет для них смертельную опасность, особенно в стадии "разгара" острой лучевой болезни.

Если человек получил большую дозу за счет внешних источников радиации, то он не представялет никакой опасности для окружающих.  Получить дозу от такого больного так же невозможно, как получить загар от стоящего рядом загорелого человека.

Если человек получил большую дозу за счет внутреннего облучения, то есть в его организм попало значительное количество радионуклидов, то он может представлять опасность для окружающих.

Анализируемое предложение в скрытом виде содержит три мысли:  1. Обниматься и целоваться Людмиле (П) к Василию нельзя, поскольку он  является источником радиации, опасным для окружающих (ложная мысль). 2. Обниматься и целоваться Людмиле (П) с Василием нельзя, поскольку она является потенциальным носителем инфекции и  представляет опасность для него (истинная мысль). 3. Обниматься и целоваться нельзя, поскольку оба представляют опасность друг для друга как источники инфекции и радиации.   Это истинная мысль, но только не в отношении Василия (пожарного) и Людмилы (П),  а в отношении двух операторов машинного зала, о которых говорила Гуськова, и их родственников. 

Все читатели, кроме врачей-радиологов и немногих других, воспринимают только первый (ложный) смысл предложения: "Обниматься и целоваться нельзя", а также ложный смысл других предложений [1]: 

"Сиди-сиди, – не пускает его ко мне врач. – Нечего тут обниматься".  (Стр. 15).

"Тогда я обняла его и поцеловала. Он отодвинулся: «Не садись рядом. Возьми стульчик»". (Стр. 16). 

"Разворчался: "Что тебе приказывают врачи? Нельзя меня обнимать! Нельзя целовать!" Мне запрещали его обнимать. Гладить…". (Стр. 18).

  Алексиевич знает об этом  заблуждении и использует его для "подтверждения" лжи о пожарных как источниках излучения, опасных для окружающих. 

 

2.12. Ложь о смертоносных стенах и пустых этажах

"Там, где они (пожарные - А.К.) лежали, зашкаливали даже стены. Слева, справа и этаж под ними… Там всех выселили, ни одного больного… Под ними и над ними никого…"

Анализ

Чтобы опровергнуть эту ложь, имеет смысл еще раз привести слова Гуськовой [8]:  "Среди поступивших к нам было два больных с активностью по цезию и йоду, которая делала их источниками излучения. Не очень значительного, но все-таки... Это были операторы машинного зала, у которых при взрыве паром сорвало кожу и отмечалось раневое поступление радионуклидов. Но у них была и большая доза внешнего облучения. Один прожил 21 день, второй - 23.  Два смежных с их палатой помещения было решено не занимать".

Следует еще раз обратить внимание на то, что: 1. Только два человека среди больных ОЛБ  были значительными источниками излучения. 2. Это были операторы машинного зала, то есть не пожарные. 3. Они лежали в одной палате. 4. Освободили только два смежных с палатой помещения, а не два этажа: "под ними и над ними". 


 Анализ слова "зашкаливали". 

Это слово означает, что измеряемая величина больше величины, предусмотренной в данном диапазоне, или, иначе, на  данной шкале стрелка прибора находится в крайне правом положении. Людмила (персонаж) не указывает ни  прибор (дозиметр или радиометр), который использовался, ни поддиапазон, на котором проводили измерения,  ни физическую величину, которую измеряли.

В "Чернобыльской молитве" Алексиевич пугает  читателей, описывая "страшные" ситуации: "Машины зашкаливают", "Там, где они лежали, зашкаливали даже стены", "Поднесли дозиметр к дому – зашкаливает…",  "Рядом с заготовленными мётлами зашкаливает", "Дозиметр трещит, его зашкаливает" ("трещат" обычно радиометры, а не дозиметры - А.К.),  "Приборы зашкаливало".  

Все эти словосочетания не содержат конкретной информации о радиационной обстановке, поскольку не указан поддиапазон,  на котором "зашкаливали" стрелки дозиметров или радиометров. 

В качестве примера рассмотрим сцинтиляционный дозиметр ДРГЗ-02.  Дозиметр предназначен для измерения мощности экспозиционной дозы рентгеновского и гамма-излучения в лабораторных и производственных условиях. [31].

 Дозиметр имеет 7 поддиапазонов:

– от 0 до 0,1 мкР/с, 
– от 0 до 0,3 мкР/с,
– от 0 до 1,0 мкР/с,
– от 0 до 3,0 мкР/с,
– от 0 до 10,0 мкР/с,
– от 0 до 30,0 мкР/с,
– от 0 до 100,0 мкР/с

Слово "зашкаливает" на первом поддиапазоне означает, что мощность дозы в месте измерения превышает 0,1 микрорентген в секунду,  а слово "зашкаливает" на 7-ом поддиапазоне означает, что мощность дозы превышает 100 мкР/с. В первом случае слово "зашкаливает" может означать,  например, что мощность дозы равна 0,15 микрорентген в секунду, а во втором случае слово "зашкаливает" может означать, что мощность равна 150 микрорентген в секунду.

Анализ утверждения: "Там, где они лежали, зашкаливали даже стены".

Данное утверждение – ложное. Это следует  из ключевого истинного утверждения: "Пожарные, в том числе и Василий Игнатенко, не были источниками излучения, опасного для жизни и здоровья".

 

2.13. Ложь о бульоне из индюшки, мыле и полотенцах

"Три дня я жила у своих московских знакомых. Они мне говорили: бери кастрюлю, бери миску, бери все, что тебе надо, не стесняйся. Это такие оказались люди… Такие! Я варила бульон из индюшки, на шесть человек. Шесть наших ребят… Пожарников…(Пожарных - А.К.).  Из одной смены… Они все дежурили в ту ночь: Ващук, Кибенок, Титенок, Правик, Тищура. В магазине купила им всем зубную пасту, щётки, мыло. Ничего этого в больнице не было. Маленькие полотенца купила…".

"Рано утром еду на базар, оттуда к своим знакомым, варю бульон. Все протереть, покрошить, разлить по порциям Кто-то попросил: «Привези яблочко». С шестью полулитровыми баночками… Всегда на шестерых! В больницу… Сижу до вечера. А вечером – опять в другой конец города. Насколько бы меня так хватило? Но через три дня предложили, что можно жить в гостинице для медработников, на территории самой больницы. Боже, какое счастье!".


Анализ

Анализируемый текст в целом противоречит первому и второму ключевым истинным  суждениям и, следовательно,  является нагромождением лжи. Не варила Людмила (П) бульон из индюшки, не возила шесть поллитровых банок в больницу, не кормила  ни своего мужа, ни других пожарных. Тем не менее необходимо сделать  анализ этого текста с целью выявления скрытых мыслей. 

Анализ текста: "В магазине купила им всем зубную пасту, щётки, мыло. Ничего этого в больнице не было. Маленькие полотенца купила…".

Скрытую мысль в этом тексте можно выявить с помощью последовательности суждений: 1.  Если нет полотенец и мыла, то невозможно соблюдать асептический режим. 2. Асептический режим необходим для успешного лечение больных ОЛБ.  3. В шестой клинике  не было полотенец и мыла 4. "В больнице не было условий для  успешного лечения ОЛБ" – скрытая мысль.   

Анализ текста: "Рано утром еду на базар, оттуда к своим знакомым, варю бульон. Все протереть, покрошить, разлить по порциям Кто-то попросил: «Привези яблочко». С шестью полулитровыми баночками… Всегда на шестерых! В больницу…

 Во-первых, в асептическом отделении не приняли бы бульон или любую другую пищу "со стороны".  Согласно правилам ([7], пункт 7.1.) пищу для больных готовят по заявкам на общей кухне больницы. Из кухни пищу в закрытых емкостях привозят в буфетную. В буфетной пищу дополнительно обрабатывают термически и передают в закрытых емкостях через раздаточное окно в отделение для больных. Хлеб обрабатывают 12 минут при температуре 130  оC. Овощи и фрукты после тщательного мытья обдают кипятком и перекладывают в стерильную посуду.

Во-вторых,  Людмила (П) ни разу не упоминает о санитарном пропускнике. Однако "обойти"  санпопускник при входе (выходе) в асептическое отделение невозможно. Ни врачи, ни медсестры никому не разрешили бы в повседневной одежде и без марлевой маски разносить что-либо по палатам. 

Скрытые мысли: 1. В больнице не было санитарного пропускника, необходимого для соблюдения асептического режима. 2. Больных острой лучевой болезнью  плохо кормили – не давали бульоны и фрукты: "привези яблочко".


 

 2.14. Ложь о клинической картине острой лучевой болезни

"Клиника острой лучевой болезни – четырнадцать дней… За четырнадцать дней человек умирает…"


Анализ

Это утверждение о клинике лучевой болезни встречается в книге два раза: на страницах 17 и 25. [1]. 

Клиника (от греч. klinike - врачевание, kline - постель): 1. Медицинское учреждение, в котором, кроме стационарного лечения больных, проводятся преподавательская и научно-исследовательская работа. 2. Клиническая картина, совокупность проявлений болезни.  [35].

Анализируемые предложения можно выразить так: "Острая лучевая болезнь длится  четырнадцать дней и человек умирает".

Они содержат две ложных мысли: "Острая   лучевая болезнь длится четырнадцать дней", "Все заболевшие острой лучевой болезнью умирают".

Это ложные мысли.

Доказательство: 

Из таблицы  1  [36]  следует, что: 1.  Никто из заболевших ОЛБ первой степени не умер в течение, по крайней мере, 96 суток; 2) Из 43 заболевших ОЛБ второй степени только один человек умер на 96 день.  2) Из 21 заболевшего ОЛБ третьей степени 7 умерли, первый  умер на 16 сутки, последний - на 48 сутки.  Из 20 заболевших ОЛБ четвертой степени 19  умерли, трое  умерли  на 14 сутки, последний - на 91сутки.

 

 

2.15. Ложь об отсутствии в больнице дозиметрического контроля 

"Но через три дня предложили, что можно жить в гостинице для медработников, на территории самой больницы. Боже, какое счастье!

 В гостинице в первый же день дозиметристы меня замеряли. Одежда, сумка, кошелёк, туфли, – все «горело». И все это тут же у меня забрали. Даже нижнее бельё. Не тронули только деньги. Взамен выдали больничный халат пятьдесят шестого размера на мой сорок четвёртый, а тапочки сорок третьего вместо тридцать седьмого. Одежду, сказали, может, привезём, а, может, и нет, навряд ли она поддастся «чистке»".

Анализ текста

 Анализ текста: "В гостинице в первый же день дозиметристы меня замеряли. Одежда, сумка, кошелёк, туфли, – все «горело». И все это тут же у меня забрали. Даже нижнее бельё".

Следует напомнить, что анализируемый текст противоречит первому и второму истинным суждениям, и, следовательно, является нагромождением лжи. Анализ этого текста проводится с целью выявления скрытых мыслей.

 Из текста  следует, что на входе (выходе) в больницу не было дозиметрического санпропускника или поста. Согласно версии Алексиевич, Людмила Андреевна  в загрязненной радионуклидами одежде в течение трех дней носила в больницу банки с бульоном и ее ни разу не задержали дозиметристы. 

Если бы Людмила (П)  перед тем, как войти в асептическое отделение,  переодевалась в санпропускнике, меняя личную одежду и обувь на больничную,  ее личная одежда,  обувь и сумка не были бы загрязнены радионуклидами.  Следовательно, в отделение и в палаты она входила в повседневной  одежде и обуви и со своей сумкой.

Скрытые мысли в тексте: 1. В больнице на входе-выходе не было ни санитарного пропускника  с дозиметрическим контролем, ни дозиметрических постов в других местах здания. 2. Не соблюдался асептический режим.  

 Это ложные мысли. Ранее было доказано, что в больнице соблюдался асептический режим.  Необходимо доказать, что в больнице проводился дозиметрический контроль.

Доказательство:

 Отрывки из монографии [36]:

  "Более существенным аспектом работы физиков, проводившейся под умелым руководством К.И. Гордеева, явилось установление режима радиационной безопасности на территории клиники. За клиникой были закреплены некоторые сотрудники (Г.Ф. Фахрутдинов, А.В. Печкуров и другие). Они осуществляли работу на дозиметрических постах на входе в клинику и ее подразделения, контроль одежды и обуви персонала, передачу на уничтожение загрязненных нуклидами предметов и деконтаминацию (дезактивацию - А.К.)  помещений и территорий больницы".

"Организация службы радиационной безопасности в клинике была поручена опытному физику И.Б. Кеирим-Маркусу. Были определены целесообразные пути передвижения и размещения в клинике пациентов и персонала. На специальных постах, установленных на переходах, проводился контроль загрязнения одежды и оценивались уровни облучения персонала и пациентов от внутренних источников и наружного загрязнения в связи с поступлением в организм и на кожные покровы радиоактивных веществ. Контролировалась полнота обработки кожных покровов (до несмываемой активности)".


 

 

 
 2.16. Клевета на врачей, медсестер и санитаров Клинической больницы № 6


"Мне запрещали его обнимать. Гладить… Но я… Я поднимала и усаживала его на кровать. Перестилала постель, ставила градусник, приносила и уносила судно… Вытирала… Всю ночь – рядом. Сторожила каждое его движение. Вздох".

"Ему стало так плохо, что я уже не могла отойти, ни на минуту. Звал меня постоянно: «Люся, где ты? Люсенька!» Звал и звал…". 

"Скоро их всех постригли. Его я стригла сама".

"О том, что ночую у него в барокамере, никто из врачей не знал. Не догадывался. Пускали меня медсёстры. Первое время тоже уговаривали: «Ты – молодая. Что ты надумала? Это уже не человек, а реактор. Сгорите вместе». Я, как собачка, бегала за ними… Стояла часами под дверью. Просила-умоляла. И тогда они: «Черт с тобой! Ты – ненормальная». Утром перед восьмью часами, когда начинался врачебный обход, показывают через плёнку: «Беги!». На час сбегаю в гостиницу. А с девяти утра до девяти вечера у меня пропуск. Ноги у меня до колен посинели, распухли, настолько я уставала".

 "Я каждый день меняла эту простыночку, а к вечеру она вся в крови. Поднимаю его, и у меня на руках остаются кусочки кожи, прилипают. Прошу: «Миленький! Помоги мне! Обопрись на руку, на локоть, сколько можешь, чтобы я тебе постель разгладила, не покинула наверху шва, складочки». Любой шовчик – это уже рана на нем. Я срезала себе ногти до крови, чтобы где-то его не зацепить. Никто из медсестёр не решался подойти, прикоснуться, если что-нибудь нужно, зовут меня".

  "Дальше – последнее… Помню обрывками… Все уплывает…
Ночь сижу возле него на стульчике… В восемь утра: «Васенька, я пойду. Я немножко отдохну». Откроет и закроет глаза – отпустил".

 

  Анализ


Этот текст противоречит первому и второму ключевым истинным суждениям. Следовательно, ничего такого, о чем  написано в этих текстах,  не происходило в действительности.  

Людмила (П) не ставила градусник, не приносила и не уносила судно, не перестилала постель, не проводила уборку и не проводила какую-либо другую работу в палате Василия. Не было пустых разговоров о "человеке-реакторе", и не было ночных бдений Людмилы (П) в "барокамере" Василия. 

Текст содержит скрытые мысли и их необходимо выявить. 

 Анализ  текста:  "Утром перед восьмью часами, когда начинался врачебный обход, показывают через плёнку: «Беги!». На час сбегаю в гостиницу".  "Никто из медсестёр не решался подойти, прикоснуться, если что-нибудь нужно, зовут меня".

Мысли, содержащиеся в тексте в неявной форме: 1. "Ночью врачи не работали"; 2. "Медсестры боялись  войти в "барокамеру". 3. "Медсестры не проводили лечебные процедуры".

"Ночью врачи не работали" это ложное суждение. За тяжелыми больными  круглосуточно наблюдали  дежурные врачи и медсестеры, лечебные процедуры проводились  днем и ночью.

Исходный текстсодержит две основные скрытые мысли:  1. Врачи, медсестры и санитары не выполняли своих обязанностей по уходу и лечению тяжелобольного Василия Игнатенко. 2. Все, или почти все, за них делала Людмила (П).   

Это ложные мысли.

Доказательство:

Профессор Гуськова [24, 26]: "Сейчас на каждого тяжелобольного мы имеем круглосуточного индивидуального врача и сестру. «Раскладка» такая: три смены врачей, четыре смены сестер и у дежурного по больнице работает целое войско. Коллектив проявил себя дружным".

"Нам помогали прикомандированные на 2 недели и одновременно обучавшиеся врачи из клинической больницы № 6, МО, МСЧ управления и лаборанты из ряда других лечебных и научных учреждений Москвы".

Выводы: 1. Каждый тяжелобольной имел  круглосуточного индивидуального врача и медсестру. 2. Медицинскому персоналу помогали прикомандированные на 2 недели и одновременно обучавшиеся врачи из Клинической больницы № 6, врачи Министерства обороны,  МСЧ управления и лаборанты из ряда других лечебных и научных учреждений Москвы.

 


  2.17.  Ложь о барокамерах

"Он лежал уже не в обычной палате, а в специальной барокамере, за прозрачной плёнкой, куда заходить не разрешалось. Там такие специальные приспособления есть, чтобы, не заходя под плёнку, вводить уколы, ставить катетер… Но все на липучках, на замочках, и я научилась ими пользоваться… Отсовывать… И пробираться к нему…"


Анализ

Анализируемый текст в целом противоречит первому и второму ключевым истинным суждениям. Следовательно, он содержит ложные мысли.   

Барокамера –  герметически закрываемая камера, в которой создаётся пониженное (вакуумная барокамера) или повышенная (компрессионная барокамера) давление. Барокамеры используются для медицинских целей – при лечении ряда заболеваний: коклюша, бронхиальной астмы, кессонной и других болезней, для выполнения некоторых операций (например, операции на открытом сердце). Лечебное воздействие на организм повышенным или пониженным атмосферным давлением (баротерапия) обусловлена влиянием измененного атмосферного давления на сосудистую систему, функцию дыхания и газовый обмен. Баротерапия противопоказана при склонности к кровотечениям, гемофилии, туберкулёзе лёгких и дыхательных путей. [37].

 Устройство, о котором говорит Людмила (П), или, точнее пишет Алексиевич  – это не барокамера. Во-первых, любые пленки с липучками и "замочками",  тем более содержащие отверствия от уколов,  не позволят создавать повышенное или пониженное давление в барокамере.  Во-вторых, баротерапию нельзя применять при склонности к кровотечениям, а при лучевой болезни наблюдается повышенная кровоточивость. [37]


Анализ суждения: "Он лежал в специальной барокамере". 

  Это ложное суждение. Логическая ошибка: подмена понятия "асептическое помещение"  на понятия "специальная барокамера" или "барокамера".  В действительности больные лучевой болезнью лежали  в асептических блоках и  асептических палатах.

Анализ суждения: "Он лежал в барокамере, куда заходить не разрешалось".

Читатель, введенный в заблуждение, понимает эту мысль как подтверждение того, что Василий Игнатенко был источником радиации, опасным для окружающих. На самом деле врачи, медсестры и санитары входили в асептические помещения, но при этом должны были соблюдать определенные правила.    
 

 

2.18. Ложь о санитарах в военной форме

"Другие барокамеры, где лежали наши ребята, обслуживали солдаты, потому что штатные санитары отказались, требовали защитной одежды. Солдаты выносили судно. Протирали полы, меняли постельное бельё… Полностью обслуживали. Откуда там появились солдаты? Не спрашивала…". 


Анализ

Анализ предложения: "Другие барокамеры, где лежали наши ребята, обслуживали солдаты".

Предложение содержит две ложные мысли:  1. "Больные лежали в барокамерах", 2. "Барокамеры обслуживали солдаты".

Во-первых,    больные  лежали не в барокамерах. Они лежали  в асептических блоках и в асептических палатах, 

Во-вторых, солдат (необученный персонал) не допустили бы обслуживать тяжелых больных. Только опытные санитары могли ухаживать за пациентами с ОЛБ II IV степени тяжести, помогать врачам и медсестрам при проведении лечебных процедур и поддерживать чистоту в асептических помещениях с соблюдением правил, указанных в документе: "Методические указания по организации и проведению комплекса санитарно-противоэпидемических мероприятий в асептических отделениях (блоках) и палатах". [7].    

Анализ суждения: "Штатные санитары отказались работать, требовали защитной одежды".

Эта мысль содержит в неявной форме другую ложную мысль: "В больнице № 6 не хватало средств индивидуальной защиты".

Есть сведения, что сотрудники Института атомной энергии имени Курчатова уже в пять утра 27-го апреля обеспечили врачей и сестер  специальной одеждой и одеждой из пластика, бахилами и респираторами. [40].

Анализ суждения: "Солдаты протирали полы".

На самом деле санитары должны были два раза в день проводить ежедневную влажную уборку асептических палат (утром и вечером) и переодевать больных: заменять нательное белье на свежее (стерильное), менять постельное белье ([7], пункт 6.2.). Нужно было протереть стерильной ветошью, смоченной специальным раствором, содержащим дезинфицирующие и моющие средства,   стены, окна, подоконники, двери палат, ручки дверей, спускового крана, выключатели, тумбочки, кровати, телефон, осветительную арматуру, радиаторы, коридоры, процедурную и другие помещения. Этим же раствором должны были мыть и пол ([7], пункт 6.3.). 


  2.19.  "Смертоносный" апельсин

"Отлучилась… Возвращаюсь – на столике у него апельсин… Большой, не жёлтый, а розовый. Улыбается: «Меня угостили. Возьми себе». А медсестра через плёночку машет, что нельзя этот апельсин есть. Раз возле него уже какое-то время полежал, его не то, что есть, к нему прикасаться страшно. «Ну, съешь, – просит. – Ты же любишь апельсины». Я беру апельсин в руки. А он в это время закрывает глаза и засыпает. Ему все время давали уколы, чтобы он спал. Наркотики. Медсестра смотрит на меня в ужасе… А я? Я готова сделать все, чтобы он только не думал о смерти… И о том, что болезнь его ужасная, что я его боюсь…

Обрывок какого-то разговора… У меня в памяти… Кто-то увещевает: «Вы должны не забывать: перед вами уже не муж, не любимый человек, а радиоактивный объект с высокой плотностью заражения. Вы же не самоубийца. Возьмите себя в руки"

Анализ

Анализ предложений: "А медсестра через плёночку машет, что нельзя этот апельсин есть. Раз возле него уже какое-то время полежал, его не то, что есть, к нему прикасаться страшно".

Ранее было выяснено, что только двое пострадавших в аварии  – операторы машинного зала, были значительными источниками излучения, при лечении и обслуживании которых необходимо было применять элементарные меры безопасности. 

Еще раз вспомним, что все, что противоречит двум (№ 1 и № 2) ключевым истинным суждениям, в том числе история о "смертоносном"  апельсине, является ложью.  Пожарные не были источниками излучения, опасными для жизни и здоровья окружающих, а Людмила (П) не могли разрешить находиться в асептическом отделении. 

Людмила (П), утверждает, по сути, что пожарные, в том числе Василий,  были источниками излучения, которое вызывало образование в окружающих предметах радионуклидов.    

Можно показать, что йод -131 и цезий -137, а также  другие радионуклиды не могли активировать окружающие предметы, то есть вызывать в них образование радионуклидов.  

Очевидно, что  организм любого из пострадавших, доставленных в клинику  № 6, содержал некоторые количества иода-131,  цезия-137 и других радионуклидов - в меньших количествах.  Доза внутреннего облучения в основном формировалась за счет гамма- и бета-излучения  йода -131 и цезия -137. 

При распаде ядер йода 131 образуются ядра  ксенона-131,  электроны с максимальными энергиями 0,806 и 0,606 МэВ и гамма-кванты с энергиями  0,284  (5,4),  0,364 (82)  и 0,637 МэВ  (6,8).   (32], стр. 1014).

При распаде ядер цезия-137 образуются ядра бария-137, электроны с максимальными  энергиями  1,17  и  0,514 МэВ и гамма-кванты с энергией 0,662 МэВ (85). ([32], стр. 1015).

В скобках указаны относительные интенсивности (в процентах).  Например, при бета-распаде 100 ядер йода-131 образуется в среднем 82 гамма-кванта с энергией 0,364, а при бета-распада цезия-137 100 ядер цезия-137 образуется в среднем 85 гамма-квантов с энергией 0,662 Мэв. 

Следует обратить внимание на то, что ни иод-131, ни цезий-137 не распадаются с образованием нейтронов.

Из ядерной физики известно, что  нейтроны могут взаимодействовать с  ядрами всех элементов, при этом  образуются новые ядра, в том числе радиоактивные. Мощными источниками нейтронов являются ядерные реакторы. Нейтроны образуются также при взаимодействии альфа-частиц  с ядрами  бериллия, лития, бора и гамма квантов  с ядрами  бериллия и дейтерия [33].   

При взаимодействии гамма-квантов (с энергией выше 10  мегаэлектронвольт),  электронов (с энергией выше 10 мегаэлектронвольт) и других частиц с ядрами большинства элементов идут ядерные реакции, то есть образуются новые ядра, в том числе радиоактивные. [34].

Получить электроны и гамма-излучение с энергией более 10 Мэв, возникающее  при торможении электронов, можно только с помощью специальных установок - ускорителей заряженных частиц.

Максимальные энергии бета-частиц (электронов) и гамма-кванты, образующиеся при распаде йода-131 и цезия-137, значительно ниже 10 Мэв.

Следовательно,  излучение иода-131 и цезия-137 не может вызвать  образование радиоактивных ядер ни в организме человека, ни в окружающих предметах.

 

2.20. Парадоксальные свойства  "излучения Алексиевич"

Невежество  Алексиевич  в естественных науках, в том числе в ядерной физике приводит к противоречиям в тексте. Пора обобщить данные о "неизвестном науке излучении", "открытом" Алексиевич:

1. "А-лучи", или "излучение Алексиевич" одни предметы "активирует" ("делает радиоактивными") сильно, другие –  слабо, несмотря то, что все эти предметы состоят в основном из атомов углерода, водорода, кислорода (одежда, простыни, нижнее белье) и азота: тело Людмилы (П), кошелёк и туфли, если, конечно, они были кожаными. Это отличает "излучение Алексиевич" от нейтронного излучения и от излучения Вавилова-Черенкова, которое вообще не активирует окружающие предметы. 

2. Излучение сильно активирует розовые апельсины. Некоторое время полежал апельсин в палате и стал таким, что "его не то, что есть, к нему прикасаться страшно".  

3. Совсем не активирует больничный халат пятьдесят шестого размера и  тапочки сорок третьего, иначе бы дозиметристы в гостинице, выдавшие Людмиле (П) халат и тапочки утром, вечером отобрали бы их для дезактивации.  

4. Совсем не активирует тело Людмилы (П). 

 

    

2.21. Нагромождение лжи о похоронах

"Съехались все… Его родители, мои родители… Купили в Москве чёрные платки… Нас принимала чрезвычайная комиссия. И всем говорила одно и то же, что отдать вам тела ваших мужей, ваших сыновей мы не можем, они очень радиоактивные и будут похоронены на московском кладбище особым способом. В запаянных цинковых гробах, под бетонными плитками. И вы должны этот документ подписать… Нужно ваше согласие… "

Анализ

Текст содержит мысль: "Тела пожарных "очень радиоактивные" и поэтому должны быть похоронены под бетонными плитками".  

Эта  ложная мысль.

Доказательство № 1:

Суждение: "Тела пожарных  «очень радиоактивные»"  противоречит  первому ключевому истинному суждению. 

Доказательство № 2:

Через год или позже после похорон на могилах пожарных установили первые памятники (фото № 1, [29]). Потом,  при создании мемориала, эти памятники демонтировали и сделали новые (фото № 2). Открытие мемориала состоялось 26 апреля 1993 года.

 

Родственники Василия Ивановича Игнатенко, слева направо: брат Николай Иванович; отец Иван Тарасович, мать Татьяна Петровна и старшая сестра Людмила Ивановна. На фотографии нет младшей сестры Наташи.  
    

 

 

Мемориал памяти граждан, погибших в результате катастрофы на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года  на Митинском кладбище.

 

Из фотографий видно, что на могилах пожарных были установлены каменные надгробия.

  Для того чтобы тяжелый памятник (например, из мрамора или гранита) был устойчивым на могиле и со временем не  покосился,  необходимо устанавливать памятник на прочный (обычно бетонный) фундамент. 

Следовательно, "бетонные плитки" (бетонный фундамент для памятников) укладывали на могилы пожарных не потому, что их тела были "очень радиоактивные", а потому, что любой тяжелый памятник  должен стоять на прочном фундаменте.

 Доказательство № 3:

Доказательство основано на свидетельствах заведующей клиническим отделом ИБФ Ангелиной Константиновной Гуськовой и хирурга  Анжелики Валентиновны Барабановой.

Аргумент № 1: Отрывок из книги Григория Медведева "Чернобыльская тетрадь.  Уроки Чернобыля". [41].

"Рассказывает А. В. Барабанова:
"Мы очень хорошо помыли и почистили умерших от радиоактивности. Вынули все внутренности, промыли, дезактивировали. Хоронили довольно-таки чистыми. Но в цинковых гробах. Требование санэпидстанции...".

Аргумент № 2:  Отрывок из лекции Гуськовой "Радиобиология и радиационная медицина: судьба одного врача". [11]:

"Спустя 2 – 3 месяца с момента аварии определилась группа пациентов, перенесших острую лучевую болезнь с той или иной полнотой восстановления. К этому же времени мы подвели предварительные итоги клинико - морфологических сопоставлений по 27 пациентам, умершим от острой лучевой болезни в различные сроки. Эти сопоставления проводил и высококвалифицированные патологоанатомы Т.Г. Протасова и Т.И. Давыдовская, сотрудник и судебно - медицинской экспертизы 3 - го Главного медицинского управления Минздрава (Е.В. Богуславский ) и персонал патоморфологической лаборатории ИБФ во главе с Н.А. Краевским. Отбирались для хранения фрагменты органов, которые позволили вернуться к этим наблюдениям в более поздние сроки".

Аргумент № 2 подтверждает аргумент № 1 в отношении того, что  из тел умерших от ОЛБ изымались фрагменты органов.

 

2.22. Похороны как секретная спецоперация

"Сели в катафалк… Родственники и какие-то военные люди. Полковник с рацией… По рации передают: «Ждите наших приказаний! Ждите!» Два или три часа колесили по Москве, по кольцевой дороге. Опять в Москву возвращаемся… По рации: «На кладбище въезд не разрешаем. Кладбище атакуют иностранные корреспонденты. Ещё подождите».".

 

Анализ

Анализ суждения:  "Кладбище атаковали иностранные корреспонденты".

Это ложное суждение.

Доказательство.

Аргумент № 1:

13 мая Людмила (П) пошла на похороны Виктора Кибенка и Владимира Правика и вернулась через  три часа.  ([1], стр. 24). 

Противоречие между суждениями:   1. Когда хоронили Виктора Кибенка и Владимира Правика, иностранные корресподенты не  атаковали кладбище. 2. "Когда хоронили Василия Игнатенко, кладбище атаковали иностранные корресподенты".

Аргумент № 2:

Корресподентам нужны сенсации. Похороны Василия Игнатенко – это не сенсация. Более того, в условиях холодной войны, западным СМИ вообще не имело смысла сообщать о воинских почестях – о проявлении уважения (почтения) со стороны военнослужащих к совершившим подвиг и их родственникам.

Аргумент № 3:

Василий Игнатенко умер  13 мая 1986 года.  Похороны состоялись  15 мая.  К этому времени власти уже не скрывали число погибших в аварии.  [42, 43]. 

Из сообщения Совета министров СССР.  "Правда". 1 мая 1986 года:

"Как уже сообщалось, фактически погибли два человека, госпитализировано всего 197, из них 49 покинули госпиталь после обследования".
6 мая:    Пресс-конференция для иностранных журналистов об аварии на ЧАЭС. Москва.
8 мая:    Чернобыльскую АЭС посетила делегация МАГАТЭ.

 
Из сообщения Совета министров СССР 12 мая 1986 года:

"В тяжелом состоянии находятся 35 человек, шесть человек, пострадавших от ожогов и радиации, скончались".

Из выступления 14 мая Генерального секретаря ЦК КПСС М. С. Горбачева по радио и телевидению в связи с аварией на ЧАЭС:
"В момент аварии погибли два человека – Шашенок Владимир Николаевич - наладчик систем автоматики, Ходемчук Валерий Иванович – оператор АЭС. На сегодня 299 человек госпитализированы с (предварительным – А.К.) диагнозом лучевой болезни разной степени тяжести. Семеро из них скончались. Остальным оказывается вся возможная помощь. Привлечены лучшие научные и медицинские силы страны, специализированные клиники Москвы и других городов. В их распоряжении – самые современные средства медицины"

 

2.23.  Похороны под конвоем

"Я чувствую, что теряю сознание. Со мной истерика: «Почему моего мужа надо прятать? Он – кто? Убийца? Преступник? Уголовник? Кого мы хороним?» Мама: «Тихо, тихо, дочечка». Гладит меня по голове, берет за руку. Полковник передаёт: «Разрешите следовать на кладбище. С женой истерика». На кладбище нас окружили солдаты. Шли под конвоем. И гроб несли под конвоем. Никого не пустили попрощаться… Одни родственники… Засыпали моментально. «Быстро! Быстро!» – командовал офицер. Даже не дали гроб обнять".

Анализ

Анализ текста: "Полковник передаёт: «Разрешите следовать на кладбище. С женой истерика» На кладбище нас окружили солдаты. Шли под конвоем. И гроб несли под конвоем. Никого не пустили попрощаться… Одни родственники… Засыпали моментально. «Быстро! Быстро!» – командовал офицер".

 Истерика – громкие рыдания с воплями. Подавленный горем человек, как правило, отстранен от действительности. В нем нет агрессии.  Не случайно говорят: "убитый горем". Убитые не скандалят, не предъявляют претензии, они молчат. Смерть любимого человека воспринимается как страшная тайна.  Агрессия может возникнуть позже, особенно тогда, когда установят конкретного виновника несчастья.

 Почетный экскорт  Людмила (П)    воспринимает как конвой. Мужа хоронят с воинскими почестями, а Людмила (П) возмущается:  "Почему моего мужа надо прятать? Он – кто? Убийца? Преступник? Уголовник? Кого мы хороним?".

 

Анализ предложения:  "Даже не дали гроб обнять".

Трудно поверить, что родственникам не разрешили проститься с покойным. 

Из  "Инструкции о порядке похорон и содержании кладбищ в РСФСР" [44]: 

Пункт 2.19: "Траурный митинг открывает организатор похорон, предоставляя слово желающим выступить. Выступающие говорят о жизненном пути покойного и его заслугах перед обществом (городом, организацией, семьей). После выступления звучит траурная мелодия".

Пункт 2.20:  "Организатор просит проститься с покойным. Участники похорон проходят у гроба и становятся возле могилы".

 Из книги Григория Медведева "Чернобыльская тетрадь"  [41]:


"К 17 мая 1986 года Управление ВОХР Минэнерго СССР похоронило с воинскими почестями на Митинском кладбище четырнадцать человек, пострадавших 26 апреля на аварийном блоке и умерших в 6-й клинической больнице Москвы. Это эксплуатационники и пожарные. Борьба врачей за жизнь остальных тяжелых и менее тяжелых больных продолжалась".

Из статьи «Воинские почести» в Большой Советской энциклопедии [45]:

"Воинские почести, проявление уважения (почтения) со стороны военнослужащих или воинских частей".

  "Для отдания воинских почестей назначаются почётный караул в составе подразделения от взвода до роты (или соответствующее подразделение другого рода войск в пешем строю) и оркестр. Почётный караул может также назначаться только из офицеров или сержантов. Особые воинские почести отдаются при погребении военнослужащих и гражданских лиц, имевших особые заслуги перед государством. Для отдания этих почестей наряжаются войска, составляющие почётный эскорт. Порядок отдания воинских почестей при погребении определяется Уставом гарнизонной и караульной служб Вооружённых Сил СССР".


2.24. Людмила (П) под "колпаком"  секретных служб 

  "Мгновенно купили и принесли обратные билеты… На следующий день… Все время с нами был какой-то человек в штатском, с военной выправкой, не дал даже выйти из номера и купить еду в дорогу. Не дай Бог, чтобы мы с кем-нибудь заговорили, особенно я. Как будто я тогда могла говорить, я уже даже плакать не могла. Дежурная, когда мы уходили, пересчитала все полотенца, все простыни… Тут же их складывала в полиэтиленовый мешок. Наверное, сожгли… За гостиницу мы сами заплатили. За четырнадцать суток…". 

Анализ

Анализ текста:  "Все время с нами был какой-то человек в штатском, с военной выправкой, не дал даже выйти из номера и купить еду в дорогу. Не дай Бог, чтобы мы с кем-нибудь заговорили, особенно я".

Людмила (П) была уверена, что она – носитель государственной тайны:  "Не дай Бог, чтобы мы с кем-нибудь заговорили, особенно я".  Как уже было сказано, Людмила (П) об аварии и ликвидации аварии знала только то, что был "страшный жар", пожарные отправились на АЭС "в одних рубашках"  и "сбрасывали  горящий графит ногами". 

"Человек в штатском, с военной выправкой" (сотрудник КГБ?) не дает родственникам выйти из номера, не позволяет  им и лично Людмиле (П) с кем-либо заговорить. 

Фантазии Алексиевич предназначены для западных читателей, многие из которых готовы поверить в любой вздор о "тоталитарном государстве", России и о русских (россиянах). 


Анализ текста: "Дежурная, когда мы уходили, пересчитала все полотенца, все простыни… Тут же их складывала в полиэтиленовый мешок. Наверное, сожгли..."

  Дежурная в гостинице была, вероятно, материально-ответственным лицом. Некоторые постояльцы имели привычку брать  "на память" полотенца,  простыни, покрывала или что-нибудь другое. Поэтому дежурные в момент отъезда приходили в номер, пересчитывали простыни и прочее и затем  все это отправляли в стирку.  Это обычная практика, которая сохранилась в некоторых гостиницах и домах отдыха до сих пор. 

  Алексиевич намекает на то, что все эти вещи стали радиоактивные из-за  посещений  Людмилой (П) "барокамеры".

 

  2.25.  Ложь о месте рождения ребенка

"Через два месяца я приехала в Москву. С вокзала – на кладбище. К нему! И там на кладбище у меня начались схватки. Только я с ним заговорила… Вызвали «Скорую». Я дала адрес. Рожала я там же… У той же Ангелины Васильевны Гуськовой… Она меня ещё тогда предупредила: «Рожать приезжай к нам». А куда я такая ещё поеду? Родила я на две недели раньше срока…


 Анализ

Ложью является все, что логически связано с тремя ключевыми лживыми суждениями или противоречит трем истинным суждениям.

Однако имеет смысл выявить лживые суждения в тексте независимо от  ключевых  суждений.  

Анализ текста:  "Вызвали «Скорую». Я дала адрес. Рожала я там же… У той же Ангелины Васильевны Гуськовой… Она меня ещё тогда предупредила: «Рожать приезжай к нам»".

В   клинической  больнице № 6 никогда не было родильного отделения (смотрите пункт 2.3.).

Отсутствие в больнице родильного отделения – это очень важный факт. Этот факт  является независимым доказательством лживости суждений:  "Вызвали «Скорую»"; Я дала адрес";  "Рожала я там же…" ; "Рожать приезжай к нам»"; "В печени – двадцать восемь рентген",  и множества других суждений. 
Анализируемый текст содержит суждение: "Людмила (П) дала врачам  "Скорой помощи" адрес больницы, в которой никогда не было родильного отделения и "Скорая" отвезла Людмилу (П) в эту больницу".

Это ложное суждение.

Доказательство.

Аргумент № 1:

Надо учесть, что в Москве много родильных домов и родильных отделений. Но если "Скорая" в Москве повезла женщину, собравшуюся рожать, в больницу, где никогда не было родильного отделения, то, значит, врачи скорой помощи и шофер "Скорой" одновременно сошли с ума. Но такого не бывает. Следовательно, "Скорая" поехала в ближайший роддом или в родильное отделение ближайшей больницы.

Но предположим, что случилось невероятное: "Скорая" привезла Людмилу (П) в шестую клинику и, предположим, врач в приемном покое принял Людмилу (П), несмотря на то, что в больнице не было специальной палаты и специального оборудования для  рожениц. Следовательно, и этот врач тоже сошел с ума, причем точно к моменту приезда "Скорой".  

Аргумент № 2:

Очевидно, что ни руководство,  ни  коллектив больницы, ни прокомандированные к больнице врачи не одобрили бы неожиданное для всех решение Гуськовой принимать роды.  Гуськова была заведующим отделения, но это не означает, что она могла делать все, что захочет.

 

2.26. Ложь о причине смерти ребенка

"Мне показали… Девочка… «Наташенька, – позвала я. – Папа назвал тебя Наташенькой». На вид здоровый ребёнок. Ручки, ножки… А у неё был цирроз печени… В печени – двадцать восемь рентген… Врождённый порок сердца… Через четыре часа сказали, что девочка умерла. И опять, что мы её вам не отдадим! Как это не отдадите?! Это я её вам не отдам! Вы хотите её забрать для науки, а я ненавижу вашу науку! Ненавижу! Она забрала у меня сначала его, а теперь ещё ждёт… Не отдам! Я похороню её сама. Рядом с ним… (Переходит на шёпот)"

"Я её убила… Я… Она… Спасла… Моя девочка меня спасла, она приняла весь радиоудар на себя, стала как бы приёмником этого удара. Такая маленькая. Крохотулечка. (Задыхаясь) Она меня уберегла… Но я любила их двоих… Разве… Разве можно убить любовью? Такой любовью!! Почему это рядом? Любовь и смерть. Всегда они вместе. Кто мне объяснит? Кто подскажет? Ползаю у могилы на коленках… (Надолго затихает)".   

Анализ

Указанный текст противоречит трем ключевым истинным суждениям, и, следовательно, является нагромождением лжи.

Он содержит   в скрытом виде ложную информацию  о некомпетентности и  халатности врачей шестой клиники: 1. Не провели медицинский осмотр Людмилы (П).  2. Допустили беременную женщину  работе с "радиоактивным источником". 2. Разрешили ей целыми днями (а медсестры – ночами) находиться вблизи "радиоактивного источника". 3. В результате погиб ребенок.

Истина заключается в том, что неизвестно, где рожала Людмила (П) и почему погиб ребенок. Может быть, она рожала в родном городке Галич   или в Ивано-Франковске,  и рожала ли она вообще.

 

  2.27. Ложь  о месте захоронения ребенка

"Когда я не отдала им мою маленькую девочку. Нашу девочку… Тогда они принесли мне деревянную коробочку: «Она – там». Я посмотрела: её запеленали. Она лежала в пеленочках. И тогда я заплакала: «Положите её у его ног. Скажите, что это наша Наташенька.

Там, на могилке не написано: Наташа Игнатенко… Там только его имя… Она же была ещё без имени, без ничего… Только душа… Душу я там и похоронила…".

"Я прихожу к ним всегда с двумя букетами: один – ему, второй – на уголок кладу ей. Ползаю у могилы на коленках… Всегда на коленках… (Бессвязно)."

Анализ

Текст противоречит  трем ключевым истинным суждениям и, следовательно,  является нагромождением лжи. Однако целесообразно провести анализ этих эпизодов с целью выявить в них скрытые мысли.

Анализ текста:  "И тогда я заплакала: «Положите её у его ног. Скажите, что это наша Наташенька»". Там, на могилке не написано: Наташа Игнатенко… Там только его имя… Она же была ещё без имени, без ничего… Только душа… Душу я там и похоронила…".

Согласно Приказу Минздрава СССР от 19 ноября 1984 года № 1300 [46],  ребенка должны были похоронить на общих основаниях, как любого гражданина СССР: 

Ребенок, умерший на 1-й неделе жизни, должен быть зарегистрирован в органах ЗАГС как родившийся – на основании медицинского свидетельства о рождении и затем как умерший – на основании врачебного свидетельства о перинатальной смерти. 

Регистрация в органах ЗАГС детей, умерших в первые 0 - 6 суток после рождения, производится лечебно-профилактическим учреждением.

Во врачебном свидетельстве о перинатальной смерти указываются фамилия, имя, отчество умершего ребенка, его пол, дата рождения, дата смерти, краткие сведения о родителях, причины смерти (подробно) ребенка и болезни матери, оказавшие неблагоприятное воздействие на плод.

Захоронение  трупов     детей,   умерших   на   первой   неделе   жизни,  производится  учреждением   здравоохранения.   При   настоятельном    желании    родственников   произвести захоронение ребенка,  умершего в перинатальном периоде,   труп   может   быть   выдан    после    регистрации    учреждением   здравоохранения смерти  в органе ЗАГС.

Согласно Приказу Министерства жилищно-коммунального  хозяйства РСФСР от 12 января 1979 года  № 25   [44] на могиле  должен быть установлен  регистрационный знак с фамилией, именем и отчеством похороненного, временем его рождения и смерти:

Пункт 2.20:  "Организатор предлагает участникам похорон бросить в могилу горсть земли. Первыми это делают родные и близкие. Затем работники кладбища засыпают могилу землей, устраивают холм и устанавливают на нем регистрационный знак с фамилией, именем и отчеством похороненного, датами его рождения и смерти.  По желанию родственников на могиле может быть установлен портрет. Участники похорон возлагают на могилу венки и цветы. На этом обряд заканчивается".

 Скрытая мысль:  "Должностные лица не похоронили ребенка должным образом и тем самым нарушили Приказ Минздрава СССР от 19 ноября 1984 года № 1300 и Приказ Министерства жилищно-коммунального  хозяйства РСФСР от 12 января 1979 года  № 25".

 

  2.29. Противоречивая информация о ребенке

Сравнение версий Алексиевич, Александры Денисовой и Аллы Феофановой

Версия Александры Денисовой: Через несколько месяцев Люда снова приехала на Митинское кладбище. Прямо у могилы мужа ей стало плохо, и ее забрали в больницу. У Людмилы родилась семимесячная девочка, которая прожила всего пять часов. Малышка родилась с врожденным циррозом, поврежденными легкими. Люда потеряла последнее, что связывало ее с любимым человеком,  –  ребенка. 

Версия Аллы Феофановой: "Схватки начались через несколько месяцев на кладбище в Москве. Людмила рожала у доктора Гуськовой. Девочка, Наташа, прожила пять дней. Она родилась с пороком сердца и циррозом печени. В этой маленькой печени было 28 рентген. «Она спасла тебе жизнь», – сказала Гуськова. Наташу похоронили вместе с папой".


Начало схваток:

Алексиевич: "Схватки начались через два месяца".

Денисова: "Схватки начались через несколько месяцев на кладбище в Москве"

Феофанова:  "Схватки начались через несколько месяцев на кладбище в Москве"

 Время рождения:

Алексиевич: "Родила я на две недели раньше срока…"  (40 - 2 = 38 недель - А.К.)

Денисова: "У Людмилы родилась семимесячная девочка" (около 30 недель - А.К.)

В статье Феофановой  нет информации о возрасте ребенка.

  Время жизни ребенка:

Алексиевич:"Через четыре часа сказали, что девочка умерла". 

Денисова: "Девочка прожила 5 часов".

Феофанова:  "Девочка прожила пять дней".

 Патология новорожденного:

Алексиевич:  "Девочка родилась с циррозом печени и врождённым пороком сердца".

 Денисова:  "Малышка родилась с врожденным циррозом, поврежденными легкими".

 Феофанова: "Она родилась с пороком сердца и циррозом печени".

  Сравнение версий показывает, что монологи нельзя рассматривать как источник достоверной информации, а "жанр монологов"   как вид "документальной журналистики".

 

 2.30. Ложь о православных священниках:  в церкви принимают посылку "на тот свет"

"Снится мне сон… Мы идём с ним, а он идёт босиком. «Почему ты всегда необутый?» – «Да потому, что у меня ничего нет». Пошла в церковь… Батюшка меня научил: «Надо купить тапочки большого размера и положить кому-нибудь в гроб. Написать записку – что это ему». Я так и поступила… Приехала в Москву и сразу – в церковь. В Москве я к нему ближе… Он там лежит, на Митинском кладбище… Рассказываю служителю, что так и так, мне надо тапочки передать. Спрашивает: «А ведомо тебе, как это делать надо?» Ещё раз объяснил… Как раз внесли отпевать дедушку старого. Я подхожу к гробу, поднимаю накидочку и кладу туда тапочки. «А записку ты написала?» – «Да, написала, но не указала, на каком кладбище он лежит». – «Там они все в одном мире. Найдут его»"

 

Комментарий

Православные священники в Киеве и в Москве объясняют Людмиле (П), как нужно отправить тапочки "на тот свет", чтобы они попали адресату.

Рассматриваемый текст – это что-то  бессмысленное, вздор, чепуха, нелепость, бред. Не имеет смысла опровергать этот вздор: опровержение делает его значимым.

 

 

 3. Скрытые смыслы "Одинокого голоса"

В процессе восприятия люди вычленяют и опознают отдельные элементы текста и складывает их в первичную поверхностную картину,  обеспечивающую понимание прямого, буквального значения языковых единиц текста. [4]. Так формируются явные  смыслы текста.  Явные смыслы текста –  это мысли, которые возникают при чтении текста без его анализа.  Скрытые (неявные) смыслы текста  – это мысли (совокупности мыслей), которые можно выявить в тексте только с помощью  анализа. Под анализом текста здесь понимается  исследование отдельных частей текста для получения новой информации о тексте в целом: обнаружение логических и фактических ошибок,  выявление ложных (лживых) суждений, выявление истинных целей автора текста и так далее. 

Все тексты можно условно разделить на простые и сложные. Простые тексты – это такие тексты, в которых нет скрытых смыслов. Сложные тексты могут содержать  один и более скрытых смыслов. А каждый скрытый смысл – это совокупность скрытых мыслей.   Различные виды анализа выявляют разные скрытые смыслы. Например, если проводить только логический анализ сложного текста, то выявится один скрытый смысл, если лингвистический анализ – то другой. 

"Одинокий голос" – это сложный текст. Ниже будет показано, что в зависимости от исходных позиций исследователей могут выявляться разные скрытые смыслы.

 

Ложный (не соответствующий действительности) скрытый смысл 

Исходные позиции исследователя: 1. Считает, что  "Одинокий голос" не содержит  ложной информации; 2. Проводит анализ  медицинской информации, содержащейся в тексте.

Исследователь выявил скрытые мысли, не соответствующие действительности, которые он принимает как истинные:

1.  В клинике ИБФ  не выполнялся асептический режим. 

2.  Не соблюдалались меры радиационной безопасности. В частности, в больнице не было дозиметрического контроля. Дозиметрический санпропускник был только в гостинице при больнице.

3. Медперсонал больницы не выполнял в полной мере своих обязанностей по уходу за больными. Людмила выполняла  все (или почти все) лечебные процедуры за врачей, медсестер и санитаров.

4. Профессор Гуськова знала, что Василий Игнатенко и другие пожарные являются опасными для жизни и здоровья источниками излучения и тем не менее разрешила Людмиле находиться в палате мужа длительное время.

5.  После того, как профессор Гуськова узнала, что Людмила беременна, она поняла, что ребенок наверняка родится больным, Нельзя было допустить, чтобы Людмила рожала в другой больнице или в роддоме, поскольку врачи могли выяснить, что беременная получила большую дозу ионизирующего излучения. Чтобы скрыть свою ошибку,  Гуськова пригласила Людмилу рожать в своей клинике.  Ребенок умер  через несколько часов после рождения (в перинатальном возрасте). 

6. Людмила просила похоронить ребенка в могиле мужа.  Однако ребенка не похоронили, поскольку на могиле Василия Игнатенко нет  регистрационного знака с фамилией, именем и отчеством похороненного, временем его рождения и смерти.

Вывод исследователя:  В деяниях должностных лиц Клинической больницы № 6 есть признаки преступления "Халатность". 

 

Истинный скрытый смысл

Исходные позиции исследователя: 1.  Считает,  в "Одиноком голосе" может содержаться ложная информация. 2. Проводит системный анализ текста: лингвистический, логический, юридический, проверка достоверности физической, химической и медицинской информации.    

Исследователь выявил истинные скрытые мысли: 

1.  Пожарные, в том числе и Василий Игнатенко,  не были источниками излучения, опасного для жизни и здоровья окружающих.

2. Людмиле (П) не могли разрешить  длительное время находиться в асептическом отделении Клинической  больницы № 6.

3. В  Клинической больнице № 6 не принимали  роды у Людмилы (П).


Вывод исследователя:  "Одинокий человеческий голос" является нагромождением лжи. Он содержит заведомо ложные сведения, порочащие медицинский персонал и  руководство Клинической больницы № 6, в том числе заведующую клиническим отделом (в 1986 году) Института биологической физики Министерства Здравохранения СССР Ангелину Константиновну Гуськову. 

  

Выводы

1. "Одинокий голос"  содержит множество лживых суждений.

2. "Одинокий голос" имеет несколько скрытых смыслов. 

3. Анализ  медицинской информации (неполный анализ)  выявил скрытый смысл, не соответствующий действительности, но принимаемый исследователем в качестве истинного. 

4. Системный анализ   выявил  истинный (соответствующий действительности) скрытый смысл "Одинокого голоса". 

3. Скрытые смыслы могут противоречить друг другу (следствие из пунктов 3 и 4).


Автор:  Анатолий Владимирович Краснянский, кандидат химических наук, инженер первой категории кафедры радиохимии Химического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

 

Источники информации

[1] С. А. Алексиевич.  Чернобыльская молитва: Хроника будущего. – Москва: Время, 2015. – 304 с. – 3-е издание, стереотипное.  ISBN 978-5-9691-1460-9 

[2] Словарь русского языка. В 4-х томах.  РАН, Институт лингвистических исследований.  Под редакцией  А. П. Евгеньевой. 4-е издание, стереотипное.  Москва. «Руссский язык». «Полиграфресурсы», 1999.  URL:    http://feb-web.ru/feb/mas/mas-abc/default.asp 

[3]  Опровержение лживых утверждений Алексиевич. I. Сборник статей. 1. Антон Крылов. Откровенная, наглая и неприкрытая ложь.  2. Людмила Онищук. Ложь нобелевской лауреатки Светланы Алексиевич.  URL:  http://avkrasn.ru/article-3801.html . II.  Суд над «Цинковыми мальчиками».   URL:  http://militera.lib.ru/research/aleksievich1/04.html  

[4] И.А. Стернин. Анализ скрытых смыслов в тексте. Воронеж: «Истоки», 2011.    URL:   ttp://sterninia.ru/files/757/4_Izbrannye_nauchnye_publikacii/Lingvokriminalistika/Skrytyj_smysl_v_tekste.pdf

[5] Статьи Анатолия Краснянского. 1. Системный анализ Конвенции о правах ребенка (1989). Русская линия. 19 апреля 2010 года. URL:   http://rusk.ru/st.php?idar=41095. 2. «Записка Берии Сталину» – фальшивый документ. Русская народная линия. 23 апреля 2012 года. URL:  http://ruskline.ru/analitika/2012/04/23/zapiska_berii_stalinu_falshivyj_dokument/%26?commsort=back . 3. Лукавый перевод текста Конвенции о правах ребенка.  Русская народная линия.  22.04.2013. URL:   http://ruskline.ru/analitika/2013/04/22/lukavyj_perevod_teksta_konvencii_o_pravah_rebenka

[6]  Константин Котенко. Первая в стране больница специального назначения.  № 7 (36), 2008 год.   Журнал «Кто есть Кто в медицине».  № 7 (36), 2008 год.    URL:     http://ktovmedicine.ru/2008/7/pervaya-v-strane-bolnica-specialnogo-naznacheniya.html   .   Копия, скриншоты:  URL:  http://avkrasn.ru/article-4045.html  

[7] Методические указания по организации и проведению комплекса санитарно-противоэпидемических мероприятий в асептических отделениях (блоках) и палатах. Утверждены  заместителем начальника Главного управления карантинных инфекций Министерства здравоохранения СССР от 30.04.86 № 28-6/1. URL:  http://docs.cntd.ru/document/9037945    .   Копия, скриншоты:  URL:   http://avkrasn.ru/article-3947.html

[8] Смерть без запаха и вкуса. Беседа Александра Емельяненкова с членом-корреспондентом РАМН Ангелиной Константиновной Гуськовой.  26 апреля 2004 года. Российская Газета. URL:   http://www.rg.ru/2004/04/26/mayak.html     Копия и скриншоты статьи Александра   Емельяненкова.  URL:  http://avkrasn.ru/article-3766.html 

 [9]  А.К. Гуськова, И.А. Галстян, И.А. Гусев. Авария Чернобыльской атомной станции (1986–2011 гг.): последствия для здоровья, размышления врача. Под общей редакцией члена-корр. РАМН А.К. Гуськовой. М.: ФМБЦ имени А.И. Бурназяна, 2011. — 254 с. URL:  http://publ.lib.ru/ARCHIVES/G/GUS%27KOVA_Angelina_Konstantinovna/_Gus%27kova_A.K..html#002  . Отрывки из монографии (скриншоты):  URL:  http://avkrasn.ru/article-4018.html

[10]  А.К. Гуськова Принципы и опыт оказания медицинской помощи при радиационных авариях. По материалам выступления перед молодыми учеными ИБРАЭ РАН. Москва, 27 апреля 2012 года. URL:   http://www.ibrae.ac.ru/docs/109/guskovais.pdf   Копия, скриншоты: URL:  http://avkrasn.ru/article-4009.html

[11]   Радиобиология и радиационная медицина: судьба одного врача. По материалам лекции А.К. Гуськовой, ИБРАЭ РАН, 18 сентября 2013 года. URL:   http://lab54.ibrae.ru/images/Interwiev/lecture_guskova_18.09.2013.pdf  . Копия, скриншоты: URL:  http://avkrasn.ru/article-3961.html

[12]  Ангелина Константиновна Гуськова, член-корреспондент РАМН, профессор. Ответы на вопросы молодых ученых. Ответ на вопрос: "Может ли облученный пациент загрязнить или облучить окружающих?". Скриншоты.  URL:  http://avkrasn.ru/article-3923.html

[13] Научное приложение D к Докладу Научного комитета по действию атомной радиации (2008 год) Генеральной Ассамблее. URL:  http://www.unscear.org/docs/reports/2008/12-55525_Report_2008_Annex_D_RUSSIAN.pdf  .  Копия, скриншоты: URL:  http://avkrasn.ru/article-4016.html

[14]    А.К. Гуськова, И.А. Галстян, И.А. Гусев. Авария Чернобыльской атомной станции (1986–2011 гг.): последствия для здоровья, размышления врача. Под общей редакцией члена-корр. РАМН А.К. Гуськовой. М.: ФМБЦ имени А.И. Бурназяна, 2011. — 254 с. URL:  http://publ.lib.ru/ARCHIVES/G/GUS%27KOVA_Angelina_Konstantinovna/_Gus%27kova_A.K..html#002  . Отрывки из монографии (скриншоты) – URL:  http://avkrasn.ru/article-4018.html

[15] Гаяз Алимов.  Исполняя свой долг. Газета «Известия».   10 мая 1986 года.  URL:    http://pripyat.com/documents/izvestiya-10-maya-1986-g-ispolnyaya-svoi-dolg.html .    Копия, скриншоты:  URL:   http://avkrasn.ru/article-3913.html

[16] Беседы журналистов с Людмилой Игнатенко. Сборник. 1. Александра Денисова. «Последние семнадцать дней, которые прожил мой муж после аварии, я была рядом с ним, не подозревая, что облучение в 1600 рентген поразит и меня, и нашего нерожденного ребенка… ». 2. Алла Феофанова. "Вдова Героя Советского Союза". Скриншоты. URL:  http://avkrasn.ru/article-3824.html

[17] Типовые правила пожарной безопасности для жилых домов, гостиниц, общежитий, зданий административных учреждений и индивидуальных гаражей. Утверждены заместителем министра внутренних дел СССР К.И.Никитиным 20 ноября 1978 года. URL:  http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=ESU;n=36681

[18]  Самостоятельная военизированная пожарная часть № 6 (СВПЧ-6).  URL:  http://wikimapia.org/1866069/ru/Заброшенная-пожарная-часть-СВПЧ-6#/photo/2081433

[19] Чернобыль.  Десять лет спустя. Радиоактивное воздействие и последствия для здоровья населения. Оценочный доклад Комитета по радиационной защите и здравоохранению Агентства по ядерной энергии. Ноябрь 1995.    URL:  http://www.ibrae.ac.ru/russian/chernobyl-3d/bookcase14/bookcase14.htm. Копия:URL: http://avkrasn.ru/article-3170.html 

[20] Температуры воспламенения и самовоспламенения и другие свойства битума и графита. Скриншоты. URL:   http://avkrasn.ru/article-3992.html 

[21] Приказ МВД СССР от 25 января 1971 года № 12 "О введении в действие Норм снабжения вещевым имуществом начальствующего и рядового состава профессиональной пожарной охраны МВД СССР".  URL:   http://www.bestpravo.ru/sssr/gn-praktika/u6r.htm  ,  http://uristu.com/library/sssr/usr_7472/

[22]  МВД СССР.   1. Приказ  от 1 ноября 1985 года № 211  "Об утверждении боевого устава пожарной охраны". 2. Боевой устав пожарной охраны. URL:   http://www.libussr.ru/doc_ussr/usr_12964.htm . Копия: URL:  http://avkrasn.ru/article-3983.html

[ 23 ] Кримінальний кодекс України. Кодекс введено в дію з 1 квітня 1961 року Законом Української РСР від 28 грудня 1960 року. Кодекс втратив чинність з 1 вересня 2001 року.   URL: http://search.ligazakon.ua/l_doc2.nsf/link1/KD0006.html ,  копия: http://avkrasn.ru/article-3067.html

[24]  Чернобыль. Дни испытаний. "Радяньский письменник". Киев. 1988. Они были первые. Беседа  Гаяза Алимова и  Андрея Иллеш 28 мая 1986 года с профессором Ангелиной Константиновной Гуськовой. Страницы 131 - 137.  URL:   http://stalker-dolg-my.clan.su/_ld/1/140_chernobyl-dni-i.pdf . Копия, скриншоты:  URL:   http://avkrasn.ru/article-3924.html

[25]  М.И. Балонов. Международная оценка последствий Чернобыльской аварии: Чернобыльский форум ООН (2003–2005) и НКДАР ООН (2005–2008).  URL:   http://www.radhyg.ru/jour/article/viewFile/189/206  . Примечание: Доклад М.И. Балонова одобрила Российская научная комиссия по радиологической защите на заседании 14 марта 2011 года.  URL:   http://mrrc-obninsk.ru/rscrp?id=150

[26] Гуськова А.К. Атомная отрасль страны глазами врача. Москва. "Реальное Время". 2004. — 240 с. URL:   http://publ.lib.ru/ARCHIVES/G/GUS%27KOVA_Angelina_Konstantinovna/_Gus%27kova_A.K..html#002

[27]   Лживая информация о содержании объявления о временной эвакуации в опусе  Алексиевич "Чернобыльские молитвы". Раздел: "Одинокий человеческий голос".  URL:   http://avkrasn.ru/article-3849.html

[28] Юрий Николаевич Щербак.  Чернобыль. Раздел: Эвакуация. URL:  http://www.e-reading.mobi/chapter.php/148169/9/Shcherbak_-_Chernobyl%27.html 

[29] Михаил Кучко. Чернобыль: 30 лет спустя. Сельская газета.  21 марта 2016 года. URL:   http://belniva.sb.by/chtoby-pomnili/article/chernobyl-30-let-spustya.html .   Копия, скриншоты: URL:  http://avkrasn.ru/article- 3946.html

[30]  Суд над «Цинковыми мальчиками».  URL:  http://militera.lib.ru/research/aleksievich1/04.html .  Копия, скриншоты: URL:  http://avkrasn.ru/article-3971.html

[31]  Сцинтиляционный дозиметр ДРГЗ-02.  URL:   http://forum.rhbz.org/topic.php?forum=2&topic=82 .   Копия, скриншоты: URL: http://avkrasn.ru/article- 4006.html  .     Смотрите также отзыв:   URL:  http://komariv.livejournal.com/21285.html

[32]  Физические величины. Справочник. Под редакцией И.С. Григорьева, Е.З. Мейлихова. Москва. Энергоатомиздат. 1991.

[33] 1. Физический энциклопедический словарь. Статья "Нейтронные источники". Том 3. Москва. "Советская энциклопедия". 1963;  2. Физическая энциклопедия. Статья "Нейтронные источники". Том 3. Москва. "Большая Российская энциклопедия". 1992.

[34] 1. Физический энциклопедический словарь. Статья "Ядерные реакции". Том 5. Москва. "Советская энциклопедия". 1965;  2. Физическая энциклопедия. Статья "Фотоядерные реакции". Том 5. Москва. "Большая Российская энциклопедия". 1998.

[35]   Большой энциклопедический словарь. Главный редактор А.М. Прохоров. Том 1. Москва. "Советская энциклопедия". 1991 год.

[36] Неотложные медицинские решения и мероприятия у пострадавших. Раздел из монографии: А.К. Гуськова, И.А. Галстян, И.А. Гусев. Авария Чернобыльской атомной станции (1986–2011 гг.): последствия для здоровья, размышления врача. Под общей редакцией члена-корресподента РАМН А.К. Гуськовой. Москва. ФМБЦ имени А.И. Бурназяна. 2011.  URL:  http://avkrasn.ru/article-4047.html 

[37]   Статьи "Барокамера" и "Баротерапия" в БСЭ. URL:  http://bse.sci-lib.com/article097901.html ,  URL:   http://bse.sci-lib.com/article098025.html

[38]   Ангелина Константиновна Гуськова. Врач рядом с пострадавшими.  URL:   http://ignorik.ru/docs/index-933167.html?page=69  .   Копия:  URL: http://avkrasn.ru/article- 3791.html   

[39] Чернобыль в трех измерениях. Человек. Первые ликвидаторы. Лечение больных с острой лучевой болезнью.    URL:    http://www.ibrae.ac.ru/russian/chernobyl-3d/man/II_1_1.htm

[40] Ленина Семеновна Кайбышева. После Чернобыля. URL:   http://coollib.com/b/330221/read. Отрывок из книги. Скриншоты:  URL:  http://avkrasn.ru/article-4022.html

[41] Григорий Медведев. Чернобыльская тетрадь.  Уроки Чернобыля. URL:  http://library.narod.ru/tetr/tetr6.htm

[42] Выступление М. С. Горбачева по советскому телевидению 14 мая 1986 года.  Полный текст выступления: "Правда". 15 мая 1986 года. URL:    http://pripyat.com/documents/pravda-15-maya-1986-g-vystuplenie-m-s-gorbacheva-po-sovetskomu-televideniyu.html.  Копия: Первая часть выступления.  Скриншоты.   URL:   http://avkrasn.ru/article-3976.html


[43] Чернобыль в трех измерениях. Хронология событий (1986 год).  URL:   http://www.ibrae.ac.ru/russian/chernobyl-3d/chrono/1986.htm. Копия, скриншоты:  URL:  http://avkrasn.ru/article-3975.html

[44] Инструкция о порядке похорон и содержании кладбищ в РСФСР.  Приказ Министерства жилищно-коммунального  хозяйства РСФСР от 12 января 1979 года  № 25. URL:   http://docs.cntd.ru/document/9011254

 [45]  Статья «Воинские почести» в БСЭ. URL:   http://bse.sci-lib.com/article006144.html

[46]  Министерство здравоохранения СССР. Приказ от 19 ноября 1984 года № 1300. "О дальнейшем совершенствовании ведения медицинской документации, удостоверяющей случаи рождений и смертей".  URL: http://old.lawru.info/legal2/se18/pravo18820/page4.htm .   Копия:  URL:  http://avkrasn.ru/article-4001.htm

Последняя редакция статьи: 6 мая 2016 года.

 

 

 

 

 

Не понял насчет "прикормленной (не виртуальными госдеповскими $$, а материальными газпромовскими у.е.) московской шрапы?
При чем здесь Газпром?

Читал грамотную и достойную критику Алексиевич в Лит.России в 2014, впрочем, новосибирского автора. Неужели теперь, после награждения, нельзя было подобрать никого кроме прикормленной (не виртуальными госдеповскими $$, а материальными газпромовскими у.е.) московской шрапы?


Источник: http://avkrasn.ru/article-3384.html



Рекомендуем посмотреть ещё:



M - Log in
Новый футбольный сезон 2018Новые правила торговли пивом в 2018 годуПрогноз а зараева на 2018 годСколько жилой площади положено на одного человека в 2018 годуКуда поступить в 2018 в украине


Атомная школа возвращение часть 2 фильм 2018 смотреть Атомная школа возвращение часть 2 фильм 2018 смотреть Атомная школа возвращение часть 2 фильм 2018 смотреть Атомная школа возвращение часть 2 фильм 2018 смотреть Атомная школа возвращение часть 2 фильм 2018 смотреть Атомная школа возвращение часть 2 фильм 2018 смотреть



ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ